1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 71

Третейские суды: как добиться исполнения арбитражного соглашения и не допустить отмены решения третейского суда

В последние годы произошли очень важные изменения в российском праве, которые позволили приблизить наш третейский арбитраж, его правовой режим к международным стандартам. Постепенно, и мы этому свидетели, происходит некое смещение центра тяжести как с точки зрения принятия инвестиционных решений, так и в вопросах медиации, судебных разбирательств из иностранных юрисдикций в Российскую Федерацию. Процесс этот происходит не так быстро, как хотелось бы, участники российского рынка настроены пока еще достаточно настороженно к тому, чтобы активно пользоваться новеллами законодательства РФ в сфере коммерческого арбитража. Но тем не менее мы сегодня наблюдаем устойчивую тенденцию: российское третейское разбирательство становится все более весомым инструментом разрешения споров. Обо этом говорилось на семинаре «Актуальные вопросы использования арбитража (третейского разбирательства) в российских инвестиционных сделках», организованном PwC Legal совместно с Национальной ассоциацией участников рынка альтернативных инвестиций и Российским арбитражным центром.

Участники оборота отмечают: с каждым годом бизнес-процессы все больше и больше имплементируются в российскую юрисдикцию. За этим логично ожидать и следующего этапа — эксперты PwC Legal прогнозируют увеличение количества коммерческих споров, и, соответственно, их разбирательства будут перемещаться на территорию российского права. Благо, за последние год-два наше государство предприняло ряд мер, направленных на то, чтобы гармонизировать этот рынок, привести его в соответствие с международными стандартами, и способствовало уходу нечистоплотных, «карманных» арбитражей. Соответственно, появилась хорошая возможность вести третейские разбирательства в российской юрисдикции. Участники семинара, организованного PwC Legal, обсудили на примере конкретных кейсов возможности, которые перед нами открывает отечественное право.

В какой момент решение арбитража вступает в силу

Об оспаривании решений третейских судов рассказал Артем Шаманов, эксперт группы разрешения коммерческих споров PwC Legal.

В России по общему правилу, установленному Федеральным законом от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитраже), стороны принимают на себя обязательство добровольно исполнять вынесенное решение. Казалось бы, учитывая, что решение третейского суда не может быть обжаловано по третейскому разбирательству, можно было бы сделать вывод о том, что в России решение третейского суда сразу же вступает в силу. Но в российском праве имеется некий нюанс. Вопрос о том, когда решение третейского суда вступает в силу, зависит от того, что именно стороны согласовали в третейской оговорке относительно окончательности данного решения. Есть варианты, которые предусматривают такой сценарий развития событий, который позволит вступить решению в силу только после того, как будет принято решение в ходе его оспаривания.

Таким образом, сама возможность (и, соответственно, процедура) оспаривания решений третейских судов принимает принципиальный характер. Главный вопрос, на который сторонам стоит ответить в этом контексте: о чем была достигнута договоренность в третейской оговорке? Как предусматривают положения закона, стороны могут согласовать, что решение арбитража для них будет окончательным. Такое решение, говорит Закон, не подлежит отмене. А если в соглашении не было такого условия? По общему правилу для того чтобы оспорить решение третейского суда, придется обращаться в государственный суд. Впрочем даже при наличии в соглашении положения о том, что решение третейского суда неоспоримо, у стороны, посчитавшей себя ущемленной, остается возможность добиться пересмотра в свою пользу.

Как мы знаем, для того чтобы сторона, которая выиграла дело, получила исполнение, если добровольно решение не исполняется, она должна будет пойти в государственный суд и получить исполнительный лист. Другая сторона, которая является должником, может в рамках заявления о выдаче исполнительного листа, приводя те же аргументы, которые она приводила бы, если бы хотела отменить решение, оспаривать выдачу исполнительного листа. И Арбитражный процессуальный, и Гражданский процессуальный кодексы основания для такого оспаривания признают идентичными тем, по которым можно отменить решение третейского суда.

Об этом говорит сложившаяся на сегодняшний день судебная практика. В нижеприведенной подборке судебных решений мы увидим, на основании чего суды отменяют решения третейских арбитров. Два случая касаются материальных оснований отмены, еще два — процессуальных.

Дело о соразмерности ответственности нарушенному праву.

Позиция должника: спорное решение содержит вопросы, выходящие за пределы третейского соглашения, поскольку касается лица, не привлеченного к участию в деле. Взысканный с должника штраф в десятки раз превышает нарушенное обязательство.

Позиция суда: судом нарушен основополагающий принцип — принцип соразмерности гражданско-правовой ответственности, которая призвана компенсировать убытки и восстановить нарушенные права.

Постановление АС Московского округа от 14.11.2018 № Ф05-17945/2018 по делу № А40-172778/17

Дело о правовой неопределенности судебного решения.

Позиция должника: в выдаче исполнительного листа необходимо отказать, поскольку судом нарушен принцип правовой определенности. Между сторонами по иному делу уже был рассмотрен спор, который зафиксировал размер требований должника (кредитора по первому иску) к кредитору (должнику по первому иску).

Позиция суда: суд нарушил принцип правовой определенности, решение не устанавливает баланс прав спорящих сторон, а выдача исполнительного листа приведет к нарушению принципа законности судебного акта, справедливости и устойчивости гражданского оборота.

Определение АС г. Москвы от 25.09.2018 по делу № А40-118786/2017 (в рамках повторного рассмотрения согласно позиции ВС РФ)

Дело о нарушении тайны совещательной комнаты.

Позиция должника: в выдаче исполнительного листа необходимо отказать, поскольку процедура третейского суда не соответствовала федеральному закону — третейский судья принимал решение в присутствии докладчика, предварительно удалив с места устных слушаний представителей сторон.

Позиция суда: докладчик не относится к числу арбитров, рассматривающих дело. Нарушение тайны совещательной комнаты (принятие третейским судом решения по спору между кредитором и должником в присутствии докладчика) является грубым нарушением процедуры арбитража.

Постановление АС Центрального округа от 22.11.2017 № Ф10-4531/2017 по делу № А64-4911/2017

Дело о нарушении баланса интересов сторон спора.

Позиция должника: должник не был уведомлен о времени и месте заседания. В решении третейского суда указано, что ответчик не представил отзыв, хотя отзыв был получен судом за день до заседания. Также ответчику не было направлено дополнение к исковому заявлению.

Позиция суда: имеет место ситуация, при которой, с одной стороны, предприниматель представил отзыв на иск, с другой стороны, в решении третейского суда зафиксирован факт отсутствия отзыва ответчика, что привело к нарушению баланса интересов всех лиц, участвующих в соответствующих правоотношениях.

Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 14.10.2016 № Ф02-3674/2016 по делу № А74-99/2016

Обеспечительные меры в третейских судах

Вторую проблему, связанную с коммерческим арбитражем, осветила на семинаре Мария Михайлова, директор группы разрешения коммерческих споров PwC Legal.

Когда мы идем в третейский суд, мы рассчитываем на качественное правосудие, с понятной стоимостью этого правосудия и в понятные сроки. При этом стороны должны понимать, насколько решение третейского суда может быть оспорено, насколько это решение будет вынесено быстро и насколько они могут до обращения в суд получить те или иные обеспечительные меры. Еще один вопрос, о котором стоит помнить: имеет ли смысл обращаться в третейские суды за обеспечительными мерами? Ответ таков: да, обеспечительные меры третейские суды дают, но, к сожалению, даже при вынесении соответствующего протокольного определения оно не может быть автоматически использовано и исполнено государственными органами. Не говоря уже о том, что на основании решения третейского суда не могут быть внесены какие-либо записи либо изменения в государственные регистры (ЕГРЮЛ, ЕГРН), реестр владельцев именных ценных бумаг и др. Для внесения установленных решением третейского суда записей/изменений необходима выдача исполнительного листа независимо от того, требуется ли принудительное приведение в исполнение такого решения. Так что мы видим, рано или поздно (по крайней мере, если предмет спора сложен) победившей стороне придется обращаться в арбитражные суды и суды общей юрисдикции, чтобы просить содействия для исполнения тех обеспечительных мер, которые вынес третейский суд.

Рассмотрим этот постулат на примере. По заявлению стороны А третейский суд распорядился (ст. 17 Закона об арбитраже) наложить обеспечительные меры на имущество стороны В (например, в части распоряжения долями в некоем ООО). Проигравшая сторона не спешит исполнять свое обязательство. Поскольку третейский суд может лишь распорядиться о наложении обеспечительных мер, стороне-победителю необходимо обратиться с соответствующим ходатайством в государственный суд (ч. 5 ст. 92 АПК РФ, ч. 3 ст. 139 ГПК РФ).

Можно ли было стороне А сразу обратиться в госсуд? Безусловно. И в этом случае она получила бы явный выигрыш во времени. Но тут надо учитывать один важнейший момент. Государственный суд рассматривает дело (спор о праве) по существу, на предмет соответствия закону (применимому праву), договоренностям сторон и установления фактических обстоятельств, а не исходя из договоренностей сторон и обычаев делового оборота.

Исполнимость решений Третейского суда

Из вышесказанного мы можем определить алгоритм действий стороны, выигравшей коммерческий спор, который позволит с наиболее высокой долей вероятности добиться исполнения решения третейского суда.

Итак, дело в третейском суде выиграно, и стороне-победителю следует за исполнением направиться в государственный суд. Там возможны два варианта развития событий. Либо решение третейского суда будет отменено (и в исполнении будет отказано), либо победителю будет выдан исполнительный лист. В первом случае сторона может вновь обратиться в третейский суд за новым разбирательством спора либо решать свои проблемы в рамках государственного судопроизводства. Во втором случае проблемы могут возникнуть только в случае, если сторона, уступившая в разбирательстве, по тем или иным причинам свои обязательства не исполнит. Тогда можно попытаться обратить взыскание на имущество должника, находящееся за рубежом (если таковое, естественно, имеется). В зарубежном правопорядке следует идти простым, проверенным путем: обратиться в суд иностранной юрисдикции для признания и приведения в исполнение решения третейского суда, рассматривавшего дело на территории РФ. Иностранный суд может как исполнить решение, так и отказать, но в любом случае шансы получить исполнение увеличиваются.

При обращении в суд иностранной юрисдикции следует не забывать о казусе, который возник «на стыке» международных конвенций. Подпункт «е» п. 1 ст. V Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 г.) неоднозначно указывает, что в признании и приведении в исполнение может быть отказано, если решение было отменено или приостановлено исполнением компетентной властью страны, закон которой применяется. Должники необоснованно полагают, что когда материальное право отличается от права страны, где спор рассматривался, решение третейского суда можно оспорить в стране, чье материальное право применялось. Суды признают, что в данном положении имеется в виду процессуальный (арбитражный) закон страны, когда он отличается от арбитражного закона страны, в котором решение принято.

Нью-Йоркская конвенция среди прочего предусматривает возможность отказа в признании и приведении в исполнение арбитражного решения, отмененного в той стране, где решение было вынесено (тот же подпункт).

Такое ограничение можно преодолеть, если государства, к которым относятся стороны спора, также являются участниками и Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (Женева, 1961 г.). В таком случае отказать в признании и приведении в исполнение арбитражного решения можно, только если отмена в РФ имела место по ограниченному кругу оснований, определенному в п. 1 ст. IX Европейской конвенции.

По мнению экспертов PwC Legal, основания отказа в признании и приведении в исполнение решения, предусмотренные п. 2 ст. V Нью-Йоркской конвенции (нарушение публичного порядка страны, в которой испрашивается исполнение, или объект спора не может быть предметом арби-тражного разбирательства по закону этой страны), в любом случае не ограничены Европейской конвенцией и применяются наряду с ее положениями.

Что предусмотреть в соглашении

Как мы уже отмечали, с каждым годом количество сделок, которые ранее, как правило, заключались по английскому праву, все более перемещаются в зону российского правоприменения. В рамках этого процесса возникает одна, для многих неожиданная, но значимая практическая проблема. О ней рассказал Артем Мойсеенко, руководитель практики корпоративного права, сопровождения сделок M&A и международных реструктуризаций PwC Legal.

Когда мы работаем с английским правом, мы оперируем определенными, устоявшимися и однозначными терминами, которые при переносе на российскую почву (при автоматическом переводе) теряют в своей определенности. Когда бизнес начинает «англоязычный» термин применять в российском праве, то совершенно забывает о том, что российские суды находятся, существуют и функционируют вне контекста английского делового оборота. Следовательно, используя в договорах даже простейшие конструкции, стороны фактически оставляют их трактовку на усмотрение суда. А учитывая загруженность российских арбитражных судов, рассчитывать на глубинное погружение их в терминологию и глубокий анализ воли сторон несколько наивно. Использование в договорах арбитражных соглашений и соглашений о выборе форм государственных судов становится в сделках по российскому праву инструментом правовой защиты, который позволяет сторонам более эффективно в договорных конструкциях себя защищать.

Каждая сделка по-своему уникальна, и потребности в судебной защите могут довольно существенно отличаться в каждом конкретном случае. И если участники оборота будут об этом помнить изначально и учитывать это в договорах, то получат некий уровень спокойствия при осуществлении сделок и возможность эффективно защищать свои интересы в российском праве.

Подчинение российскому праву комплексных договоров требует анализа всего цикла регулируемых правоотношений. В положениях договора должны быть прописаны не только установление и «фиксация» фактов, но и толкование фактов и терминов и процедура выбора форума разрешения спора.

Что касается последнего вопроса — выбора инстанции для рассмотрения споров, — то для его оптимальной реализации необходима целая совокупность факторов. Все имеет значение, начиная от стоимости спора (необходимо оценить, сколько стоит государственный суд, сколько стоит третейское разбирательство) и заканчивая местом разбирательства. Главное правило здесь таково: двигаться следует от простого к сложному. Чем сложнее сделка, тем более детальной должна быть договорная конструкция.

Для сделок, предусматривающих большую сложность взыскания, но небольшую сложность используемых договоренностей, в договоре достаточно установить договорную подсудность.

Если сложность договоренностей высока, а взыскание не сулит проблем, можно обойтись «частичным» или «альтернативным» соглашением.

Если же риски высоки по всем направлениям, без полноценного арбитражного соглашения не обойтись.

Напоследок напомним, каким образом государственные суды могут отменить решение третейского суда.

Безусловная отмена решения третейского суда (ч. 4 ст. 233 АПК РФ) предусмотрена по следующим основаниям:

  • спор, рассматриваемый третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

  • решение третейского суда противоречит публичному порядку РФ.

Решение третейского суда также может быть отменено лишь в случае, если сторона, подающая заявление об отмене такого решения, представит доказательства того, что:

1) одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;

2) третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания — по праву Российской Федерации;

3) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмо-тренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления третейского суда по вопросам, которые охватываются третейским соглашением, могут быть отделены от постановлений по вопросам, которые не охватываются таким соглашением, может быть отменена только та часть решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым третейским соглашением;

4) состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону;

5) сторона, против которой принято решение третейского суда, не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о времени и месте заседания третейского суда либо по другим уважительным причинам не могла представить в третейский суд свои объяснения.