1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 86

Спрос маловат для разгона инфляции

Анализируя данные Росстата по инфляции в январе текущего года, эксперты приходят к выводу, что ожидать ее усиления в перспективе года не стоит.

Согласно данным Росстата, в январе инфляция потребительских цен составила +5,0% в годовом и 1,0% — в месячном сопоставлении.

Аналитики «ВТБ Капитала» обращают внимание на структуру роста цен: из 74 б.п., на которые повысился индекс, 57 б.п. в сумме пришлось на долю регулируемых тарифов и плодоовощную продукцию (28 и 29 б.п. соответственно), а ведь большинство категорий товаров в продовольствии не облагаются по базовой ставке НДС.

Аналитики также обращают внимание на ограниченный вклад в индекс потребительских цен тех категорий товаров и услуг, что учитываются при расчете базовой инфляции. По их мнению, это свидетельствует о низком эффекте переноса от повышения НДС с января 2019 г., а недельные данные уже указывают на нормализацию роста цен: в последние две недели инфляция держится в районе 0,1%.

В чем причина столь умеренного эффекта от повышения НДС? На этот счет существуют две гипотезы, не противоречащие друг другу, считают аналитики «ВТБ Капитала». Первая — упреждающее повышение цен: в условиях неполной конкуренции (например, из-за дифференциации товаров) и с учетом заранее известного повышения ставки НДС производителям и рознице имело смысл заблаговременно скорректировать цены. Такая тактика базируется в том числе на международном опыте. Вторая — ослабление спроса: ближе к концу 2018 г. инфляция ускорилась в сравнении с минимальными значениями начала года, что затормозило рост реальных зарплат.

Определенный вклад в развитие ситуации, продолжают аналитики «ВТБ Капитала», внесли оба упомянутых фактора. Тезис о снижении потребительского спроса подтверждается, в частности, отсутствием признаков того, что в декабре розничные продажи товаров длительного пользования выросли в ожидании повышения НДС. Ценовая политика производителей и ретейлеров требует более детального анализа.

Что касается структуры инфляции, наиболее выраженным эффект от повышения НДС был в тарифах на услуги ЖКХ: с января они выросли на 2,3% по сравнению с декабрем, это самый значительный рост в непродовольственном сегменте. Следует отметить, что отчасти в такое повышение тарифов заложена индексация, запланированная с июля, так что через пять месяцев, вероятно, придется вернуться к обсуждению эффекта высокой базы в регулируемых тарифах.

В продовольственном сегменте рост цен на плодоовощную продукцию, скорректированный на сезонные факторы, замедлился, в январе составив всего 0,7% в месячном сопоставлении (против 5,8% в декабре), в то время как инфляция цен на сахар стабилизировалась после активного роста в IV квартале 2018 г.

Чего же ожидать в 2019 г.? Если не брать в расчет всегда присутствующую неопределенность в отношении роста цен на продукты питания, статистика за январь указывает на вероятность того, что инфляционный прогноз ЦБ на 2019 г. (5,0—5,5%) будет пересмотрен в меньшую сторону. Однако следует понимать: чтобы в апреле — мае средняя годовая инфляция развернулась вниз после достижения пика в 6%, месячная инфляция в феврале — марте должна составить всего 0,6%, что теоретически возможно, но пока противоречит последним недельным показателям, указывающим на значение на 0,1—0,2 п.п. ниже.

Что это значит с точки зрения денежно-кредитной политики? Аналитики «ВТБ Капитала» отвечают: последняя инфляционная статистика подкрепляет ожидания, согласно которым на заседании в марте Банк России оставит ключевую ставку без изменений.

Эксперты Российского фонда прямых инвестиций констатируют, что данные Росстата об инфляции оказались ниже прогноза РФПИ и ниже консенсус-прогноза. Более того, базовая инфляция (не включает волатильные и регулируемые компоненты) повысилась еще умереннее: с 0,5 до 0,6% в месячном сопоставлении или с 3,7 до 4,1% — в годовом. Месячный рост в продовольственных товарах даже замедлился с 1,7 до 1,3%, хотя годовой показатель вырос с 4,7 до 5,5% из-за эффекта базы, объясняют аналитики РФПИ. Напротив, рост цен на непродовольственные товары ускорился с 0,2 до 0,6% в месячном сопоставлении (с 4,1 до 4,5% — в годовом), на услуги — с 0,4 до 1,1% (с 4 до 5%). В первом случае основной рост обеспечили табачные изделия, бытовая электроника, стройматериалы и бензин. Во втором случае около 0,2 п.п. пришлось на частичную индексацию тарифов с января на 1,7%, хотя подорожали и нерегулируемые услуги. Основными факторами роста, вероятно, стало повышение ставки НДС и слабый рубль во второй половине прошлого года, предполагают аналитики РФПИ, но рост оказался умеренней, чем мог бы быть. Это, указывают они, добавляет аргументов для ЦБ не менять ставку в пятницу.

РФПИ ждет пика инфляции в районе 5,7—5,8% во II квартале 2019 г., далее она начнет замедляться (до 4,7—4,9%) к концу года и опустится до 3,8—4,2% в течение 2020 г. В этом случае возобновить снижение ставки на 25—50 б.п. ЦБ может уже в сентябре — декабре.

Аналитики «Уралсиба» полагают, что рост цен на продовольствие продолжает оставаться следствием спада в сельскохозяйственной отрасли, который, согласно недавно опубликованной первой оценке производства ВВП, в 2018 г. составил 2%. Значительное повышение цен на жилищно-коммунальные услуги, очевидно, стало следствием индексации регулируемых тарифов в начале этого года, констатируют аналитики «Уралсиба» и указывают, что большинство остальных платных услуг населению подорожало довольно умеренно, что в сочетании с относительно невысокой инфляцией в секторе непродовольственных товаров говорит о наличии существенных ограничений со стороны потребительского спроса. Однако, продолжают они, несмотря на слабый спрос, на горизонте в несколько месяцев повышение НДС, состоявшееся 1 января 2019 г., приведет к соразмерному увеличению цен на большинство потребительских товаров. Таким образом, в краткосрочной перспективе цены продолжат расти на 0,5—0,6% в месячном сопоставлении. Согласно расчетам «Уралсиба», годовая инфляция в марте — апреле достигнет локального максимума в 5,7—5,9%, а по итогам текущего года цены вырастут на 5,1%.

Аналитики Райффайзенбанка напоминают, что обычно в январе рост цен ускоряется до минимум 0,3% в месячном сопоставлении (а как правило, даже больше), эффект от повышения НДС мог составить максимум +0,7 п.п., а фактически даже меньше, т.к. еще подорожал бензин и были проиндексированы тарифы ЖКХ и транспорта, больше, чем в прошлом январе. Это, вне всяких сомнений, позитивный сигнал для ЦБ. В прошлом году регулятор указывал широкий диапазон оценок эффекта НДС — от +0,6 до +1,5 п.п., и пока по итогам января он оказался у нижней границы.

В январе в лидерах инфляции оказались в основном небазовые компоненты индекса, констатирует Райффайзенбанк: услуги ЖКХ и пассажирского транспорта (+0,27 п.п. к годовому индексу в январе), плодоовощная продукция (+0,09 п.п.) и мясо (+0,04 п.п.). Рост цен в этих сегментах мог быть ускорен специфическими факторами, а не НДС. Например, индексация тарифов, в числе прочих факторов, сильно зависит от прогнозируемого уровня инфляции на этот год (4,3% против 3,1% в 2018 г.).

Ключевым вопросом для оценки инфляции остается время, в течение которого эффект от повышения НДС будет действовать на сезонно сглаженный месячный рост цен, считают аналитики Райффайзенбанка. В подавляющем большинстве стран, проходивших через повышение налога на потребление (НДС или налога с продаж), весь эффект проявлялся в самый первый месяц новой ставки, а потом помесячная динамика возвращалась к обычным значениям. Типичным примером может послужить инфляция в Нидерландах: с 1 октября 2012 г. НДС повысили с 19 до 21% (что выразилось в единовременном ускорении месячного роста цен в октябре 2012 г.). В российской ситуации существует риск, что эффект НДС будет растянут на ближайшие месяцы (наиболее вероятно, до конца I квартала). Так, со стороны предложения ретейлеры и поставщики в январе могли пожертвовать маржой, чтобы отыграть потери в ней в течение последующих месяцев.

Однако ускорение роста цен в феврале — марте в месячном сопоставлении, на взгляд аналитиков Райффайзенбанка, маловероятно. Главная причина — слабый потребительский спрос, следуют они в рассуждениях за коллегами из «ВТБ капитала»: заметно подняв цены, ретейлеры рискуют потерять выручку. Кстати говоря, Райффайзенбанк не видит существенных факторов для роста доходов населения в этом году, что должно заставить ретейлеров быть крайне осторожными в своей ценовой политике.

Для ЦБ умеренная инфляция и сдержанный рост инфляционных ожиданий — повод сохранить ключевую ставку на уровне 7,75% . Однако вряд ли регулятор снимает с повестки дня вопрос повышения ставки в перспективе этого года: риски внешние (санкции на государственный долг России, торговые споры Китая и США и пр.) и внутренние (отложенный эффект НДС) оставляют высокой вероятность одного повышения ставки в ближайшие месяцы, полагают аналитики Райффайзенбанка. А начало цикла смягчения — вряд ли вопрос этого года.

Непродовольственные товары дорожают медленно, несмотря на рост НДС

01.2019

12.2019

01.2019

12.2019

Изменение за месяц

Изменение за месяц

Изменение за год

Изменение за год

Индекс потребительских цен

1,0

0,8

5,0

4,3

Продовольственные товары

1,3

1,7

5,5

4,7

Непродовольственные товары

0,6

0,2

4,5

4,1

Услуги

1,1

0,4

5,0

3,9

Источник: Росстат