1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1712

Ломбарды: в будущее или в никуда

Ломбард — это отнюдь не банк, хотя там тоже выдают деньги. Его услугами пользуются миллионы россиян, среди которых преобладают люди вовсе не богатые. Уже одно это означает, что ломбардный бизнес — дело тонкое. Между тем деятельность ломбардов регулируется в основном несколькими статьями ГК РФ, и специальный закон был бы очень полезен. Депутаты Госдумы недавно внесли законопроект «О ломбардной деятельности». Однако резюме представленного ниже мнения профессионалов этого бизнеса, что «законопроект требует серьезных изменений; в таком виде он не нужен ни производителю услуг, ни их потребителю».

Каковы новые нормы (новеллы), содержащиеся в законопроекте?

НОВЕЛЛА № 1

 

Ломбардная деятельность — это исключительно выдача кредитов под залог движимого имущества.

Однако в России издавна сложилась трехзвенная структура деятельности ломбарда: прием имущества в залог в обеспечение выдаваемых краткосрочных кредитов (п. 1 ст. 358 ГК РФ); прием имущества на хранение; реализация невостребованного имущества (РНИ).

В этой связи возникают некоторые вопросы:

  • Зачем искажать суть основной операции ломбарда, состоящей в приеме в залог имущества в обеспечение выдаваемого краткосрочного кредита, называя ее предоставлением кредита под залог?

  • Почему фактически запрещается деятельность по хранению вещей граждан в ломбарде — тем самым из ГК РФ «изымаются» две статьи — 919, 920? (Эта услуга распространена в небольших городах, где нередко отсутствуют альтернативные места хранения.)

  • Почему РНИ, являющаяся неотъемлемым элементом залога (хранения) в ломбарде, не признается ломбардной деятельностью, ведь это может иметь серьезные правовые и финансовые последствия?

Для ответа на эти вопросы ссылка на норму п. 6 ст. 358 ГК РФ, предусматривающую принятие закона, регулирующего правила кредитования граждан ломбардами, была бы недостаточной, поскольку обсуждаемый законопроект посвящен ломбардной деятельности в целом, а не одному (пусть и наиболее важному) ее элементу.

Получается, что объективной причины «иссечения» понятия ломбардной деятельности в законопроекте нет.

Возможно, на это есть субъективная причина: желание оставить в этой сфере чисто финансовые услуги. Но вряд ли это соответствует интересам граждан, ломбардов, а значит, и государства.

НОВЕЛЛА № 2

 

Ломбарды — это финансовые организации.

Объективных оснований для такого однозначного утверждения  тоже нет. Только субъективные.

Авторы законопроекта ссылаются на Федеральный закон «О конкуренции». Однако это не аргумент. Во-первых, он регулирует совсем другие вопросы и упоминание в нем ломбардов в ряду финансовых организаций сделано только в отношении его цели.

Во-вторых, ломбарды в любом случае не только финансовые организации, но еще и предприятия бытового обслуживания, что кардинально отличает их от тех же банков.

Попытки безоговорочно применить к ломбардам правила «кредитных и иных финансовых организаций» отрицательно  скажутся не столько на ломбардах, сколько на потребителях их услуг. Следует также учесть, что ломбарды традиционно курируются региональными (местными) органами власти в отличие от финансовых организаций, управляемых соответствующими федеральными структурами.

Желание отнести ломбарды к финансовым организациям прослеживается и в переименовании клиентов ломбарда из «залогодателей» (ст. 358 ГК РФ) или «поклажедателей» (ст. 919 ГК РФ) в «заемщиков» (аналогично банку), что не соответствует сути залоговых операций ломбарда.

НОВЕЛЛА № 3

 

Учредителями (участниками) ломбарда не могут быть государственные или муниципальные органы.

Компании с государственной и муниципальной собственностью имеют определенный приоритет у населения перед частными в смысле доверия, что способствует конкуренции между ломбардами. В любом случае государственные и муниципальные власти всегда вправе выйти из «доли» и без предписания обсуждаемого законопроекта.

Каковы же в таком случае объективные основания для запрета? В пояснительной записке к законопроекту об этом нет ни слова.

НОВЕЛЛА № 4

 

В случае изъятия (выемки) предмета залога из ломбарда договор о залоге прекращается.

Получается, что еще до решения суда залогодатель вещи, которая изъята, автоматически лишается права ею распоряжаться, что противоречит не только ГК РФ, но и Конституции РФ. При этом еще и ограничиваются права ломбарда, так как обязательства залогодателя согласно законопроекту прекращаются на дату выемки, а не на дату возврата денег. Данная норма могла появиться только из-за незнания практики работы ломбардов, ибо изъятые из ломбарда вещи нередко «возвращаются» в него, а чаще всего просто зависают в следственных органах.

НОВЕЛЛА № 5

 

5.1. Договор о залоге является публичным договором.

ГК РФ в отношении договора о залоге не предусматривает публичности (хотя в договоре о хранении аналогичная норма существует), и, полагаем, не случайно. Ведь при определении размера кредита имеет значение личность залогодателя. Кроме того, ломбард и залогодатель могут не достичь согласия в оценке предмета залога. Поэтому необходимо установить случаи изъятия из этого правила.

5.2. Первый экземпляр залогового билета выдается залогодателю, а второй остается в ломбарде.

Оба имеют одинаковую юридическую силу, распечатаны на принтере не под копирку и подписаны в установленном порядке. Какой же из них первый? И не станет ли это предметом споров? На наш взгляд, необходима корректировка.

5.3. Форма залогового билета утверждается уполномоченным органом исполнительной власти.

Данное требование может стать административным барьером для предпринимателей.

Вполне достаточно установить требования к содержанию договора о залоге вещей в ломбарде, что уже сделано в ст. 339 ГК РФ. Можно было просто внести в нее уточнения.

Вышесказанное не исключает обязательного утверждения формы залогового билета: если ломбард в соответствии с Законом не применяет ККТ, а выдает бланк строгой отчетности, в этом случае согласно Закону о ККТ форма залогового билета должна быть утверждена, что сейчас и сделано Минфином.

5.4. Законопроект требует процентную ставку по кредиту «переводить» в расчете на один календарный год.

Против такой нормы для банка, где деньги берутся на длительный срок, возражать трудно. Но подавляющее большинство залогов в ломбарде делается на срок 30 дней. Поэтому клиенты ломбарда сопоставляют именно ежемесячные ставки (иногда ставки за 1 день), годовые же ставки, тем более ставка рефинансирования ЦБР, их просто не интересуют.

НОВЕЛЛА № 6

 

Вводится закрытый и ограниченный список обязательств залогодателя перед ломбардом — всего три позиции: кредит, проценты, неустойка.

В случае если эта норма получит «путевку в жизнь», то залогодатель не сможет воспользоваться, например, услугой продления (перезалога) или частичного погашения кредита. Если ее сделать «бесплатной», то стоимость услуги ломбарды «заложат» в проценты для всех клиентов, то есть в результате пострадают все «непричастные».

НОВЕЛЛА № 7

 

Ломбард в первый день льготного срока обязан направить «невыкупщику» уведомление об истечении срока залога и о возникающих у него в связи с этим последствиях.

Объективных причин для такого установления нет — ведь у залогодателя имеется на руках залоговый билет, где срок выкупа указан, причем самим гражданином. И к моменту получения «письма несчастья» «невыкупщики» либо уже выкупят вещь, либо сделают это в самое ближайшее время. Зато изготовление и рассылка уведомлений увеличат затраты (а значит, и цены на услуги) ломбарда, по нашим расчетам, примерно на 7%. При этом многократно возрастет число семейных конфликтов у залогодателей.

НОВЕЛЛА № 8

 

Согласно законопроекту на смену механизма РНИ на торгах (п. 5 ст. 350 и 358 ГК РФ) придет РНИ путем «розничной продажи» предмета залога.

Каковы же причины для столь радикального изменения?

Пояснительная записка к законопроекту не дает ответа, а содержит аргументы, что из ст. 350 и 358  ГК РФ однозначно не следует то, что РНИ должна осуществляться на торгах.

Но достаточно прочитать п. 5 ст. 350: «Заложенное имущество продается лицу, предложившему на торгах наибольшую цену».

Воздержимся от популизма и приведем аргументы «за» торги в форме открытого аукциона:

  • торги — это базовый принцип залогового права, введенный в интересах залогодателя и направленный на получение максимальной цены за заложенную вещь (эту же цель преследует и ломбард);

  • при хорошей организации проведение торгов не требующее таких уж существенных ресурсов дело;

  • поскольку такие торги по определению означают продажу невостребованного залога по рыночной цене, исчезают основания для претензий залогодателя к ломбарду в части цены продажи.

Между тем при розничной продаже под ломбард «подкладывается бомба»: а почему именно такая цена? Наш прогноз: ломбард может оказаться в состоянии перманентных споров по этому вопросу либо вообще не сможет продать невостребованное имущество. Кому это надо? Только не залогодателю.

Продать предмет залога (принадлежащий не ломбарду, а залогодателю) путем розничной продажи невозможно — понятие договора розничной купли-продажи (ст. 492 ГК РФ) предусматривает, что продавец осуществляет предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, то есть (п. 1 ст. 2 ГК РФ) получает доход от такой продажи. Но, как совершенно правильно указано в законопроекте, целью РНИ является удовлетворение требований ломбарда к залогодателю. То есть непосредственно от РНИ ломбард дохода не получает. Таким образом, осуществлять РНИ путем розничной продажи в правовом смысле этого словосочетания просто не получится. Кроме того, заметная часть невостребованных залогов реализуется партиями в качестве «сырья». Такую продажу «розничной» тем более не назовешь.

НОВЕЛЛА № 9

 

В случае если сумма, вырученная при РНИ, ниже суммы оценки предмета залога, залогодателю возвращается разница между суммой оценки и суммой, вырученной при РНИ.

Иначе говоря, ломбард будет «наказан», заплатив неполученные деньги.

Вероятно, цель такой новеллы — защита гражданина. Но откуда взять деньги? В случае ошибки товароведа (приемщика) ответ вроде бы ясен — у товароведа (а ведь он тоже гражданин!). Если «виновата» конъюнктура, раскошеливаться придется руководителю (хозяину) ломбарда. И что в результате? И товаровед, и ломбард как организация начнут занижать сумму оценки залога, а следовательно,и сумму выдаваемого кредита, что совсем не в интересах залогодателя.

НОВЕЛЛА № 10

 

Сумма, подлежащая возврату ломбардом залогодателю, депонируется на специальном счете и по истечении срока исковой давности перечисляется в доход федерального бюджета.

Депонирование приведет к проблемам прежде всего для гражданина. Ведь если он обратится в ломбард за «своими» деньгами, то получит их не немедленно (как обычно и делается сейчас), а после снятия денег со специального счета.

Что касается дохода федерального бюджета, то здесь законодатель фактически предусматривает применение к ломбарду правил конфискации имущества (ст. 243 ГК РФ), которые никакого правового отношения к данному случаю не имеют. При этом игнорируется ст. 234 ГК РФ о праве добросовестного пользования чужим имуществом (в нашем случае — деньгами).

Полагаем, что многие ломбарды вполне законно смогут избежать проблем, связанных с депонированием и перечислением в бюджет, увеличив размеры неустойки (пеней, штрафов). Но ведь и сейчас бюджет без всяких «наворотов» получает доход от не востребованных залогодателем «излишков» за счет налога на прибыль в соответствии со ст. 250 НК РФ.

НОВЕЛЛА № 11

 

Порядку РНИ путем «розничной продажи» будет придана обратная сила.

Статья 16 законопроекта сформулирована так, что ломбарды, ранее (до даты предполагаемого превращения законопроекта в закон) не осуществлявшие РНИ на торгах (то есть нарушавшие ГК РФ), де-факто «обеляются» и «амнистируются».

Комментарии излишни.

НОВЕЛЛА № 12

 

Введено понятие «профессиональная тайна ломбарда».

Речь идет об информации о клиентах и сдаваемых ими вещах, которая без их согласия не может быть передана третьим лицам.

Не вдаваясь в формулировки законопроекта, которые и здесь требуют корректировки, подчеркнем позитивность тех норм, которые способствуют защите прав граждан и облегчают ломбардам непростую работу по противодействию часто незаконным требованиям разных государственных органов по предоставлению информации о клиентах.

Подытоживая...

 

Каких новелл в законопроекте нет, но очень бы хотелось их увидеть?

Законопроект, к сожалению, не регулирует такие проблемы деятельности ломбардов, как:

  • упрощение обращения для взыскания невостребованного залога в части отмены исполнительной надписи нотариуса;

  • гибкое регламентирование льготного срока;

  • урегулирование (упрощение) порядка РНИ по ювелирным изделиям, не имеющим пробирных клейм, а также проблемы учета в ГИБДД  реализованных невостребованных автомобилей;

  • некоторые вопросы обязательного страхования залогов ломбардом;

  • правовые меры по реальному противодействию недобросовестным ломбардам, которые «портят» имидж цивилизованного ломбардного бизнеса.

Вообще саму идею и ряд положений законопроекта о ломбардной деятельности можно только приветствовать, однако создается впечатление, что многие новые положения необоснованны и фактически сводятся к установлению правил, не соответствующих интересам и потребителей услуг ломбардов, и самих ломбардов, и государства.

Законопроект также содержит немало противоречий базовым нормам права и правовые неточности. При этом нерешенными остаются многие проблемы ломбардной деятельности. В связи с этим целесообразно внести в законопроект ряд поправок с учетом дополнительной экспертизы его положений и аргументированных предложений, высказываемых профессионалами ломбардного бизнеса. Но мы убеждены, что сама идея депутатов Госдумы о необходимости закона «О ломбардах» должна быть поддержана и реализована.