1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1652

Российская экономика: свои и чужие

Позывной «свой – чужой» – специальный сигнал, позволяющий опознавать летательные аппараты с точки зрения их принадлежности. Научно-технический прогресс расширил возможности системы, придав ей способность не только определять, какие объекты «свои», а какие «чужие», но и классифицировать, принимать при необходимости решения об их дальнейшем сопровождении (поддержке) или уничтожении. Как известно, всякое сравнение хромает. Но не напрашивается ли аналогия с тем, что происходит в российской экономике и не только?

Россияне – финансовые патриоты?

Большая часть россиян намерена хранить крупные суммы денег только в России, не собирается (даже гипотетически) переводить их за границу, а следовательно, поступает патриотично – такой вывод сделан Фондом общественного мнения по результатам выполненного опроса (см. рисунок). Почти 60% граждан отнесли бы крупную сумму денег в российский, а не иностранный банк, инвестируя в отечественную экономику. И только каждый десятый респондент пристроил бы эти виртуальные деньги за границей («Финмаркет», 17 августа 2012 г.).

  Где следует хранить крупные суммы денег? (%)


В том, что основная масса населения хранит деньги в отечественных банках, нет ничего неожиданного или удивительного. Как и в том, что люди, у кого есть большие деньги, вывозят их за границу, где существуют гарантии, стабильность, привлекательные ставки, отсутствие налогов и др. Так рассуждают и поступают граждане в большинстве стран мира. Характерно, что лишь менее трети опрошенных россиян осуждает тех, кто хранит свои деньги за рубежом.

Вспомним, однако, о «русской диаспоре» в Лондоне в несколько сотен тысяч человек. О многих сотнях миллиардов (по некоторым данным, эта сумма близка к триллиону) долларов, правдами и неправдами вывезенных за рубеж, что сравнимо с размерами российского бюджета. Возникает логичный вопрос о корректности выбора групп респондентов: кого опрашивали?

К тому же усиливающаяся социальная дифференциация делает неопределённым само понятие «крупная сумма денег». Ведь если в среднем зарплата составляет 26 000 руб., а половина россиян располагает доходами менее 15 000 руб. в месяц, это свидетельствует о сильнейшем и растущем расслоении населения по уровню доходов (www.NEWSru.com, 23 августа 2012 г.).

Поэтому речь скорее могла бы идти о временном хранении денежных средств на банковских счетах «под рукой» в связи с предстоящими ближайшими тратами, нежели об их накоплении или отложенных тратах. В такой ситуации «гонять» туда-сюда «смешные деньги», как говорится, себе дороже. Так что не о патриотизме следует говорить, как бы красиво это ни звучало, а о прозе жизни, элементарном житейском расчёте.

Другое дело – значительные суммы, с ростом которых при существующем положении дел в российской экономике вероятность долгосрочных вложений за рубежом вполне может повышаться. Мы не пытаемся выяснить, о каких суммах должна идти речь, но, чтобы подтвердить или опровергнуть данное предположение, актуально выявление вероятности размещения таких потенциально инвестиционных вкладов в России или за рубежом в зависимости от их размеров. Возможно, даже удалось бы установить некую критическую величину такой суммы, с превышением которой деньги, при существующем положении дел, практически всегда будут «уплывать» за рубеж. Очевидно, что чем такой порог выше, тем привлекательнее условия инвестирования дома. Чем, кстати, не ориентир при прогнозировании притока и оттока капиталов – разве не более объективный, чем «субъективные ощущения» официальных представителей Центробанка, Минфина и других структур финансового блока?

Жить стало лучше?

В 1-м полугодии 2012 г. отмечен рост сбережений в рублевых вкладах, впервые превысивший 10 трлн руб. Одновременно росло потребление, в том числе покупки в кредит. Вывод Минэкономразвития не замедлил себя ждать: россияне стали тратить денег больше, чем сберегать. Как отмечают эксперты, это вложения в дорогостоящие товары – в недвижимость, автомобили или дорогую технику, – спрос на которые был отложен во время кризиса. Однако реализовать мечту зачастую можно лишь в кредит, так как в наличии есть только сумма, необходимая для первоначального взноса за товар, а остальное приходится занимать у банка(www.News.mail.ru, 28 августа 2012 г.).

Утверждение, чтороссияне не стали больше сберегать, а больше покупают дорогих вещей, опасаясь кризиса, справедливо частично и требует корректного применения. Опросы аналитического центра газеты «Экономика и жизнь», выполненные ещё в 2011 г., показали, что большинство не сберегает, потому что тратит на текущие нужды (табл. 1 и 2).

Таблица 1. Вы ожидаете повышения своих доходов? Планируете увеличить свой банковский вклад? (%)

Нет. Нет вклада

45,6

Нет. Не планирую

24,3

Да. Увеличу на более чем 50%

6,5

Да. Увеличу до 10%

5,9

Да. Не планирую

5,9

Да. Увеличу до 25%

5,2

Затрудняюсь ответить

4,6

Да. Увеличу до 50%

2

Банковские вложения возможны, если ожидаемые доходы в достаточной степени превышают минимум, необходимый рядовому россиянину для удовлетворения привычных жизненных потребностей и осуществления текущих и других запланированных платежей. Разумеется, при условии, что иные способы капитализации полученного дохода не представляются более привлекательными.

Как следует из данных опроса, у 45% ответивших нет банковского вклада. Порядка 25% имеют вклады, но не ждут увеличения своих текущих доходов. Ещё 6% не понесут деньги в банк даже при повышении доходов.

Иными словами, три четверти респондентов как реальные вкладчики рассматриваться не могут. Тех же, кто готов ими стать, не более 20–25% (цифра, совпадающая с оценками в ряде отчётов и прогнозов).

Смена модели поведения – от сберегательной на увеличение расходов – учитывает влияние инфляции (объективный размер которой упорно не замечает Росстат) и существенный рост цен (в том числе ожидаемый по многим товарным группам и услугам). По мнению специалистов, количество вкладчиков практически не меняется. Среди причин прироста сбережений прежде всего ощутимый приток вкладов, обеспечиваемый состоятельными людьми (когда условия вложения средств, например, в ценные бумаги или недвижимость их не устраивают), пополнение старых вкладов и начисление процентов на них, а также ежемесячное перечисление пенсий миллионам пенсионеров на их счета в банках (в первую очередь в Сбербанке). Поэтому прирост депозитов населения остаётся в силе.

Таблица 2. Какие траты вы планируете в 2011 г.?

(%, можно отметить несколько вариантов)

Денег хватит только на текущие расходы

59

Использую на отпуск

18,6

Потрачу на образование

14,1

Приобрету автомобиль

11,5

Куплю бытовую технику

10,3

Куплю недвижимость (квартиру, дом, участок)

8

Другое

5,5

Вложу в ценные бумаги

3,2

Без малого у 60% населения денег хватает только на скромные (не забудем о доходах менее 15 000 руб. в месяц) текущие расходы. Потратят часть дохода на отпуск чуть менее пятой части опрошенных, на образование – менее 15%. Чуть более 11% планируют приобрести автомобиль, а бытовую технику купят всего лишь 10%. Порядка 8% приобретут недвижимость, что подтверждает весьма высокий уровень доходов данной категории граждан. Менее 4% потратят деньги на другие цели, в частности, на ремонт квартиры, продолжат копить средства на переселение из районов Крайнего Севера на материк, постараются погасить долги и т.д. Всего 3,2% готовы приобрести ценные бумаги – удручающий показатель недопустимо низкого числа российских акционеров, подтверждающий запредельно высокую степень концентрации капиталов и прочих активов в руках незначительной части населения.

Таким образом, большинство опрошенных (и, следовательно, большинство работающих россиян и членов их семей) по сути лишь поддерживают свою жизнедеятельность скромными финансовыми возможностями, пассивно, а не активно участвуя в стимулировании и развитии внутреннего спроса и слабо содействуя расширенному воспроизводству отечественной экономики. Немногие могут купить недвижимость, автомобиль, бытовую технику, потратиться на образование, то есть реализовать функции, подтверждающие реальность политики вложения в человеческий капитал и соответствующие набирающим силу глобальным постиндустриальным трендам.

Нужно быть большим оптимистом, чтобы разглядеть в полученных ответах заделы и предпосылки, стимулирующие модернизационные и постиндустриальные преобразования, внедрение конкурентных технологий и т.д. в экономику и другие жизненно важные сферы.

Надежды на значительное расширение внутреннего рынка постоянно наталкиваются на серьёзную проблему невысокой платёжеспособности населения, ограничивающей потребительский спрос и соответственно предложения отечественных производителей. Потребление богатых и очень богатых россиян тоже весьма условно содействует развитию данного процесса, так как значительная часть дорогостоящих (элитных) товаров и услуг, приобретаемых такими россиянами (автомобили, сложная бытовая техника, мебель, строительные и отделочные материалы), производится за рубежом или находится там (недвижимость). К тому же миллионы россиян проводят отпуск и отдыхают за границей – Турция, Египет, Крым (Украина), страны Европы и т.д. Понятно, всё это инвестиции мимо российской экономики – в экономику других стран.

В 2011 г. россияне потратили за рубежом 32,5 млрд долл., то есть сумму, равную всему объёму банковских вкладов страны. Причём эти траты продемонстрировали рост по сравнению с 2010 г. примерно на 50%. В марте этого года по сравнению c мартом прошлого года расходы на оплату товаров за рубежом (учитывается статистика оплаты банковскими картами) выросли на 37%, а на покупку недвижимости – на 22% (там же).

Но не будем обманываться. При средней зарплате менее 1000 долл. США в месяц и половине населения с доходами менее 500 долл. США в месяц всё трудоспособное население (порядка 70 млн россиян) в месяц зарабатывает не более 70 млрд долл. США. А сколько потрачено наличных? Очевидно, что вывозит и тратит валюту за рубежом, одновременно увеличивая свой банковский вклад, отнюдь не большинство тех, кто своим трудом производит реальные стоимости, но едва сводит концы с концами.

Оставим без комментариев утверждение главы банка «Тинькофф Кредитные системы» Олега Тинькова: «Российские потребители не верят в завтра, они верят в сегодня – мы любим тратить, мы любим покупать Mercedes» (там же). Заметим, однако, что далеко не всем россиянам по карману даже продукция АвтоВАЗа. Образно говоря, социальные различия в стране не только доросли до различий между «жигулями» и «мерсами», но, пожалуй, даже превосходят их.

Хорошо известно, что резкий толчок к состоявшемуся социальному расслоению российского общества дала приватизация. В 1992–1994 гг. приватизировали 135 600 госпредприятий, акционерами которых стали 40 млн граждан РФ, оказавшихся, по меткому определению экономистов, нищими акционерами. Согласно оценкам Института экономики РАН, по состоянию на 2012 г. 2,5%населения контролируютболее 70% всей собственности России. По уровню неравенства РФ рядом с Кенией, Бурунди и Сенегалом («Аргументы недели», 22 августа 2012).

Как не вспомнить убеждённость Папы Римского Иоанна Павла II в том, что «собственность должна приобретаться прежде всего посредством труда и служить труду. И это касается в первую очередь собственности на средства производства» («Может ли экономика быть справедливой» – см. здесь же). И что интересно – число верующих в нашей стране растёт, в том числе и среди тех, кого принято считать элитой общества, однако религиозность не мешает творить несправедливость…

Нечего удивляться, что уверенность в нелегитимном характере итогов приватизации со временем не уменьшается. Опросы читателей «ЭЖ» и студентов экономических специальностей из 21-го российского региона показывают (табл. 3): большинство россиян разных поколений убеждено, что всё, созданное предыдущими поколениями и производимое ныне в современной России, распределяется и потребляется несправедливо. Тех, кто считает полностью либо частично справедливым распределение национального богатства, явное меньшинство.

Таблица 3. Считаете ли вы справедливым распределение национального богатства в России? (%)


Читатели «ЭЖ»

Студенты

Не считаю

88,3

40–55

Считаю

6,3

10–25

Справедливо частично

2,6

18–23

Затрудняюсь ответить

2,8

9–18

Почти двукратное превышение «несогласных» среди читателей «ЭЖ» над студентами, на наш взгляд, объяснимо. Молодые люди относятся к более младшей возрастной группе и не застали не только государственную («общенародную») собственность, но и её делёж в «лихие девяностые». Однако это не означает их более лояльного отношения к происходящему, и не повод надеяться, что общественное недовольство с приходом следующих поколений постепенно будет ослабевать.

Несмотря на то что сегодня они не принимают активного участия в производстве товаров и услуг, уже сейчас половина из 25 000 опрошенных студентов оценивает сложившуюся ситуацию как нелегитимную. С несправедливым распределением производимого национального дохода (если, конечно, ситуация не изменится) они столкнутся, как только закончат обучение и войдут в реальную экономику. Какие формы тогда примет неизбежный протест, можно только гадать. Но вероятность того, что негативная реакция может «зашкалить», преуменьшать не следует…

Мировая статистика свидетельствует: страна, в которой уровень дохода на душу населения превышает 10 000 долл., является богатой, демократической страной. Россия выпадает из общего правила, несмотря на то что ВВП на душу населения сравним с данным показателем. Формально мы сейчас богатая страна, но демократия слаба, элита занята извлечением ренты, доступ в элиту закрыт, социальные лифты не работают в принципе. Поэтому известный рост экономики демократию не приближает и реальный уровень благосостояния резко дифференцируется по социальным группам, катастрофически ужимаясь для большинства граждан и нивелируя значение ВВП на душу населения как показателя уровня жизни («Ведомости», 23 июня 2011 г.).

Ширящимся потоком деньги текут мимо большинства, неприлично обогащая избранных. Сегодня 10% самых богатых получают 33,5% всех доходов. 200 граждан, 62 из которых долларовые миллиардеры, владеют в общей сложности 12,5 трлн руб. Это больше годового дохода федерального бюджета («Аргументы недели», 22 августа 2012 г.). Неудивительно, что в отношениях между трудом и капиталом вместо эффективного, общественно полезного взаимодействия в «интересах всех и каждого» усиливаются противоречия, грозящие дорасти до непримиримых.

Вряд ли приходится сомневаться, что несправедливое распределение национального богатства в России является одним из самых серьёзных и долговременных препятствий в реализации планов руководства страны по модернизации и новой индустриализации. Уместно, как и в прошлой публикации «Почему должно быть „тем лучше – чем хуже“?» (см. здесь же), снова напомнить примечательное высказывание М. Фридмана: «У политики есть своя невидимая рука, действующая в направлении, противоположном тому, в котором действует невидимая рука рынка» (М. Фридман и Ф. Хайек о свободе/ пер. с англ. под ред. А. Бабича. – САТО INSTITUTE, 1985. – 135 с).

Обслуживая интересы меньшинства и неуклонно превращаясь в экономику «работающих бедных» – недружественную к большинству граждан страны, всё более отчуждаемых от результатов своего труда, – современная российская экономика тем самым наглядно демонстрирует, кто в ней «свой», а кто «чужой».