1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 5041

Реформирование законодательства о юридических лицах

Подготовлена новая редакция Гражданского кодекса, содержащая многочисленные и принципиальные новеллы, касающиеся правового положения юридических лиц. Учитывая высокий статус разработчиков поправок, можно предположить, что большинство изменений будет одобрено законодателем. Поэтому обсуждение предлагаемых новелл актуально уже сейчас. Проанализируем наиболее значимые поправки, акцентируя внимание на коммерческих организациях.


Цели обозначенные и скрытые

Инициатором реформирования законодательства выступил Совет при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. Одобрив это предложение, Дмитрий Медведев издал Указ от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». В данном документе обозначены следующие цели, побудившие президента поддержать сторонников законодательной реформы:

— дальнейшее развитие основных принципов российского гражданского законодательства, соответствующих новому уровню развития рыночных отношений;

— отражение в Гражданском кодексе опыта его применения и толкования судом;

— сближение положений названного Кодекса с правилами регулирования соответствующих отношений в праве Европейского союза;

— использование в российском гражданском законодательстве новейшего положительного опыта модернизации гражданских кодексов ряда европейских стран;

— поддержание единообразия регулирования гражданско-правовых отношений в государствах СНГ;

— обеспечение стабильности гражданского законодательства Российской Федерации.

Однако анализ новелл позволяет говорить о том, что разработчики исходили не только из вышеназванных целей, но и учли негативные реалии российского бизнеса. Прежде всего речь идет о злоупотреблении правом недобросовестными участниками гражданских правоотношений. Это касается и внутрикорпоративных отношений в акционерных обществах и других организациях. Для нейтрализации этого негатива новая редакция ст. 1 ГК РФ относит добросовестность к основным началам гражданского законодательства. Предусмотрено, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей следует действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Некоторые изменения, касающиеся вопросов создания и деятельности юридических лиц, также явно имеют свою необозначенную подоплеку. Но об этом мы поговорим позже.

Поправки в Гражданский кодекс разработали члены названного Совета, состоящего из авторитетных ученых-правоведов и практических работников. Изменения столь многочисленны и существенны, что фактически речь идет о новой редакции указанного Кодекса.

В настоящее время на сайте Высшего арбитражного суда РФ размещены проекты изменений разделов I, III и VI ГК РФ. Позже будут обнародованы проекты поправок в разделы II и VII названного Кодекса. Предметом нашего обсуждения будут новеллы, внесенные в главу 4 Гражданского кодекса, в которой содержатся положения о юридических лицах.


Юридическое лицо с новыми чертами

Кардинальные изменения начинаются с первой же статьи вышеназванной главы. Напомним, что в ст. 48 ГК РФ дается понятие «юридическое лицо». Разработчики значительно сократили эту норму, сделав акцент именно на определении общего понятия. Согласно новой редакции п. 1 ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Как видим, в приведенном пункте отсутствует перечисление всех возможных прав юрлиц на свое имущество. И это с учетом фундаментального характера нормы правильно.

Из данного пункта также исключено положение о том, что юридические лица должны иметь самостоятельный баланс и (или) смету. Видимо, разработчики сочли неуместным обозначать признаки юрлица чисто бухгалтерскими понятиями, не имеющими законодательного определения.

Пункт 2 ст. 48 ГК РФ полностью изменен, а п. 3 данной статьи исключен. Напомним, что в настоящее время в этих пунктах содержится классификация юрлиц. Разработчики сочли целесообразным посвятить классификации другие статьи. Новая редакция п. 2 ст. 48 ГК РФ устанавливает, что юридическое лицо должно быть зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц в одной из организационно-правовых форм, предусмотренных Гражданским кодексом.

Статья 49 ГК РФ, определяющая правоспособность юрлица, в настоящее время оговаривает, что отдельными видами деятельности юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Новая редакции данного положения уточняет, что основанием может быть также членство в саморегулируемой организации. Данная новелла связана с появлением этого вида организаций.

В статье 50 ГК РФ, подразделяющей организации на коммерческие и некоммерческие, полностью изменен п. 4. Его новая редакция устанавливает, что для материального обеспечение основной (уставной) деятельности некоммерческие организации могут осуществлять иную, приносящую им доход деятельность, виды которой определены в их уставах и соответствуют целям создания и основной деятельности. Также оговорено, что некоммерческая организация, осуществляющая приносящую доход деятельность, должна иметь обособленное имущество, гаранти-
рующее интересы ее кредиторов, в размере не менее минимального уставного капитала, предусмотренного для ООО.

Появление этой новеллы, безусловно, связано с грядущей коммерциализацией бюджетных учреждений. Также отметим, что минимальный уставный капитал для обществ с ограниченной ответственностью предлагается установить в размере 500 000 руб.


Создание и регистрация

Новая ст. 50.1 ГК РФ определяет в общем виде процедуру принятия решения о создании юридического лица. Видимо, по замыслу разработчиков, данная норма будет базовой для иных положений законодательства, детализирующих эту процедуру в отношении различных видов юридических лиц.

Указанная статья, в частности, устанавливает, что юридическое лицо создается на основании соответствующего решения учредителя (учредителей). В таком решении указываются сведения об утверждении устава, о порядке, размере, способах и сроках образования имущества юридического лица, об избрании (назначении) его органов. В решении о создании корпоративного юридического лица (об этом новом понятии — ниже) указываются также сведения о результатах голосования учредителей по вопросам учреждения юридического лица, о порядке совместной деятельности учредителей по его созданию.

Принципиальные изменения внесены в ст. 51 ГК РФ, содержащую положения о государственной регистрации юридических лиц. Главная новация — из п. 1 данной статьи следует, что государственная регистрация юридических лиц будет осуществляться в уполномоченном органе юстиции. Как видим, разработчики сочли целесообразным вернуться к ранее действовавшему порядку регистрации. Чем же этот вызвано?

Передавая функции госрегистрации юридических лиц налоговым органам, законодатель стремился максимально сократить процесс создания субъектов предпринимательской деятельности. Отход от принципа «одного окна», конечно, осложнит указанный процесс. Не отрицая этого, разработчики поправок считают изменение необходимой мерой. По их мнению, простота процедуры регистрации и недостоверность реестра юридических лиц способствуют рейдерским захватам и использованию фирм-однодневок.

Статья 51 ГК РФ значительна расширена: в ней довольно подробно регламентируется процедура регистрации. Отметим, что разработчики вновь обращаются к понятию «добросовестность». Предусмотрено, что лицо, добросовестно полагающееся на данные Единого государственного реестра юридических лиц, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным обстоятельствам. Юридическое лицо не вправе в отношениях с лицами, полагавшимися на данные ЕГРЮЛ, ссылаться на данные, не внесенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем, за исключением случаев возбуждения и расследования уголовных дел. При этом юрлицо обязано возместить убытки, причиненные другим участникам гражданского оборота вследствие непредставления, несвоевременного представления или представления недостоверных данных о нем в ЕГРЮЛ.

Ужесточаются требования к процедуре регистрации. В частности, предусмотрено, что до госрегистрации юридического лица, изменений его устава или до включения иных данных в реестр, орган юстиции обязан провести в порядке и срок, предусмотренный законом, проверку законности оснований государственной регистрации и достоверности данных, включаемых в ЕГРЮЛ, в также соответствия законодательству содержания устава. Упоминание о проверке устава означает, что этот документ будет подвергаться тщательной экспертизе. Можно ли избежать такой экспертизы?

По нашему мнению, дальнейшая оговорка позволяет предполагать, что волокита с проверкой устава не всегда будет обязательной процедурой. Предусмотрено, что в случае использования типового устава проверка осуществляется с особенностями, предусмотренными законом о государственной регистрации юридических лиц. О каких же типовых уставах идет речь?

Забегая вперед, обратимся к другой новелле, содержащейся в п. 2 ст. 52 ГК РФ. Данным пунктом установлено, что для госрегистрации юрлиц их учредители могут использовать типовые уставы, образцы которых утверждаются уполномоченным органом юстиции, осуществляющим указанную регистрацию. Можно предположить, что при буквальном следовании упомянутым образцам при подготовке устава появляется возможность требовать от чиновников проведения экспертизы в упрощенном порядке и избежать их придирок. При этом учредители смогут не прибегать к дорогостоящим услугам профессионалов, специализирующихся на подготовке соответствующих документов. Но это не относится к тем, кто захочет отразить в уставах какие-либо особенности, в связи с чем учредительные документы не будут полностью соответствовать утвержденным образцам уставов.

Как положительный момент отметим, что согласно п. 5 ст. 51 ГК РФ отказ в государственной регистрации юридического лица, а также уклонение от такой регистрации могут быть оспорены в суде.

Также допускается признание судом госрегистрации юрлица недействительной в связи с допущенными при его создании грубыми нарушениями закона, если эти нарушения носят неустранимый характер. Включение в ЕГРЮЛ данных о юридическом лице может быть оспорено в суде, если такие данные недостоверны или включены в реестр с нарушениями закона. Предусматривая такие положения, разработчики, видимо, имели в виду борьбу с рейдерством.

Можно предположить, что нормы ст. 51 ГК РФ, регламентирующие процедуру госрегистрации юрлиц, станут правовой базой соответствующего специального закона, регулирующего правоотношения в этой сфере.

Внесены изменения и в ст. 52 ГК РФ, определяющую учредительные документы юридических лиц. Об одной новелле, касающейся типовых уставов, мы уже сказали. Обозначим другие новации. Из пункта 1 указанной статьи следует, что как общее правило юридическое лицо действует на основании устава, который утверждается его учредителями (участниками). Как видим, из названного пункта исчезло упоминание об учредительном договоре. В то же время согласно новой редакции п. 3 ст. 52 ГК РФ хозяйственное товарищество действует на основании учредительного договора, который заключается его участниками и имеет юридическую силу устава. А из пункта 4 указанной статьи следует, что в случаях, предусмотренных законом, учреждение может действовать на основании единого типового устава, утвержденного его учредителем или уполномоченным им органом для учреждений такого рода.


Ответственность руководителей

Прежде всего обратим внимание на важное дополнение, внесенное в п. 3 ст. 53 ГК РФ. Напомним, что данная статья содержит основные положения об органах юридического лица.

В настоящее время п. 3 ст. 53 ГК РФ предусматривает что лицо, которое в силу закона, учредительных документов юрлица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемой организации добросовестно и разумно. Из новой редакции указанного пункта следует, что такую же обязанность несут члены коллегиальных органов юридического лица (наблюдательного совета, совета директоров, правления и т.п.).

Логичным продолжением обозначенной новеллы следует признать новую ст. 53.1 ГК РФ, устанавливающую ответственность всех вышеуказанных лиц, а также лиц, определяющих действия юридического лица.

В частности, предусмотрено, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или устава юрлица уполномочено выступать от его имени, обязано по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юрлица, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. Ответственности он может избежать только в случае, если докажет, что убытки возникли в результате действий, совершение которых соответствовало обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску, либо в результате действий, совершенных по указанию учредителей (участников), либо вследствие непреодолимой силы.

Такую же ответственность несут члены коллегиальных органов юридического лица, за исключением тех из них, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение юрлицу убытков, или не принимал участие в голосовании.

Установлена ответственность лица, имеющего фактическую возможность определять действия юридического лица, за убытки, причиненные им юрлицу, если не докажет, что такие убытки возникли в результате действий, совершение которых соответствовало обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску. Кого именно имели в виду разработчики? Видимо, к таким лицам следует относить прежде всего акционера, владеющего контрольным пакетом акций, и участника ООО, имеющего преобладающую долю в уставном капитале общества.


Дополнительные критерии разграничения

Принципиальной новеллой следует считать ст. 65.1 ГК РФ, которая подразделяет юридические лица на корпоративные и унитарные. При этом следует отметить, что разработчики не отказались от ныне существующего разграничения организаций на коммерческие и некоммерческие.

Новая статья устанавливает, что юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом на участие в управление их деятельностью (право членства), являются корпоративными организациями (корпорациями). К ним относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы, общественные организации граждан, ассоциации и союзы.

К унитарным организациям отнесены юридические лица, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства. К таким организациям относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, фонды, учреждения, а также религиозные организации. В связи с участием в корпоративной организации ее участники приобретают корпоративные (членские) права и обязанности в отношении созданного ими юридического лица, за исключением оговоренных Гражданским кодексом РФ случаев.


Корпоративные права и обязанности

Логичным развитием положений ст. 65.1 ГК РФ стало введение новой ст. 65.2, определяющей права и обязанности участников (членов) корпорации. Из содержания этой статьи следует, что особенности в этой сфере правоотношений применительно к отдельным видам корпоративных организаций будут установлены специальным законом. Таким законом, в частности, может быть закон о хозяйственных обществах, который неоднократно упоминается в проекте новой редакции Гражданского кодекса.

Статья 65.2 ГК РФ устанавливает, что участники (члены) корпорации вправе:

— участвовать в управлении имущественными делами корпорации (за исключением вкладчиков в товариществе на вере);

— получать информацию об имущественной деятельности корпорации, а в случаях, предусмотренных законом или уставом корпорации, знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией;

— обжаловать решения органов корпорации, влекущие гражданско-правовые последствия, в случаях и в порядке, предусмотренных законом;

— в случаях, предусмотренных законом, оспаривать совершенные корпорацией сделки и требовать возмещения причиненных корпорации убытков.

Закон и уставы корпораций могут предусматривать иные права их участников (членов).

Обратим внимание на то, что перечисленные права не являются абсолютными, за исключением права участвовать в управлении имущественными делами корпорации, которое ограничено только кругом юридических лиц.

Учитывая печальные реалии российского бизнеса, разработчики предусмотрели особое право лица, незаконно изгнанного из корпорации. Установлено, что участник (член) коммерческой корпорации, утративший помимо своей воли права участия в ней, вправе требовать:

— возвращения ему доли участия, перешедшей к иным лицам, с выплатой им справедливой компенсации, определяемой судом;

— возмещения убытков за счет лиц, виновных в утрате доли.

Также оговорено, что суд может отказать в возвращении доли участия, если это приведет к явно несоразмерному лишению иных лиц прав участия или повлечет крайне негативные социальные и иные публично значимые последствия. В этом случае лицу, утратившему помимо своей воли права участия, за счет виновных лиц выплачивается справедливая компенсация, определяемая судом.

К обязанностям участников (членов) корпорации разработчики отнесли:

— участие в образовании имущества корпорации в порядке, размере, способом и в сроки, предусмотренные Гражданским кодексом РФ, иными законами или уставом;

— неразглашение конфиденциальной информации о деятельности корпорации;

— участие в принятии корпоративных решений, необходимых в соответствии с законом для осуществления деятельности корпораций.

Последняя из обозначенных обязанностей, на наш взгляд, очень важна. Ведь в определенных случаях пассивность участников хозяйственных обществ (зачастую намеренная) может привести к стагнации организации.


Корпоративное управление

Новая ст. 65.3 ГК РФ посвящена вопросам управления в корпорации. Сразу обратим внимание: данная статья содержит общие положения, которые распространяются на все виды корпоративных организаций. Что касается специфики управления отдельными видами корпораций, то проект редакции Гражданского кодекса оговаривает такую специфику в других положениях, которые мы также обсудим. Причем из содержания этих положений следует, что вопросы управления в некоторых корпоративных организациях будут детализированы в законе о хозяйственных обществах. Отметим, что полностью исключены ст. 91 ГК РФ, регулирующая вопросы управления в обществе с ограниченной ответственностью, и ст. 103 названного Кодекса, посвященная управлению в акционерном обществе.

Таким образом, новая ст. 65.3 ГК РФ является базовой нормой, в которой сосредоточены общие для всех корпораций положения в сфере управления, которые при необходимости будут впоследствии детализированы специальным законодательством.

Статья 65.3 ГК РФ, в частности, устанавливает, что высшим органом корпорации является общее собрание ее участников (членов). Назовем вопросы, отнесенные к исключительной компетенции данного органа:

— определение приоритетных направлений деятельности корпорации, принципов образования и использования ее имущества;

— принятие и изменение устава;

— определение порядка приема в члены корпорации и исключение из числа ее членов, за исключением случаев, когда такой порядок определен законом;

— образование других органов корпорации и досрочное прекращение их полномочий, если уставом в соответствии с законом это правомочие не отнесено к компетенции иных коллегиальных органов;

— утверждение годовых отчетов и бухгалтерских балансов корпорации, если ее уставом в соответствии с законом это не отнесено к компетенции иных коллегиальных органов;

— принятие решений о создании корпорацией других юридических лиц или об участии в них;

— принятие решений о создании филиалов и открытии представительств;

— принятие решений о реорганизации и ликвидации корпорации, назначении ликвидационной комиссии (ликвидатора) и об утверждении ликвидационного баланса;

— избрание ревизионной комиссии (ревизора) и назначение аудитора корпорации.

Обратите внимание: действующее законодательство не относит некоторые из вышеуказанных вопросов (по крайней мере в том виде, в каком они сформулированы разработчиками) к компетенции общего собрания отдельных видов хозяйственных обществ. Тем самым очень важные вопросы отдаются на откуп другим коллегиальным органам управления и единоличному органу управления. К таким вопросам можно отнести, например, определение приоритетных направлений деятельности корпорации, принципов образования и использования ее имущества, а также принятие решений о создании корпорацией других юридических лиц или об участии в них.

Статья 65.3 ГК РФ допускает возможность образования постоянно действующего коллегиального органа (наблюдательного или иного совета), контролирующего деятельность исполнительных органов корпорации. Важной является оговорка о том, что в состав наблюдательного совета корпорации не могут входить ее единоличный исполнительный орган и члены коллегиальных исполнительных органов. Данное предписание исключает возможность контролировать фактически самих себя.

Отметим, что решения общего собрания участников корпорации и иного действующего ее коллегиального органа, а также состав участников, присутствующих при их принятии, подлежат нотариальному удостоверению. Это положение если не исключает, то по крайней мере значительно уменьшает риск фальсификации важных документов.

Статья 65.3 ГК РФ также устанавливает, что в корпорации образуется единоличный исполнительный орган. Такой орган может именоваться директором, генеральным директором, председателем. Допустимы и иные наименования. В случаях, предусмотренных законодательством или уставом корпорации, в ней образуется также коллегиальный исполнительный орган (совет директоров, правление, дирекция и т.п.). И единоличный, и коллегиальный исполнительные органы, подотчетны высшему органу управления корпорации и постоянно действующему коллегиальному органу.

Таким образом, исходя из критерия функциональности, можно выделить три вида органов управления в корпорации:

— высший орган;

— исполнительный орган (единоличный и коллегиальный);

— контролирующий коллегиальный орган.

По нашему мнению, выделение наблюдательного совета именно как органа, осуществляющего постоянный контроль за деятельностью исполнительных органов корпорации, имеет важное значение. Дело в том, что действующее корпоративное законодательство прямо не предусматривает образования в акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью именно контролирующего органа.


Особая ответственность единственного участника

Параграф второй обсуждаемой главы Гражданского кодекса РФ в настоящее время озаглавлен «Хозяйственные товарищества и общества». Разработчики предлагают озаглавить данный параграф «Коммерческие корпоративные организации».

Сразу отметим принципиальную новеллу, введенную в ст. 66 ГК РФ, содержащую общие положения о хозяйственных товариществах и обществах. Возможность создания общества одним лицом, которое становится его единственными участником, сохранена. В то же время такой участник будет нести субсидиарную ответственность по обязательствам хозяйственного общества, возникшим в результате исполнения обществом его указаний.

Обратим внимание на то, что действующее законодательство не предусматривает особенности ответственности единственного участника общества. Возможность субсидиарной ответственности участников ООО (вне зависимости от их числа) в настоящее время предусмотрена ст. 3 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО). Данная статья устанавливает, что в случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников или по вине других лиц, которые имеют право давать обязательные для ООО указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Системный анализ обсуждаемой новеллы и приведенных положений Закона об ООО позволяет сделать следующие выводы. Потенциальная возможность привлечения единственного участника общества к субсидиарной ответственности гораздо выше по сравнению с участниками ООО, в том числе и по сравнению с его единственным участником, по действующему законодательству. Новелла не упоминает ни о вине единственного участника, ни о банкротстве общества. Кроме того, из содержания действующей ст. 3 Закона об ООО следует, что привлечение участников, в том числе и единственного участника, к субсидиарной ответственности лишь допускается, но не является обязательным. В то же время новелла содержит императивное (обязательное) предписание привлечения единственного участника общества к субсидиарной ответственности.

Как видим, ответственность такого участника будет максимально приближена к ответственности индивидуального предпринимателя. Видимо, разработчики поправок считают, что зачастую единственными участниками общества становятся для достижения заведомо неблаговидных целей, создавая юридическое лицо только для прикрытия.

Можно предположить, что вступление в силу обсуждаемой поправки приведет к резкому сокращению количества ООО с единственным участником. При этом от этой специфической организационно-правовой формы отойдут не только потенциальные мошенники, но и добросовестные бизнесмены. Видимо, сохранят такую форму бизнеса лишь те, кому юридическое лицо необходимо для осуществления определенной деятельности, которой не вправе заниматься индивидуальные предприниматели.


Новеллы о вкладах и уставном капитале

Введенная ст. 66.1 ГК РФ определяет, что именно может быть вкладом в имущество хозяйственного товарищества и общества. В частности, установлено, что вкладом могут быть деньги, вещи, доли (акции) в уставных (складочных) капиталах других хозяйственных обществ и товариществ, российские депозитарные расписки, а также исключительные (интеллектуальные) права и права по лицензионным договорам, подлежащие денежной оценке.

Новая ст. 66.2 ГК РФ, если законодатель согласится с разработчиками, может существенно изменить субъектный состав российского бизнеса как в качественном, так и количественном аспекте. Речь идет о значительном повышении минимальных размеров уставных капиталов хозяйственных обществ.

Так, п. 2 ст. 66.2 ГК РФ устанавливает, что размер уставного капитала ООО не может быть менее 500 000 руб., а в отношении акционерных обществ минимум уставного капитала определен в размере 5 млн руб.

Забегая вперед, отметим, что согласно новой редакции ст. 97 ГК РФ в так называемом публичном акционерном обществе размер уставного капитала не может быть менее 100 млн руб.

Пункт 2 ст. 66.2 ГК РФ также устанавливает, что минимальный размер уставного капитала хозяйственных обществ, осуществляющих банковскую, страховую или иную подлежащую лицензированию деятельность, а также акционерных обществ, использующих открытую (публичную) подписку на свои акции, устанавливается законами, определяющими особенности правового положения указанных обществ.

Другая важная новелла. Из пункта 3 ст. 66.2 ГК РФ следует, что минимальный уставный капитал хозяйственного общества должен быть оплачен только деньгами. В настоящее время законодательство не предусматривает такое ограничение.

Ужесточено требование к первоначальной стадии формирования уставного капитала. Пункт 4 ст. 66.2 ГК РФ устанавливает, что не менее трех четвертей уставного капитала хозяйственного общества должно быть внесено его учредителями до государственной регистрации общества. Для сравнения приведем п. 2 ст. 16 Закона об ООО. Согласно данному пункту на момент госрегистрации общества его уставный капитал должен быть оплачен учредителями не менее чем наполовину.


Хозяйственные товарищества

Новая редакция п. 3 ст. 66 ГК РФ устанавливает, что хозяйственные товарищества могут создаваться в организационно-правовой форме полного товарищества или товарищества на вере (коммандитного товарищества).

Определение полного товарищества, содержащееся в ст. 69 ГК РФ, не претерпело изменений. Напомним, что согласно данной статье полным признается товарищество, участники которого (полные товарищи) в соответствии с заключенным между ними договором занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества и несут ответственность по его обязательствам принадлежащим им имуществом.

Из новой ст. 67.1 ГК РФ, предусматривающей особенности управления в хозяйственных товариществах и обществах, следует, что управление в полном товариществе осуществляется в порядке, установленном ст. 71 названного Кодекса. Изменение внесено только в п. 3 данной статьи. Каждый участник товарищества независимо от того, уполномочен ли он вести дела товарищества, будет вправе не только знакомиться со всей документацией по ведению дел, но и получать такую информацию.

Сохранено и определение товарищества на вере. Напомним, что согласно ст. 82 ГК РФ таким товариществом признается товарищество, в котором наряду с участниками, осуществляющими от имени товарищества предпринимательскую деятельность и отвечающими по его обязательствам своим имуществом (полными товарищами), имеется один или несколько участников-вкладчиков (коммандитистов), которые несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, в пределах сумм внесенных ими вкладов и не принимают участия в осуществлении товариществом предпринимательской деятельности.

Вышеупомянутая ст. 67.1 ГК РФ определяет, что управление в товариществе на вере осуществляется в порядке, установленном ст. 84 названного Кодекса, которая оставлена без изменений. В то же время важное изменение внесено в п. 3 ст. 82 ГК РФ. Предусмотрено, что число коммандитистов в таком товариществе не должно превышать двадцати. В противном случае оно подлежит преобразованию в хозяйственное общество в течение года, а по истечению этого срока — ликвидации в судебном порядке, если число его коммандитистов не уменьшится до указанного предела. Несомненно, что в данном случае разработчики учли печальный опыт многочисленных обманутых вкладчиков-коммандитистов, которые передавали свои средства для строительства квартир.

Внесено уточнение и в п. 2 ст. 83 ГК РФ. Из новой редакции данного пункта следует, что учредительный договор товарищества на вере должен, помимо прочего, содержать сведения о наименовании и месте нахождения товарищества. Видимо, эта новелла также является отголоском нашумевших афер.


Хозяйственные общества

Прежде всего обратим внимание на сокращение количества форм хозяйственных обществ. В настоящее время ст. 66 ГК РФ устанавливает, что такие общества могут создаваться в форме акционерного общества, общества с ограниченной или дополнительной ответственностью. Новая редакция приведенного положения упоминает только о двух формах: АО и ООО. При этом ст. 95 ГК РФ, содержащая положения об обществах с дополнительной ответственностью, полностью исключена. Можно предположить, что разработчики сочли данную форму юридического лица нежизнеспособной.

Перейдем к обсуждению изменений, внесенных в положения Гражданского кодекса, касающиеся общества с ограниченной ответственностью и акционерного общества.

Еще раз отметим, что ст. 91 ГК РФ, регламентирующая вопросы управления в ООО и АО, полностью исключена. Особенности управления в хозяйственных обществах определены в уже упоминавшейся новой ст. 67.1 ГК РФ. Из пункта 2 данной статьи, в частности, следует, что к исключительной компетенции общего собрания участников (акционеров) хозяйственного общества наряду с вопросами, относящимися к компетенции высшего органа любой корпорации, относятся:

— изменение размера уставного капитала общества;

— принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества другому хозяйственному обществу (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему), а также утверждение их и условий договора с ними, если уставом общества решение указанных вопросов не отнесено к компетенции наблюдательного совета общества;

— распределение прибылей и убытков.

Пункт 3 ст. 67.1 ГК РФ предусматривает возможность заключения участниками хозяйственного общества так называемого корпоративного договора об осуществлении своих корпоративных (членских) прав. В соответствии с названным договором они обязуются осуществлять данные права определенным образом или воздерживаться от их осуществления, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании, согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом.

По своей сути в данном случае речь идет о механизме внутрикорпоративной борьбы различных группировок участников общества.

Также определено, что корпоративный договор не может:

— обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества;

— обязывать участника отчуждать право на участие в управлении отдельно от его доли (акции), в том числе право голосовать на общем собрании;

— определять структуру органов общества и порядок принятия ими решений в противоречии с правилами Гражданского кодекса и закона о хозяйственных обществах;

— содержать другие условия, противоречащие законодательству и (или) нарушающие права других участников общества, а также не соответствующие существу корпоративного управления.

По нашему мнению, перечисленные ограничения направлены на предотвращение возможности «засилья» исполнительных органов общества и лоббирования интересов третьих лиц.

Говоря о положениях Гражданского кодекса, непосредственно касающихся общества с ограниченной ответственностью, отметим изменение в ст. 94 названного Кодекса. В настоящее время п. 1 данной статьи устанавливает, что участник ООО вправе выйти из общества путем отчуждения ему своей доли в уставном капитале независимо от согласия других участников или ООО, если это предусмотрено уставом общества. Новая редакция пункта предусматривает право участника на выход из ООО путем:

— подачи заявления о выходе из общества, если такая возможность предусмотрена уставом ООО;

— предъявления к обществу требования о приобретении им доли участия в случаях, предусмотренных п. 3 и 6 ст. 93 ГК РФ и законом о хозяйственных обществах.

Напомним, что в указанных пунктах ст. 93 ГК РФ обозначены следующие ситуации:

— отчуждение долей третьим лицам и другим участникам невозможно;

— наследники участника не могут стать участниками общества.

Теперь о главной новации положений, связанных с акционированием. Вводится новая форма АО — публичное акционерное общество. При этом из Гражданского кодекса РФ исчезли упоминания об ОАО и ЗАО.

Пунктом 1 новой редакцией ст. 97 ГК РФ определено, что публичным акционерным обществом (ПАО) признается акционерное общество, акции которого и ценные бумаги, конвертируемые в его акции, публично размещаются (путем открытой подписки) и публично обращаются на условиях, установленных законами о ценных бумагах.

Как видим, разработчики решили отказаться от понятия «открытость», сочтя, что понятие «публичность» больше отвечает сути акционерного общества, акции которого могут приобрести все желающие.

В пункте 2 обсуждаемой статьи упоминаются два коллегиальных органа, которые создаются в ПАО, — наблюдательный совет, число членов которого не может быть менее пяти, а также совет директоров, не менее одной четверти которого должны составлять независимые директора.

В указанном пункте не уточняются функции названных органов. Однако если вспомнить уже упомянутую нами ст. 65.3 ГК РФ, положения которой распространяются на все корпорации, то можно сказать, что совет директоров ПАО является исполнительным органом, а наблюдательный совет — контролирующим. Требование к независимости преобладающей части директоров свидетельствует о стремлении разработчиков к повышению эффективности названного исполнительного органа.

Согласно п. 3 ст. 97 ГК РФ ведение реестра ПАО и функции счетной комиссии осуществляются независимой организацией, имеющей соответствующую лицензию.

Обратим внимание на п. 4 обсуждаемой статьи, содержание которого позволяет определить минимальное количество акционеров ПАО. Данный пункт устанавливает, что в публичном акционерном обществе не могут быть ограничены количество акций, принадлежащих одному акционеру, их суммарная номинальная стоимость, а также максимальное число голосов, предоставляемых одному акционеру.

Из содержания приведенного пункта можно сделать однозначный вывод о том, что ПАО может состоять из одного акционера.

Как уже отмечалось, размер уставного капитала публичного акционерного общества не может быть менее 100 млн руб. Об этом говорится в п. 5 ст. 97 ГК РФ. О значительном повышении минимальных размеров уставных капиталов других организа-
ционно-правовых юридических лиц упоминалось ранее. Видимо, разработчики стремятся вывести денежные средства из так называемого теневого сектора экономики и укрепить финансовую устойчивость коммерческих организаций. Однако для многих представителей среднего и малого бизнеса такое повышение размеров уставных капиталов может оказаться непосильным.

Отметим также п. 7 ст. 97 ГК РФ. Данная статья предусматривает, что дополнительные требования к созданию и деятельности публичных акционерных обществ, а также условия, при которых ПАО может утратить этот статус, устанавливаются законом о хозяйственных обществах и законами о ценных бумагах.

Обратим внимание на то, что из проекта Гражданского кодекса исчезло упоминание о закрытых акционерных обществах. Следовательно, все акционерные общества будут подразделяться на публичные акционерные общества и АО, не относящиеся к ПАО.

В заключение обратим внимание на следующее. Как уже отмечалось, во многих положениях новой редакции Гражданского кодекса упоминается закон о хозяйственных обществах. Можно предположить, что в данном правовом акте будут детализированы положения названного Кодекса применительно к каждой форме указанных общества. Видимо, закон о хозяйственных обществах заменит собой ныне существующие отдельные правовые акты.