1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Малым мало не покажется

Ситуация в инновационном сегменте малого бизнеса за последние пять лет стала критической: количество предприятий здесь сократилось в 3(!) раза. Причем только 10% выживших фирм занимаются новыми научными разработками, остальные используют старый, еще советский багаж. Правительство же принимает решения о сокращении государственного сектора науки, не подготовив условий для перевода инновационных структур на рыночные рельсы.

Большинство существующих сейчас в нашей стране малых инновационных фирм создавалось еще в начале 90-х годов, когда волна «шоковой терапии» докатилась до научных учреждений и вузов. Средний возраст этих предприятий, по данным исследования, проведенного в феврале нынешнего года ОПОРОЙ России вместе с ВЦИОМ, составляет 13 лет.

Создававшиеся наспех, с главной целью — спастись от нищеты штатных зарплат и сохранить хотя бы часть накопленного научного потенциала, отечественные инновационные фирмы сегодня оказались неконкурентоспособными в условиях глобализации экономики. Рынок сбыта их продукции в основном ограничен территорией России (76%), заказчиков из СНГ имеют менее 30 из них, а для дальнего зарубежья выполняют научные разработки лишь 3%.

Самым распространенным видом деятельности «малышей» от инновации по-прежнему является ликвидация компьютерной безграмотности (35% фирм). Приобретением прав интеллектуальной собственности и внедрением новинок науки и техники в производство предприятий-заказчиков занимаются чуть более 30%.

Вместе с тем количество заявок на выдачу российских патентов заявителями из нашей страны постоянно падает. За 2004 г. оно сократилось на 8%, и, судя по предварительным данным за прошлый год, эта тенденция сохраняется. Зато зарубежные заявители не теряют времени даром: с 2002 по 2004 год их число выросло на 30%.

Ситуация в инновационном бизнесе в нынешнем году обостряется из-за проводимого реформирования отечественной науки, предполагающего значительное сокращение числа научных учреждений. Сомнения в эффективности таких преобразований высказывают многие авторитетные ученые, например академик Жорес Алферов. По их мнению, государство обязано финансировать не только фундаментальные исследования, но и большую часть прикладных разработок.

Теоретически самые квалифицированные кадры из сокращаемых научных организаций могут плавно влиться в рыночные структуры, которые занимаются внедрением научно-технических нововведений. Но что ждет их на практике?

Руководство МЭРТ не теряет оптимизма даже в такой ситуации и утверждает, что именно в последние годы оно активизировало свои усилия, направленные на создание специализированной инфраструктуры инновационного предпринимательства (что явно не вяжется с трехкратным сокращением числа инновационных фирм).

Ее схема, предлагаемая экспертами Минэкономразвития, состоит из трех частей.

Старт в инкубаторе

На стартовом этапе основными инструментами господдержки выступают бизнес-инкубаторы (региональные и университетские), призванные создать благоприятные условия для малых предприятий за счет щадящей финансовой нагрузки (в частности, льготных арендных платежей) и консалтинговых услуг.

В прошлом году по результатам специального конкурса в 33 субъектах России было отобрано 40 проектов бизнес-инкубаторов, реализация которых проходит в Новосибирске, Томске, Твери и других городах. Совокупный объем инвестиций из федерального и региональных бюджетов здесь составляет свыше 1 млрд руб. При этом создаются более 6,5 тыс. оборудованных современной техникой рабочих мест.

Сейчас прорабатывается вопрос о создании еще 5—10 бизнес-инкубаторов при ведущих российских университетах, которые будут-формироваться в партнерстве с Министерством образования и науки.

Хотелось бы верить, что их количество будет постоянно увеличиваться, поскольку две трети существующих инновационных фирм, по оценке самих предпринимателей, находятся в неблагоприятных условиях — арендуют дорогие помещения со сложным доступом к инженерно-техническим коммуникациям. При этом очень важно, чтобы в «инкубаторе» выращивались действительно инновационные фирмы, а не кукушкины птенцы со связями в ректоратах вузов.

К сведению

800 млн руб. составляет размер Фонда содействия венчурным инвестициям в малые предприятия Москвы;

200 млн руб. равняется объем аналогичного фонда в Перми;

150 млн руб. — в Томске.

Источник: Департамент поддержки и развития
малого предпринимательства Москвы

Риск — дело выгодное

При выходе инновационных фирм с новыми продуктами на рынок МЭРТ предполагает активно использовать венчурные фонды, технико-внедренческие зоны и облегченный доступ к кредитам через субсидирование гарантий государством.

Активное использование такого эффективного рыночного инструмента, как венчурное финансирование, действительно очень важно для малых компаний. Сегодня всего лишь 4% отечественных инновационных предприятий сотрудничают с этими фондами. Основная часть «малышей» (74%) использует собственные средства и финансовые ресурсы заказчика, который оплачивает конкретный проект.

Государство явно решило увеличить размер бюджетных средств, направляемых на развитие венчурных фондов. Правда, цифры, называемые чиновниками, «пляшут», отличаясь друг от друга в несколько раз.

Так, глава государства называет сумму в 1,2 млрд руб., а статс-секретарь МЭРТ озвучил на Форуме «Инновационная экономика и малый бизнес» другую цифру ассигнований — 2,2 млрд. Но, в конце концов, важно, чтобы эти деньги дошли до малых инновационных предприятий и были использованы для продвижения по-настоящему перспективных научных разработок.

К сожалению, порядок отбора частных компаний, которые будут управлять этими средствами, вызывает вопросы. К конкурсу допускаются фирмы, не менее двух лет управляющие средствами НПФ и ПИФов с активами не менее 700 млн руб. Свое участие в отборочных конкурсах подтвердили такие компании, как «Никойл-сбережения», «Альянс Росно» и др. То есть на практике использовать средства венчурных фондов будут фирмы, которые успешно работают именно на фондовом рынке.

Специфика же инновационного бизнеса несколько иная. По мнению Патриции Клоэрти, топ-менеджера венчурного фонда Delta Private Equity Partners, стоявшей у истоков развития сети Интернет, здесь прежде всего важна высокопрофессиональная оценка эффективности внедрения научно-технических новшеств в реальный сектор экономики и связанных с этим рисков. Участие же зарубежных венчурных фондов, которые хорошо знакомы с такими хозяйственными операциями, связано с еще более жесткими критериями отбора, в частности с опытом управления активами не менее 100 млн дол. (2,8 млрд руб.).

Сейчас большие надежды возлагаются на особые экономические зоны (ОЭЗ), четыре из которых будут иметь технико-внедренческий характер. Однако, по оценке главы МЭРТ, 75% резидентов ОЭЗ будут составлять филиалы крупных транснациональных компаний. На долю малого бизнеса придется в лучшем случае 10%. Так что специальные зоны создаются, но и здесь «малыши» будут чужими на празднике жизни.

За границей им помогут

На этапе активного роста и выхода на внешние рынки власть собирается субсидировать расходы на сертификацию продукции инновационных компаний, затраты на их участие в выставках и патентование за рубежом. Скромные шаги в данном направлении пока сделаны лишь в 13 регионах страны.

Подавляющая часть инновационной структуры пока числится на бумаге. А сокращение бюджетных научных организаций происходит в реальной жизни.

Переводить инновационный сегмент экономики на рыночные рельсы, безусловно, надо. Но реформы начинаются с разрушения действующей системы научных организаций без предварительной подготовки условий для развития новых рыночных форм инновационного бизнеса. Между тем, учитывая резкое падение числа инновационных компаний за последние 5 лет, такой «шоковый эксперимент» «больной» может и не вынести.