1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1213

«Обогащение» муниципалитета: основательное и не очень

Сумма, перечисленная (даже без законного на то основания) в бюджет муниципального образования унитарным предприятием, не может рассматриваться как неосновательное обогащение данного муниципалитета. Такой вывод сделал ФАС Московского округа в постановлении от 29.04.2009 № А1912230/0822Ф021720/09 по делу № А1912230/0822.

Муниципальное унитарное предприятие получило от местной администрации в хозяйственное ведение здание магазина. Чуть позже глава администрации разрешил продать этот магазин и направить деньги от продажи в бюджет муниципального образования.

Магазин был продан, деньги перечислены муниципалитету. Но вскоре для МУПа настали трудные времена: оно было признано банкротом и в отношении его было открыто конкурсное производство. Дотошный арбитражный управляющий счел, что выручка от продажи магазина — доход МУПа от реализации имущества, находящегося у него на праве хозяйственного ведения. Следовательно, перечисленные муниципальному образованию денежные средства от продажи магазина являются для муниципалитета неосновательным обогащением.

С требованием о взыскании неосновательного обогащения управляющий отправился в суд. Но суд отказал в иске.

Оставим рассуждения, законны ли требования муниципалитета о перечислении ему выручки от продажи магазина и о действительности договора купли­продажи (управляющий настаивал, что сделка является притворной, прикрывающей сделку приватизации). Более интересны доводы суда в отношении отсутствия факта неосновательного обогащения.

В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Из этого следует, что истец по требованию о взыскании сумм, составляющих неосновательное обогащение, должен доказать факт приобретения или сбережения ответчиком денежных средств за счет истца, отсутствие установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований для приобретения.

Но частью 1 ст. 43 Бюджетного кодекса РФ (в редакции, действовавшей на момент издания постановления администрации муниципального образования) было предусмотрено, что средства, получаемые от продажи государственного и муниципального имущества, подлежат зачислению в соответствующие бюджеты в полном объеме. То есть само муниципальное образование деньги не получило.

В данном случае приобретения (сбережения) муниципалитетом денежных средств предприятия фактически не было, что необходимо для применения ст. 1102 ГК РФ. Соответственно не было и оснований для удовлетворения требований о взыскании сумм неосновательного обогащения.

Есть еще один интересный момент. Руководствуясь нормами ст. 43 БК РФ (утратила силу с 1 января 2008 г.), управляющий пытался доказать, что эта статья не распространяется на отношения, возникающие при отчуждении государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными и муниципальными учреждениями имущества, закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения. Однако в самой статье прямо это предусмотрено не было, и суд не согласился с управляющим.

Теперь все изменилось. Например, в ст. 62 БК РФ прямо сказано, что неналоговые доходы местных бюджетов формируются в том числе за счет доходов от продажи имущества (кроме акций и иных форм участия в капитале), находящегося в муниципальной собственности, за исключением имущества муниципальных автономных учреждений, а также имущества муниципальных унитарных предприятий, в том числе казенных, по нормативу 100%. Следовательно, доходы от продажи имущества теперь остаются у самих муниципальных образований, и теоретически муниципалитету может быть предъявлен иск о взыскании неосновательного обогащения.