1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 133

Постановление по делу № А27-13244/2015

Арбитражный Суд Западно-Сибирского округа постановление от 08.02.2016 № Ф04-41/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 04 февраля 2016 года

Постановление изготовлено в полном объеме 08 февраля 2016 года

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Буровой А.А.

судей Кокшарова А.А.

Поликарпова Е.В.

рассмотрел в судебном заседании с использованием средств аудиозаписи кассационную жалобу государственного учреждения - Кузбасское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации на решение от 07.09.2015 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Драпезо В.Я.) и постановление от 13.11.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Хайкина С.Н., Павлюк Т.В., Ходырева Л.Е.) по делу № А27-13244/2015 по заявлению закрытого акционерного общества «Разрез Распадский» (652870, Кемеровская области, г. Междуреченск, ул. Мира, 106; ОГРН 1024201389783, ИНН 4214017337) к государственному учреждению - Кузбасское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации (650066, Кемеровская обл., г. Кемерово, проспект Ленина, 80А; Кемеровская обл., г. Междуреченск, ул. Юности, 10; ОГРН 1024200697663, ИНН 4207009857) о признании недействительным уведомления.

В заседании принял участие представитель закрытого акционерного общества «Разрез Распадский» - Бадекин Ю.Н. по доверенности от 05.08.2014.

Суд

установил:

закрытое акционерное общество «Разрез Распадский» (далее - Общество, страхователь) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к государственному учреждению - Кузбасское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации (далее - Фонд) о признании незаконным уведомления от 22.04.2015.

Решением от 07.09.2015 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 13.11.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда, заявленные Обществом требования удовлетворены.

В кассационной жалобе Фонд, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просит принятые по делу судебные акты отменить, вынести новое решение. Мотивируя доводы кассационной жалобы, Фонд указывает на то, что поскольку Общество не подтвердило в установленном порядке основной вид экономической деятельности на 2015 год, то у Фонда возникла обязанность на отнесение страхователя к основному виду экономической деятельности, который имеет наиболее высокий класс профессионального риска из осуществляемых Обществом видов экономической деятельности.

Общество возражает против удовлетворения кассационной жалобы согласно отзыву.

Как следует из материалов дела, Обществом до 15.04.2015 не представлен в Фонд пакет документов в подтверждение основного вида экономической деятельности.

22.04.2015 Фондом в отношении страхователя вынесено уведомление о размере страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, в котором указано, что основным видом деятельности Общества является «добыча каменного угля подземным способом», что соответствует 32 классу профессионального риска и страховому тарифу на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в размере 8,5% к начисленной оплате труда по всем основаниям (доходу) застрахованных, а в соответствующих случаях к сумме вознаграждения по гражданско-правовому договору.

Не согласившись с указанным уведомлением, Общество обратилось в арбитражный суд.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, если иное не предусмотрено АПК РФ.

Суд кассационной инстанции, в соответствии со статьями 284, 286 АПК РФ изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы, отзыва, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для отмены принятых по делу судебных актов.

Как следует из материалов дела, основанием для несогласия с правомерностью принятого Фондом уведомления явилось необоснованное, по мнению Общества, определение Фондом основного вида деятельности Общества как «добыча каменного угля подземным способом», имеющего высокий 32 класс профессионального риска, и, как следствие, установление тарифа страхового взноса на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в размере 8,5%.

Удовлетворяя заявленные Обществом требования, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 21, 22 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее - Закон № 125-ФЗ), Правил отнесения видов экономической деятельности к классу профессионального риска, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 01.12.2005 № 713 (далее - Правила), Порядка подтверждения основного вида экономической деятельности страхователя по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний - юридического лица, а также видов экономической деятельности подразделений страхователя, являющихся самостоятельными классификационными единицами, утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 31.01.2006 № 55 (далее - Порядок), правомерно исходили из того, что Фонд не вправе произвольно выбирать вид деятельности, отраженный в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), которому соответствует наиболее высокий класс профессионального риска, без учета ранее осуществляемого вида деятельности в предыдущие периоды; Фондом не представлены доказательства осуществления Обществом деятельности, подпадающего под 32 класс профессионального риска («добыча каменного угля подземным способом»).

Выводы суда первой инстанции и апелляционного суда являются правомерными и соответствуют обстоятельствам дела.

В силу статьи 17 Закона № 125-ФЗ страхователь обязан в установленном порядке и в определенные страховщиком сроки начислять и перечислять страховщику страховые взносы.

Основной вид деятельности страхователя - юридического лица, а также виды экономической деятельности подразделений страхователя, являющихся самостоятельными классификационными единицами, ежегодно подтверждаются страхователем в порядке, установленном Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации (пункт 11 Правил).

Согласно пункту 8 Правил экономическая деятельность юридических и физических лиц, являющихся страхователями по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, подлежит отнесению к виду экономической деятельности, которому соответствует основной вид экономической деятельности, осуществляемый этими лицами. Основной вид экономической деятельности коммерческой организации - это тот вид, который по итогам предыдущего года имеет наибольший удельный вес в общем объеме выпущенной продукции и оказанных услуг (пункт 9 Правил).

В силу пункта 2 Порядка основной вид экономической деятельности определяется страхователем самостоятельно.

Пунктом 5 Порядка предусмотрено, что в случае, если страхователь, осуществляющий свою деятельность по нескольким видам экономической деятельности, до 15 апреля не представил документы, перечисленные в пункте 3 Порядка, исполнительный орган фонда относит данного страхователя к тому виду экономической деятельности, который имеет наиболее высокий класс профессионального риска из осуществляемых им видов экономической деятельности, и в срок до 1 мая уведомляет страхователя об установленном с начала текущего года размере страхового тарифа, соответствующем этому классу профессионального риска.

Формулируя вывод о недоказанности Фондом в рамках настоящего дела осуществления Обществом вменяемого вида деятельности, судами правомерно учтено следующее:

- правовое значение для отнесения той или иной деятельности к основному виду деятельности страхователя, на основе которой определяется класс профессионального риска и устанавливается размер страхового тарифа, имеет именно фактически осуществляемая страхователем деятельность; вид осуществляемой Обществом деятельности для установления класса профессионального риска не может быть определен лишь на основании документов, в которых приведены сведения о видах экономической деятельности данного юридического лица, в частности на основании выписки из ЕГРЮЛ, поскольку в нем указываются те виды деятельности, которыми в соответствии с учредительными документами юридическое лицо может заниматься, при этом сам по себе факт перечисления возможных к осуществлению видов деятельности в ЕГРЮЛ не является доказательством осуществления лицом данного вида деятельности в действительности; возможность определения страхового тарифа, исходя из предполагаемых видов деятельности (с использованием данных ЕГРЮЛ), предусмотрена лишь при первоначальной регистрации юридического лица в качестве страхователя, поскольку указанным лицом еще не осуществлялись какие-либо виды деятельности;

- в материалы дела Фондом не представлены доказательства, на основании которых он пришел к выводу о том, что фактически осуществляемой страхователем основной деятельностью является «добыча каменного угля подземным способом»;

- из материалов дела следует, и не оспаривается Фондом, что Общество осуществляет добычу каменного угля исключительно открытым способом; в предыдущие годы Обществу установлен тариф страховых взносов в соответствии с классом профессионального риска 4,10%, исходя из основного вида деятельности «добыча каменного угля открытым способом»;

- Фонд, реализуя полномочие по определению вида экономической деятельности в случае непредставления (несвоевременного представления) страхователем документов, не лишен права запросить необходимые документы у страхователя; указанным правом Фонд не воспользовался.

При таких обстоятельствах суды сделали правильный вывод о необоснованном установлении Обществу страхового тарифа в размере 8,5%, соответствующего 32 классу профессионального риска, и правомерно признали незаконным уведомление.

Доводы кассационной жалобы повторяют позицию Фонда по делу, основаны на неправильном толковании норм права, не опровергают выводов судов первой и апелляционной инстанций, направлены на повторную оценку уже исследованных и оцененных судами обстоятельств и материалов дела, что в силу статьи 286 АПК РФ не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Кассационная инстанция считает, что при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы имеющиеся в материалах дела доказательства, правильно применены нормы материального и процессуального права, поэтому оснований для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 07.09.2015 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 13.11.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу № А27-13244/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
А.А.БУРОВА

Судьи
А.А.КОКШАРОВ
Е.В.ПОЛИКАРПОВ