1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 35

Может ли банкротство правообладателя быть уважительной причиной для неиспользования товарного знака?

В деле о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования правообладателем-банкротом должен обеспечиваться баланс между интересами истца, заинтересованного в использовании товарного знака, и кредиторов, заинтересованных в наиболее полном удовлетворении своих требований за счет имущества должника. Такой баланс должен достигаться путем реализации этого товарного знака на торгах по справедливой цене.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 21.03.2018 № 306-ЭС17-19720 по делу № А55-5711/2014

Истец

ООО «Объединенные пивоварни Хейнекен»

Ответчик

ООО «Самарский водочный завод»

Суть дела

ООО «Самарский водочный завод» (далее — завод) — правообладатель товарного знака «Волжская охота». В мае 2014 г. завод был признан банкротом. В отношении него открыто конкурсное производство.

В июне 2016 г. ООО «Объединенные пивоварни Хейникен» (далее — общество) обратилось к заводу с иском о досрочном прекращении правовой охраны вышеуказанного товарного знака в отношении товаров 33-го класса МКТУ (алкогольные напитки). В обоснование своего иска общество сослалось на неиспользование должником данного товарного знака в период с 22 октября 2010 г. по 22 октября 2013 г., а также на свою заинтересованность в досрочном прекращении охраны товарного знака. Можно предположить, что истец неспроста ограничил период неиспользования 2013 г., учитывая, что и в последующие за указанным периодом несколько лет товарный знак не использовался. Общество опасалось, что в иске ему откажут со ссылкой на неиспользование товарного знака по независящим от правообладателя причинам — в связи с признанием его банкротом. В связи с чем и выбрало из общего почти шестилетнего периода неиспользования три года, предшествующие открытию конкурсного производства.

Изначально требование было подано в СИП РФ. Однако СИП РФ передал данное дело по подсудности в арбитражный суд субъекта для его рассмотрения в деле о банкротстве завода.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Он исходил из того, что для досрочного прекращения правовой охраны товарного знака необходимо, чтобы соответствующее обозначение не использовалось в последние три года, предшествующие обращению общества в арбитражный суд. Соответственно, в данном деле должен был учитываться период с 9 июня 2013 г. по 8 июня 2016 г. включительно. В указанный период (с 26 мая 2014 г.) в отношении правообладателя было введено конкурсное производство. Он фактически прекратил свою деятельность. А значит, правообладатель не использовал товарный знак по независящим от него причинам. Кроме того, суд отметил, что указанный товарный знак включен в конкурсную массу должника и подлежит продаже в порядке, установленном Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). С данными выводами согласились суды апелляционной инстанции и округа.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты судов нижестоящих инстанций и оставил дело без рассмотрения, исходя из следующего.

Обладание исключительным правом на товарный знак не только наделяет правообладателя определенными правомочиями, но и подразумевает использование принадлежащего ему товарного знака в гражданском обороте. Неиспользование товарного знака может послужить основанием досрочного прекращения правовой охраны товарного знака на основании положений ст. 1486 ГК РФ. При этом прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного прав на этот товарный знак (п. 4 ст. 1486 и п. 4 ст. 1514 ГК РФ).

При рассмотрении дел о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования сталкиваются интересы правообладателя, не использующего товарный знак, и лица, не имеющего возможности использовать соответствующее либо сходное обозначение, но желающего того.

При этом в ситуации, когда в отношении правообладателя открыто конкурсное производство, по мысли ВС РФ, должны учитываться также интересы конкурсных кредиторов. Согласно п. 1 ст. 131 Закона о банкротстве все имущество должника, имеющееся на день открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу, из которой осуществляется удовлетворение требований конкурсных кредиторов должника. При таких условиях требование общества о прекращении правовой охраны товарного знака, по сути, направленное на прекращение имущественного права, включенного в конкурсную массу, заявлено против кредиторов должника. Имея намерение лишить правообладателя, признанного банкротом, исключительных прав на товарный знак для целей удовлетворения своих интересов, общество фактически возлагает на кредиторов все негативные последствия, связанные с неиспользованием должником спорного товарного знака.

Казалось бы, подобная логика должна была привести ВС РФ к однозначному выводу о том, что банкротство является «извинительным» условием для неиспользования товарного знака и иск о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в таком случае не может быть удовлетворен. В целом схожую аргументацию в свое время приводил СИП РФ, отказывая в досрочном прекращении прав на товарные знаки, принадлежащие банкротам.

Однако ВС РФ решил, что все не так однозначно. Как отметила Коллегия, управленческие ошибки, равно как и любые другие факторы, находящиеся в сфере контроля правообладателя, приведшие к его банкротству, не могут давать преференций в гражданском обороте, в связи с чем само по себе введение в отношении правообладателя конкурсного производства не является доказательством того, что товарный знак не использовался по независящим от правообладателя обстоятельствам. В связи с этим введение в отношении правообладателя конкурсного производства, как правило, не может рассматриваться как уважительная причина неиспользования товарного знака применительно к положениям п. 3 ст. 1486 ГК РФ.

При этом, однако, ВС РФ не сделал вывода и о необходимости удовлетворения требований о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, принадлежащего банкроту. ВС РФ заключил, что баланс между интересами общества, заинтересованного в использовании товарного знака, и кредиторов, заинтересованных в наиболее полном удовлетворении своих требований за счет имущества должника, должен достигаться путем приобретения этого товарного знака на торгах по справедливой цене. Пока идет конкурсное производство, избранный обществом способ защиты права — иск о досрочном прекращении исключительного права — является преждевременным. В рассматриваемом деле общество не использовало возможность приобретения товарного знака по основаниям Закона о банкротстве. В связи с чем, как определил ВС РФ, его требование о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака следует оставить без рассмотрения применительно к п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ (не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком).

Подобное определение ВС РФ вызывает определенное недоумение по нескольким причинам. Во-первых, ВС РФ изложил прямо противоположные друг другу позиции относительно того, можно ли отнести банкротство правообладателя к «независящим от правообладателя» причинам неиспользования товарного знака. Во-вторых, ВС РФ проигнорировал в мотивировочной части основной аргумент кассационной жалобы общества о том, что для прекращения правовой охраны достаточно самого по себе факта неиспользования товарного знака в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Примечательно, что именно этот довод назвала заслуживающим внимания судья И.А. Букина, передавая дело на рассмотрение Коллегии.