1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 1711

Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга

Высший Арбитражный Суд РФ проект постановления Пленума

В связи с возникшими в судебной практике вопросами и в целях единообразного применения арбитражными судами законодательства о финансовой аренде (лизинге) Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, руководствуясь пунктом 2 статьи 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

1. В настоящем постановлении под договором выкупного лизинга понимается договор лизинга, который в соответствии со статьей 19 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» (далее – Закон о лизинге) содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых повременных платежей.

Правовые позиции, содержащиеся в настоящем постановлении, подлежат применению также к договорам лизинга, в которых содержится условие о праве лизингополучателя выкупить по окончании срока действия данного договора предмет лизинга по определенной в договоре цене, в том числе символической, если условием перехода права собственности или выкупа является не только уплата этой цены, но и внесение лизинговых платежей.

2. Судам следует учитывать, что в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате предусмотренных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного. В связи с этим по смыслу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) упомянутое обеспечение прекращается при внесении
лизингополучателем всех договорных платежей ввиду перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю и в том случае, если лизингодатель уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи и прочих документов либо если лизингодатель находится в процессе банкротства.

В связи с изложенным расторжение нарушенного лизингополучателем договора выкупного лизинга является основанием для предъявления лизингодателем к лизингополучателю требования о компенсации предоставленного финансирования, понесенных убытков, а также о передаче предмета лизинга.

3. Расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями (пункты 3 и 4 статьи 1 ГК РФ).

В то же время расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков (статья 15 ГК РФ), а также иных предусмотренных законом или договором санкций.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает обязанность сторон соотнести встречные предоставления по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной из них в отношении другой стороны в соответствии со следующими правилами.

3.1. Если лизингополучатель представит доказательства того, что внесенные им лизингодателю платежи (в частности, авансовый, выкупной, периодические платежи) в совокупности со стоимостью возвращенного им предмета лизинга превышают общую сумму, на которую вправе претендовать лизингодатель с учетом досрочного возврата финансирования, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя разницу.

3.2. Если лизингодатель представит доказательства того, что полученные им от лизингополучателя платежи в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше общей суммы, на которую вправе претендовать лизингодатель с учетом досрочного возврата финансирования, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя разницу.

3.3. Общая сумма, на которую вправе претендовать лизингодатель, в связи с расторжением договора складывается из предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за финансирование, определенной с учетом продолжительности его использования, и убытков, а также иных санкций, предусмотренных законом или договором.

Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т.п. за вычетом авансового платежа лизингополучателя.

Плата за финансирование (вознаграждение) определяется в виде процента к сумме финансирования и рассчитывается пропорционально сроку внесения периодических платежей на основе разницы между общей суммой периодических лизинговых платежей и размером финансирования, предоставленного лизингодателем. Плата взимается за время фактического пользования финансированием.

Убытки лизингодателя определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством. В частности, к реальному ущербу лизингодателя относятся затраты на хранение изъятого имущества до реализации и на его реализацию, проценты, выплачиваемые кредитной организации, у которой был получен кредит на закупку предмета лизинга. Упущенной выгодой лизингодателя может являться плата за финансирование за будущие периоды, которая более не начисляется ввиду досрочного возврата финансирования лизингополучателем. Указанная упущенная выгода может быть взыскана за период, разумно необходимый лизингодателю для повторного размещения финансирования на сопоставимую сумму по договору с иным лизингополучателем. Пока не доказано иное, судам следует исходить из того, что такой период составляет три месяца.

4. Указанная в пунктах 3.1, 3.2 настоящего постановления стоимость предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу статьи 669 ГК РФ – при возврате предмета лизинга лизингодателю) на основании отчета оценщика (судом в этом случае также принимаются во внимание недостатки, указанные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю) либо исходя из суммы, вырученной от продажи предмета лизинга в порядке, предусмотренном соглашением лизингодателя и лизингополучателя, или от его продажи лизингодателем в разумный срок после получения предмета лизинга. В последнем случае лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно либо продал предмет лизинга за пределами разумного срока после его получения от лизингополучателя, а в действительности стоимость предмета лизинга была выше его продажной цены.

5. Если в результате досрочного расторжения договора лизинга сальдо взаимных обязательств складывается в пользу лизингополучателя с учетом разъяснения, содержащегося в пункте 3.1 настоящего постановления, то лизингополучатель (в том числе, если в отношении него возбуждено дело о банкротстве) вправе удерживать предмет лизинга, подлежащий передаче лизингодателю (пункты 1, 2 статьи 359 ГК РФ), до тех пор, пока лизингодатель не уплатит ему причитающуюся сумму.

6. В случае если суд установит, что договор выкупного лизинга является типовым, с заранее определенными условиями либо лизингополучатель был фактически лишен возможности влиять на его содержание, то условия такого договора, предусматривающие имущественные последствия его расторжения, отличающиеся от указанных в пунктах 3–5 настоящего постановления, могут быть оспорены лизингополучателем применительно к пункту 2 статьи 428 ГК РФ.

7. В силу пункта 2 статьи 22 Закона о лизинге риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Названная норма, возлагая на выбравшую продавца сторону риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи, не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга мер по уменьшению рисков, связанных с ненадлежащей поставкой предмета лизинга, поскольку обе стороны заинтересованы в своевременном получении и использовании предмета лизинга.

Наличие в Законе о лизинге специальных правил о распределении рисков само по себе не препятствует применению общих положений главы 25 ГК РФ об ответственности с учетом особенностей лизинговых сделок.

Так, если продавца выбрал лизингополучатель, но лизингодатель умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, вызванных ненадлежащей поставкой предмета лизинга, либо не принял разумных мер к их уменьшению, это согласно пункту 1 статьи 404 ГК РФ является основанием для уменьшения размера ответственности лизингополучателя (например, неустойки за нарушение обязательств по договору).

8. Рассматривая споры о том, какие права по договору купли-продажи предмета лизинга имеет лизингодатель или каким образом он должен осуществлять свои права по иным договорам, связанным с предметом лизинга (например, договорам страхования), судам следует исходить из принципа добросовестности (пункт 3 статьи 1 ГК РФ) и принимать во внимание правомерное ожидание лизингополучателя в отношении приобретения права собственности на предмет лизинга в будущем. В частности, в случае просрочки передачи продавцом предмета лизинга, если риск неисполнения обязательств продавцом несёт лизингополучатель, который обязан вносить лизинговые платежи независимо от получения предмета лизинга во владение, право требования в отношении неустойки и иных санкций за нарушение договора купли-продажи принадлежит лизингополучателю.

Если предмет лизинга погиб или повреждён, но он был застрахован, лизингодатель обязан предпринять все необходимые усилия для получения страхового возмещения от страховщика. В случае несовершения указанных действий лизингополучатель вправе приостановить внесение лизинговых платежей. Сумма страхового возмещения учитывается при определении заключительного платежа по договору лизинга по правилам пункта 3 настоящего постановления с учётом того, что лизингополучатель несёт ответственность в виде возмещения убытков лизингодателя только при условии, что предмет лизинга погиб или повреждён по обстоятельствам, за которые он отвечает, а риск случайной гибели несёт лизингодатель как собственник.

9. В случае гибели или повреждения предмета лизинга, если этот предмет не застрахован, лизингополучатель не освобождается от обязанности компенсировать лизингополучателю затраты на приобретение предмета и плату за финансирование до момента фактического возмещения указанных затрат.

10. При рассмотрении споров, вытекающих из договоров сублизинга, судам необходимо учитывать следующее. В том случае, если из обстоятельств дела следует, что лизингополучатель (сублизингодатель) фактически не предполагал самостоятельно использовать предмет лизинга в своей предпринимательской деятельности, его функция сводится исключительно к финансовому посредничеству по доведению финансирования от лизингодателя к сублизингополучателю. При таких обстоятельствах, если лизингодателю было известно об этом (в частности, если он согласовал передачу предмета лизинга в сублизинг), он принимает на себя риски ненадлежащего исполнения сублизингодателем своих обязательств перед ним по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В этом случае сублизингополучатель, внесший все платежи по договору сублизинга, приобретает право собственности на предмет лизинга даже в том случае, если его контрагент (сублизингодатель) не полностью исполнил свои обязательства как лизингополучателя перед лизингодателем.

11. В соответствии с пунктом 2 статьи 18 Закона о лизинге лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга.

Названное положение Закона означает, что при залоге предмета лизинга подлежат учету также правомерные интересы лизингополучателя, заключающиеся в приобретении права собственности на предмет лизинга свободным от прав третьих лиц после исполнения им обязательств по договору лизинга.

Если залогодержатель, заключая договор залога, знал или должен был знать о том, что предмет залога является одновременно предметом договора лизинга (например, исходя из того, что залогодателем является юридическое лицо, основным видом деятельностью которого является совершение лизинговых операций), то судам, разрешая споры между лизингополучателем и залогодержателем, необходимо исходить из следующего.

Из толкования подпункта 3 пункта 1 статьи 352 ГК РФ следует, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает прекращение договора лизинга в связи с надлежащим исполнением его сторонами своих обязательств (статья 408 ГК РФ). В связи с этим залог предмета лизинга прекращается применительно к пункту 2 статьи 354 ГК РФ;

положения статьи 353 Кодекса к отношениям сторон применению не подлежат.

До момента полного исполнения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей заложенными по договору залога имущества, являющегося предметом лизинга, считаются требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей.

При этом в силу статьи 23 Закона о лизинге к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязанности лизингодателя, определенные в договоре лизинга, в частности, обязанность передать право собственности на предмет лизинга лизингополучателю.

Если же залогодержатель докажет, что он не знал и не мог знать о том, что предмет залога является предметом лизинга либо будет передан в лизинг, то к отношениям залогодержателя, залогодателя и лизингополучателя подлежат применению положения ГК РФ о залоге имущества без учета особенностей залога предмета лизинга, указанных в настоящем пункте.

Председатель

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

А. Иванов

Секретарь Пленума

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

Т.  Завьялова