1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1738

Справедливость начинается с собственности

Зарплата и дивиденды

Опубликована статья кандидата в президенты России Владимира Путина «Строительство справедливости. Социальная политика для России». В ней он, в частности, пишет: «В конечном счёте заработная плата должна платиться не за факт принадлежности к определённому учреждению, а за реальный вклад в науку, образование, здравоохранение, культуру, в оказание обществу и гражданам конкретных услуг».

Но почему только зарплата госслужащих и в целом работников в различных сферах народного хозяйства должна увязываться с конечным результатом? А разве дивиденды владельцев капиталов не должны зависеть от достигнутого с использованием принадлежащей им собственности «реального вклада в науку, образование, здравоохранение, культуру, в оказание обществу и гражданам конкретных услуг», в развитее промышленности и сельского хозяйства?

Конечно, если компания сработала неэффективно, то и дивидендов может не быть. Но к чему лукавить – ведь это лишь малая доля правды. Способы выплатить дивиденды (и немалые) – находят. К тому же активно растущее благосостояние тех, кто в основном владеет средствами производства, и чиновников, располагающих необходимым административным ресурсом, темпы прироста их богатства существенно превосходят темпы роста отечественной экономики.

Но постановка очевидного вопроса и непредвзятый, объективный анализ с выводами и рекомендациями в дальнейшем подменяются рассуждениями о «квалификации и социальном самочувствии рабочих тех, кто является становым хребтом любой экономики... Между тем некоторые владельцы и менеджеры предприятий продолжают вести себя так, будто на дворе начало прошлого века. Как будто можно утвердиться на рынке за счёт экономии на работниках. С 2004 по 2010 гг. в экономике произошло существенное увеличение доли работников, занятых в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам, на 17%. Удельный вес таких рабочих мест вырос с 21% до 29%» .

Вот они, ключевые слова – экономия на работниках. Добавим буксующую модернизацию, признание, что «мы переоценили степень интереса крупных корпораций к национальной системе квалификаций, открытой для малого и среднего бизнеса… надо подключить все ресурсы государства», непрекращающийся отток капиталов, чиновничий произвол и административные барьеры, коррупцию и т.д. Не хочет крупный бизнес «вкладываться»? А зачем, если прибыль и так имеется (правда, пока), собственность сегодня есть, а завтра её могут отобрать, политические и социальные ориентиры изменчивы, перспективы «в тумане»? Если государство своими действиями прививает бизнесу спекулятивные наклонности, воспитывая в нём скорее алчного временщика, чем вдумчивого инвестора.

Нельзя, однако, не обратить внимания на обстоятельство, естественно действующее в правовом поле рыночной экономики, но явно диссонирующее с интересами российской экономической практики. Как известно, хозяин назначает зарплату своим наёмным работникам в строгом соответствии с величиной произведённых ими стоимостей, то есть с учётом рыночной оценки стоимости результатов их труда. И это справедливо (конечно, отвлекаясь от других факторов, влияющих, скажем, на эффективность труда в ту или иную сторону). По итогам года также принимается решение о выплате дивидендов. И это тоже в полном соответствии с законом.

Но, если российская экономика растёт слабо, качество её роста «неудовлетворительное», а с доходами владельцев капитала «всё в порядке», почему государство не должно иметь возможность «выражать своё мнение» относительно степени общественной полезности производства, принадлежащего тому или иному собственнику, в частности через налоговые механизмы? Например, стимулируя производственные достижения установлением налога на дивиденды меньше 9%, и, наоборот, повышая его величину и усиливая «подстёгивающее» воздействие в случае общественно неудовлетворительных макроэкономических результатов, невыполнения тех или иных значимых обязательств, планов, программ.

Глядишь, капитал будет менее спекулятивным, зато более инвестиционным, производящим истинные ценности. И производственная модернизация станет технологической потребностью и условием конкурентоспособности, а не вынужденной необходимостью, очередной кампанейщиной, формальным актом отчётности.

Достаточно вспомнить «грозные» совещания у президента страны с последовавшими вскоре бодрыми рапортами о разработанных планах модернизации и внедрении инноваций. И экономика будет расти не в сводках статистики, не в пределах погрешности на невнятные проценты, а в реальном исчислении, с хорошим темпом, уверенно и стабильно, зримо для всех и ощутимо для каждого. И в отношении общества к бизнесу будет больше позитива, дефицит которого огорчает премьера.

Труд и капитал: требуется соучастие

В предыдущем материале (Экономкласс для российской демократии. – См. здесь же) отмечено, что на съезде РСПП 9 февраля в очередной раз прозвучало предложение Владимира Путина найти удовлетворяющий государство, общество и бизнес путь решения проблемы «нечестной приватизации 1990-х», приведшей к недопустимому социальному расслоению и растущему бесправию работников. Возник вопрос: «Что это – приглашение к ответственному разговору или предвыборная риторика»?

И словно в ответ, в рассматриваемой публикации сформулировано предложение «изучить возможность законодательно расширить участие рабочих в управлении предприятиями (выделено ВТ). Такое участие практикуется – например, в Германии в форме так называемых производственных советов. В компетенцию таких советов у нас могла бы входить ежедневная организация труда коллектива от графиков рабочего времени до составления социального плана в случае закрытия каких-то производств, повышение квалификации работников».

Прямо скажем, не только Германия давно озаботилась проблемой смягчения противоречий между трудом и капиталом. Более 70 стран мира к концу прошлого столетия приняли и реализовали пакеты законов, расширяющих права работников в национальных экономиках, вплоть до возможности стать совладельцами или даже полными коллективными владельцами предприятий (Народные предприятия России – см. здесь же). Несомненно, данное предложение Владимира Путина – шаг в правильном направлении, только «ничтожно малый» и совершенно не адекватный объективному положению дел и напоминает, скорее, попытку своеобразного косметического ремонта.

К сожалению, работоспособность национального экономического механизма вызывает большие сомнения – аккуратным «подрегулированием» на западный манер не обойтись. Существует великая потребность в капитальном переустройстве российской экономики и социальной сферы, начиная с самых их основ. В преодолении отчуждения большинства работников – непосредственных производителей материальных и нематериальных ценностей и услуг – от средств производства и результатов труда. В сокращении растущей социальной дифференциации. И вообще, в смене парадигмы общественного развития, движущая сила которого в России всё больше определяется не столько преодолением естественных противоречий, сколько опасно вызревающим антагонизмом между трудом и капиталом.

Далее автор пишет: «Рынок труда квалифицированных рабочих нуждается в серьёзных переменах. Необходимо построить внутри рабочих профессий социальные лифты. В России надо воссоздать рабочую аристократию. К 2020 году она должна составить не меньше трети квалифицированных работников около десяти миллионов человек (с семьями 25 миллионов). Квалифицированные рабочие должны быть включены в национальную систему профессиональных квалификаций, оценка их профессионального уровня и получение новых квалификаций не должны замыкаться внутри отдельных предприятий, как это фактически сложилось в настоящее время. Это увеличит возможности рабочих на рынке труда, повысит их мобильность и в конечном счёте их заработки».

Однако разговоры о «рабочей аристократии» и миллионах квалифицированных рабочих «зависают» без обсуждения конкретных путей решения проблемы справедливого (с точки зрения частных и общественных интересов) владения собственностью, пользования национальными богатствами (природными и созданными упорным трудом многих поколений), распределения производимого общественного продукта.

Да, творческие личности, захваченные той или иной идеей, зачастую не замечают неудобств, готовы мириться с различными недостатками и несправедливостью, целеустремлённо продвигаясь к намеченной цели. Но, как писал классик, прежде чем думать и творить, человек должен есть, пить, иметь крышу над головой. Невозможно долго подменять отсутствие или недостаток жизненно необходимых удобств энтузиазмом и пропагандой светлого будущего. Об это убедительно свидетельствует опыт нашего недавнего прошлого.

Высококвалифицированный труд – творческий по определению, создаёт продукт, полезность которого во многом зависит от его доступности всё большему числу пользователей, чему всё чаще противоречит частная форма присвоения результатов такого труда.

Квалификация – важное, но не единственное условие обеспечения достатка и построения достойной жизни для себя и своих близких. И зарплата – «кем-то назначенная пайка» – как часто повторял академик Святослав Фёдоров, не должна быть единственным (что характерно сегодня для подавляющего большинства россиян) источником дохода. Подобное обстоятельство противоречит современным мировым трендам и означает, что не только «некоторые владельцы и менеджеры предприятий продолжают вести себя так, будто на дворе начало прошлого века» – российская власть во многом продолжает мыслить категориями прошлого.

Станет ли работник труда работником капитала?

Говорить (в рассматриваемой статье) надо не только и не столько о рабочих, сколько о работниках, занятых в сферах материального и интеллектуального производства, характеризуя этим термином рабочих и инженеров, медиков и учителей, учёных и деятелей культуры. И правильные слова о законодательном расширении участия рабочих в управлении предприятиями должны подразумевать исходное право и реальную возможность для работников труда одновременно являться и работниками капитала, в той или иной форме владеющими собственностью, приносящей доход.

В мировой экономике подобные процессы соучастия в управлении и распределении доходов, совместного владения, в частности, акционерным капиталом, создания неформальных самоуправляемых структур в различных сферах жизнедеятельности, называют демократией участия. В её основе – реальные права и возможности, благодаря которым десятки и сотни миллионов граждан в буквальном смысле слова стали хозяевами своей судьбы, связав собственное благополучие не только с личным профессиональным мастерством и эффективным трудом, но и с благополучием компаний, совладельцами которых (через акции либо другими способами) они являются.

В этом – суть. За рубежом не сотни тысяч (и не пара-тройка миллионов) акционеров, как в России, а десятки и сотни миллионов совладельцев собственности (в том числе акционерной в акционерных обществах, кооперативной в производственных кооперативах).

Экономическая политика в нашей стране должна определяться не интересами «меньшинства (двухсот тысяч миллионеров и нескольких десятков миллиардеров), а, в первую очередь, интересами и потребностями десятков миллионов работающих россиян, их естественным стремлением к заинтересованному труду и достойной жизни. И, естественно, интересами и потребностями более обеспеченной части россиян, не нуждающихся в том, чтобы руководящие чиновники причисляли их к среднему классу. Причина очевидна – они реально свободны и экономически независимы, а их доход определяется не только размером зарплаты и сопутствующих выплат, но, в немалой степени, складывается из дивидендов и других отчислений на принадлежащий им капитал. Не беда, что большинство из них миноритарии. В развитых демократиях право собственности жёстко охраняется, безусловно гарантируется и не зависит от волеизъявления чиновника – к чему и нам следует стремиться.

Не питая иллюзий, приходится констатировать, что имевшая место в 20-м веке трансформация капиталистической системы наполнила её важнейшие составляющие (в том числе экономику) демократическим содержанием. При этом последовательная, строго выверенная и рациональная («ни цента прибыли обществу сверх положенных отчислений») политика законодательного обеспечения демократизации производственных отношений во многом позволила передовым странам благополучно избежать социальных и экономических коллизий, завершить индустриальную стадию развития и успешно вступить в стадию постиндустриальную, открывающую качественно новые цивилизационные перспективы. Даже при всех мировых кризисах, включая нынешний экономический.

В современной России трудно вообразить массы работников, «самозабвенно пашущих на дядю» с надеждой на его последующую справедливую оценку их производственного вклада. Не менее трудно представить такого «дядю», внимательно прислушивающимся к советам своих наёмных работников, как разделить прибыль. Исключения, если они есть или будут, – лишь подтверждают правило. Об этом свидетельствуют практически все социологические исследования последнего времени, в том числе опросы аналитического центра газеты «Экономика и жизнь», проведённые в 2011 году (таблицы 1– 3).

Таблица 1. Считаете ли вы справедливым распределение национального богатства в России

Не считаю

88,4%

Считаю

6,30%

Затрудняюсь ответить

2,8%

Справедливо частично

2,6%

Без малого 90% читателей (как правило, не случайных и экономически образованных посетителей сайта ЭЖ) живут и работают с убеждением, что созданное предыдущими поколениями и производимое ныне в современной России распределено и потребляется несправедливо. Считают такое распределение полностью либо частично справедливым менее 10%. Надо полагать, что именно представители этой «десятки» позиционируют себя в качестве «выигравших» в ходе реформ, тогда как «проигравших» – в 2,5 раза больше. Национальное богатство всё более концентрируется в руках немногих. Так что власть обязана озаботиться тем, что подавляющее большинство граждан думает иначе.

Попутно отметим, что обещание Михаила Прохорова – в случае его избрания президентом страны расстаться со своими миллиардами и сделать это в интересах всего народа – при всей своей привлекательности, неожиданности и необычности, очевидный пиар, нежели конструктивное предложение. Потому что сразу же возникает вопрос: «А если не изберут?..»

Таблица 2. Вы удовлетворены своей работой

Удовлетворён

42%

Не удовлетворён

52%

Затрудняюсь ответить

6%

Таблица 3. Влияет ли эффективность вашей работы на величину зарплаты

Влияет

24%

Не влияет

66%

Затрудняюсь ответить

10%

Более половины опрошенных не удовлетворены своей работой, а две трети уверены, что демонстрируемая ими эффективность и результативность труда не сказывается на величине зарплаты. Сегодня удел большинства наёмных работников – статус «работающего бедного», отнюдь не вдохновляющий на трудовые подвиги. Однако более 40% опрошенных, удовлетворённых своей работой в компании, и почти четверть считающих, что отношение к своим производственным обязанностям влияет на получаемое вознаграждение, вселяют оптимизм.

Мы все плывём в одной лодке. Работодатели и работники – не исключение. Давно пора понять, что держаться за руки и сообща достигать результатов – более перспективно и выгодно, чем принуждать друг друга и руки выкручивать. Доминировать в корпоративных отношениях должен взаимный интерес, основанный на открытых и справедливых взаимоотношениях, а не вынужденная необходимость. Прочная и долговременная консолидация общества достигается осознанием единства справедливых целей, а не принуждением слабых сильными.

*****

«Нельзя быть чуточку беременной» – крылатая фраза времён перестройки. Нельзя актуальные проблемы, словно карты из колоды, «полностью или чуть-чуть выдёргивать друг за дружкой», причём делать это избирательно, архаично, не увязывая системно совокупность взаимно зависимых причин и следствий в единую причинно-следственную связь.

Увы, пока «воз и ныне там». В целом Россия бестолково (не для всех, разумеется) топчется на индустриальном уровне второй половины двадцатого столетия. Разовые выдающиеся достижения, соответствующие уровню требований «экономики знаний», погоды не делают. Иномарки, собранные на отечественных предприятиях, отдельные виды бытовой техники и продуктов питания известных иностранных брендов, мобильные телефоны и электронные карты – это всё равно ещё далеко не подступы к постиндустриализму. В лучшем случае – маленькие, нередко поверхностные и фрагментарные шажки новой индустриализации, отдельные попытки продвижения к индустриальным вершинам. Многочисленные программы и проекты, с помпой объявлявшиеся как «прорывные и судьбоносные», благополучно сгинули, канули в небытие.

Страна нуждается в адекватных, всесторонних реформах, предусматривающих целенаправленные, системные преобразования. Отдельные нововведения и видоизменения «то тут, то там» – условия, хоть и необходимые, но явно не достаточные, подобно сладкому изюму в булке, которая никогда не станет настоящим пирогом.

Среди первоочередных действий вновь избранного президента России – обеспечение справедливого (с точки зрения баланса индивидуальных, частных и государственных интересов) владения и пользования национальными богатствами, собственностью и результатами общественного труда.

Строительство справедливости должно начинаться с собственности.