1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 452

О взяткоемкости нормотворчества

О взяткоемкости нормотворчества

Реорганизация налоговой службы на пользу налогоплательщикам явно не пошла. Подтверждаются опасения о том, что налоговое ведомство совершенно не та служба, которой стоило бы доверить обязанность регистрировать юрлиц. Из недр фискального ведомства появился уже целый ряд разъяснений, способных парализовать работу любого предприятия…

Особенно наглядно чиновничий беспредел виден в Письме ФНС РФ от 26.10.2004 № 09-0-10/4223. Суть требований ФНС проста. Чтобы не допустить незаконного захвата фирм, которые в последнее время участились, а заодно и рассправиться с «однодневками», всего-то и нужно определиться, кто может уведомить налоговую инспекцию об изменениях, происшедших в организации при смене руководства. По мнению ФНС, сделать это вправе лишь те лица, которые могут представлять фирму без доверенности, потому что сведения именно об этих лицах внесены в госреестр. На первый взгляд ФНС радеет о законных интересах граждан. Но это только на первый взгляд…

Чтобы не перегружать читателя юридическими сложностями, отметим, что перечень лиц, которые могут выступать заявителями при регистрации юрлица, в Письме ФНС весьма отличается от того, который содержится в п. 1 ст. 9 Закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». А п. 2 ст. 17 Закона № 129-ФЗ устанавливает, что внесение изменений в ЕГРЮЛ, касающихся сведений о юрлице, как раз ст. 9 Закона и определено. Следовательно, круг лиц-заявителей никак не может быть ограничен теми, кто включен в ЕГРЮЛ в качестве имеющих право действовать без доверенности. Более того, Закон не наделяет этих лиц какими-то особыми полномочиями.

Но ФНС идет дальше и объявляет, что ЕГРЮЛ имеет правоустанавливающее значение. Однако в российском законодательстве подобное не предусмотрено. П. Дунаев, юрист компании «Ирсан», отмечает, что «тот же Закон № 129-ФЗ определяет госреестр как федеральный информационный ресурс (п. 1 ст. 4 Закона № 129-ФЗ)».

! Итак, если руководительюрлица сменился, регистрирующему органу в течение 3 дней нужно представить заявление по форме №Р14001 (п. 2 ст. 17 Закона № 129-ФЗ). А подписать его, настаивает ФНС,должен прежний руководитель. Если же такое заявление подпишет «неуполномоченное лицо», сведений о котором в ЕГРЮЛ нет, то «регистрирующий орган вправе вынести решение об отказе по причине непредставления документа (заявления)».

Теперь представьте, что прежний директор похитил деньги фирмы и скрылся. Вряд ли он побежит в налоговую, чтобы сообщить, кто займет его место. Или, к примеру, вы хотите сменить некомпетентного руководителя. Не выйдет — сначала придется его уговорить написать заявление в налоговую инспекцию.

«Назначение либо снятие руководителя — это право совета директоров или собрания акционеров. Именно из этого факта, а вовсе не из того, что он указан в ЕГРЮЛ, проистекают его полномочия. Поэтому по логике и подтверждать его полномочия следовало бы лицам, которые его назначили, а уж никак не прежнему директору», — считает Н. Жданов, старший юристкомпании «Пепеляев Гольцблат и партнеры».

Правда, суд может признать руководителя безвестно отсутствующим или умершим, и тогда ФНС соглашается, что полномочия прежнего постоянного руководителя юрлица прекращаются. Но юрлицо непременно должно обзавестись нотариально заверенными документами: копией свидетельства о смерти, решением суда. И только тогда вновь назначенный руководитель отправится в налоговую с заявлением по форме № Р14001. При этом и трехдневный срок, и административная ответственность за его нарушение (30 — 50 МРОТ, ст. 19.7 КоАП) сохраняются. Как юрлицу добыть ту же копию свидетельства о смерти, ФНС не поясняет. Вероятно, придется уговаривать родственников умершего, не обязанных никому ничего представлять.

? Собственно, а почему только в названных случаях бывший директор может не ставить желанную закорючку? А если он признан недееспособным, тогда как быть? ФНС о такой ситуации умалчивает.

Адвокат М. Орлов, председатель Экспертного совета Комитета Госдумы по бюджету и налогам, возмущен: «Требовать от лица, уже не являющегося руководителем, поставить подпись в лучшем случае можно только как от свидетеля. И тот же налоговый орган (он же — регистрирующий) не вправе на основании свидетельских показаний делать выводы о наличии или отсутствии у юрлица возможности реализовать свою дееспособность». Тем более что никакого механизма подтверждения того, что нужная подпись поставлена именно прежним руководителем, а не дворником в подворотне, ФНС не предлагает. А без этого вся процедура становится бессмысленной. ФНС фактически расписывается в своей неспособности выполнить возложенные на нее функции и, снимая ответственность с себя, просит лицо, которое потенциально может быть обиженным, подтвердить, что у него никаких претензий нет.

Как если бы суд согласился рассматривать дело только при условии, что ответчик заранее согласен с заявленным иском.

Зато ФНС говорит о невмешательстве в хозяйственную деятельность юрлица, в случае возникновения внутренних споров о руководстве фирмы спор разрешается в судебном порядке. Это несомненно, но, позвольте, разве наделение полномочиями заявителя прежнего руководителя не есть вмешательство в хозяйственную деятельность, не данная той же ФНС привилегия уже снятому руководителю злоупотреблять своим надуманным правом?

При таком раскладе прежний директор может парализовать деятельность компании в два счета!

«ФНС скорее всего руководствовалась простой логикой: если предприятие незаконное, то и руководитель вряд ли подтвердит происшедшие изменения.

Но такая простота настораживает и заставляет задумываться: так ли уж все просто», — считаетИ. Николаев, директор Департамента стратегическогоанализа ФБК.

Действительно, так ли все просто? Вернемся к моменту, когда регистрирующий орган вправе отказать неуполномоченному лицу.

Закон о госрегистрации предусматривает закрытый перечень оснований для отказа в регистрации (п. 1 ст. 23):

  • непредставление всех необходимых документов;
  • представление документов в ненадлежащий регистрирующий орган.


Судя по всему, за те два года, пока налоговики «осуществляют государственную регистрацию», они так и не научились пользоваться российскими законами.

«ФНС допускает ограничительное толкование законодательства и демонстрирует элементарное незнание основ гражданского права», — отмечает А. Бутурлин, исполнительный директор Российской ассоциации налогового права. «Благая» инициатива ФНС не поможет справиться с захватами. Прижелании захватить предприятие можно, легко сговорившись с прежним директором. «Захваты обычно связаны с мошенничеством с реестром акционеров, двойными советами директоров, с войной судебных решений», — поясняет Н. Жданов. ЕГРЮЛ тут ни при чем.

Не решая проблемы захватов и никак их не предотвращая, фискалы создают массу других проблем. И как прежде, ставят барьеры именно честному бизнесу — теперь уже при помощи регистрационных процедур.

Здесь уместно вспомнить о конкурентоспособности.

Поскольку из-за подобных писем издержки предприятий растут, то их нужно компенсировать — закладывать в цену продукции или услуг. Может быть, ФНС стоит просто выпустить прайс-лист будущих взяток и поборов. Тогда предприятиям будет легче планировать расходы. То, что они будут признаваться «экономически оправданными», — внесомнений. Останется лишь решить вопрос с «документальной подтвержденностью».

!Но как поступить, если выдействительно оказалисьв подобной ситуации?

  • Во-первых, вспомнить, что Письмо ФНС не является нормативным правовым актом, а значит, необязательно к исполнению (Постановление Правительства РФ от 13.08.97 № 1009).
  • Во-вторых, вооружившись аргументами ведущих юристов, изложенными в данной статье, попытаться отстоять свою правоту в налоговой, напомнив, что ущерб, нанесенный необоснованным отказом в регистрации, возмещает регистрирующий орган (ст. 24 Закона № 129-ФЗ).
  • И наконец, не бояться идти в суд — ни один судья не признает доводы ФНС сколько-нибудь состоятельными.