1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1104

Фельдмаршала победный храм

Фельдмаршала победный храм

Недалеко от Москвы есть усадьба со странным для русского уха названием Троицкое-Кайнарджи. Трудную для произношения приставку село Троицкое получило после заключения Кючук-Кайнарджийского мира с Турцией, по которому Россия получила Азов, Керчь, приднепровские степи и 4,5 млн руб. контрибуции в придачу. Победителя турок П.А. Румянцева ожидал в России целый дождь из наград. Жезл фельдмаршала, шпага с алмазами, венок победителя, орден Андрея Первозванного, пять тыс. душ крепостных, 100 тыс. руб. «на построение дома»... А еще он получил от Екатерины и почетное добавление к фамилии – Задунайский.

Императрица устроила в его честь в Москве настоящий праздник. С грохотом пушек, звоном колоколов, блеском иллюминаций... На площадях горожан потчевали жареными быками, пирогами, рыбой и прочими угощениями. Устроили даже фонтаны с виноградным вином! «Виват фельдмаршал!»

Сам Румянцев тяготился безудержным весельем и более всего обрадовался дарованному ему позволению «отдохнуть от ратных трудов» в подмосковном имении Троицком. Здесь он давно собирался воплотить в жизнь свои хозяйственные мечты: выстроить мельницу, ферму, амбар, оранжереи, разбить парки и выкопать пруды... Помощником ему в этих «затеях» обещал быть знаменитый архитектор К. Бланк, но Румянцев не был бы собой, если б отдал все ему на откуп. Он активно вмешивался в архитектурные проекты.

В особенности же ревниво следил за возведением заложенной в честь победы Троицкой церкви. Возможно, и весь проект ее был задуман самим графом! Удивляясь его удачности, предполагают даже, что какой-то неизвестный архитектор (возможно, Баженов) помог Румянцеву облечь его замысел в правильную архитектурную форму и что Бланку оставалось лишь спорить с графом: «Нет! Это решительно невозможно!», «Зачем вы хотите строить церковь с башнями и шпилями?!» Странными казались архитектору и требования Румянцева сделать фасад церкви в виде триумфальной арки. И все же Бланк не мог не чувствовать внутренней правоты высокопоставленного заказчика.

В один из осенних дней в гости к Румянцеву пожаловала сама императрица Екатерина. Встретив государыню, тот без устали водил ее по усадьбе, делясь своими удивительными задумками, показал царице и строящуюся церковь, и «потешный дворец», выстроенный в виде турецкой крепости. Для высокой гостьи был разыгран и «шутейный штурм», после которого устроены были для нее русские пляски с хороводом и пением крепостных, фейерверки и бал.

Прощаясь с Румянцевым, Екатерина пожелала «дать месту сему» имя Кайнарджи в честь одержанных хозяином «великих побед». Обрадованный Румянцев подхватил идею императрицы, и вскоре уже и другие части имения получили соответствующие названия. Ферма была переименована в Кагул, а пустоши вокруг имения получили названия: Румянцевская, Кагульская, Задунайская...

Троицкая церковь окончательно была отделана и освящена лишь в 1784 г. К этому времени граф давно уже губернаторствовал в Малороссии, а благоустройством усадьбы занималась его жена, Екатерина Михайловна. «Посылаю к тебе счеты, на которых усмотришь, что в нонешнее лето в Канаржи употреблено денег на разные строения...» – отчитывалась она перед супругом. Но Румянцев, кажется, уже успел охладеть к подмосковной усадьбе. 

Троицкий храм, ставший редкой достопримечательностью (похожих и в целом свете – два-три) сильно пострадал от французских варваров в 1812 г. Восстанавливался он стараниями сына полководца, С.П. Румянцева, выстроившего рядом с ним в 1830-е гг. и примечательный мавзолей, в который задумал перенести останки отца. Из-за смерти ли Сергея Петровича в 1838 г. или по какой-то другой причине затея эта не удалась, зато мавзолей стал его собственной усыпальницей.

Шли годы, «фельдмаршала победный храм» продолжал жить своей жизнью. В начале XX века его настоятелем стал человек праведной жизни, отец Алексий Никольский. Патриот России, верный царю и православной вере, он прошел через тюрьмы и лагеря и был расстрелян в 1937 г. В 2000 г. Церковь прославила его в лике святых.

Так храм, овеянный земной славой великого полководца, увенчался и славой небесной!