1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 815

Как «упрощенцам» применять пониженные тарифы страховых взносов

В статье 427 НК РФ установлены условия применения пониженных тарифов страховых взносов для плательщиков, выплачивающих вознаграждения физическим лицам и осуществляющих виды деятельности, перечисленные в данной статье. В подпункте 5 п. 1 ст. 427 НК РФ отдельно перечислены льготируемые виды деятельности для «упрощенцев». Однако применение пониженных тарифов по-прежнему чревато рисками для плательщиков страховых взносов. И с принятием очередных поправок эти риски только усилились.

В числе плательщиков страховых взносов, имеющих право на пониженные тарифы страховых взносов, названы организации и индивидуальные предприниматели, применяющие УСН, основным видом экономической деятельности которых по ОКВЭД является, например, ремонт автомобилей, бытовых изделий, строительство, производство мебели — всего в списке более 60 видов деятельности.

Напомним, что в период действия ныне отмененного Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ (далее — Закон № 212-ФЗ) пониженные тарифы и условия их применения были установлены в ст. 58 этого закона. В той же статье был приведен и список льготируемых видов деятельности. Для применения пониженного тарифа от плательщика страховых взносов требовалось получение не менее 70% дохода по одному из видов деятельности, приведенных в упомянутом списке. После введения в действие главы 34 НК РФ «Страховые взносы» данная льгота из Закона № 212-ФЗ «перекочевала» в подп. 5 п. 1 ст. 427 НК РФ, а требование о соблюдении 70-процентного лимита — в п. 6 ст. 427 НК РФ.

Новации

В конце прошлого года Федеральным законом от 27.11.2017 № 335-ФЗ в п. 6 ст. 427 НК РФ была внесена правка: слова «от реализации продукции и (или) оказанных услуг по данному виду деятельности» были заменены словами «в связи с осуществлением этого вида деятельности». А фраза: «Сумма доходов определяется в соответствии со статьей 346.15 настоящего Кодекса» заменена на: «Общий объем доходов определяется путем суммирования доходов, указанных в пункте 1 и подпункте 1 пункта 1.1 статьи 346.15 настоящего Кодекса».

Иными словами, согласно новой редакции для плательщиков, указанных в подп. 5 п. 1 ст. 427 НК РФ, соответствующий вид экономической деятельности, предусмотренный указанным подпунктом, признается основным при условии, что доля доходов в связи с осуществлением этого вида деятельности составляет не менее 70% в общем объеме доходов. Общий объем доходов определяется путем суммирования доходов, указанных в п. 1 и подп. 1 п. 1.1 ст. 346.15 НК РФ.

Новый порядок распространяется на отношения, возникшие с 01.01.2017.

Некоторые специалисты посчитали, что первое изменение носит технический характер. Но у автора на этот счет возникли сомнения. Дело в том, что аналогичная ситуация, имевшая место в период действия Закона № 212-ФЗ, вызывала многочисленные судебные разбирательства, которые так и не привели к единому результату. Разругались даже судьи!

О чем спорили плательщики и проверяющие в период действия Закона № 212-ФЗ

В соответствии с положениями ст. 58 Закона № 212-ФЗ страхователь-организация имел право на применение пониженного тарифа страховых взносов при соблюдении совокупности следующих условий:

— находится на УСН;

— основной вид деятельности соответствует перечню, приведенному в подп. 8 п. 1 ст. 58 Закона № 212-ФЗ;

— доля доходов от реализации продукции или оказанных услуг по основному виду деятельности составляет не менее 70% в общем объеме доходов.

Именно с последним показателем (общим объемом доходов) сложилась очень неприятная ситуация как минимум для медицинских, детских дошкольных и общественных спортивных организаций.

Медицинские учреждения против фондов

Начнем с судебного спора, который рассматривал АС Уральского округа (постановление от 17.07.2017 № Ф09-3213/17).1

Медицинское учреждение ничем другим, кроме оказания медицинских услуг, не занималось, при этом получало целевое финансирование из бюджета. То есть доходы плательщика складывались из доходов, получаемых от оказания медицинских услуг в рамках ОМС, и доходов от платных медицинских услуг.

Плательщик был уверен, что имеет право на применение пониженного тарифа страховых взносов, поскольку доля его доходов от льготируемой деятельности составляла даже не 70, а 100%.

Но по расчетам проверяющих эта доля оказалась менее 70%, то есть, по мнению чиновников, плательщик права на пониженный тариф не имел.

В спорный период действовал п. 1.4 ст. 58 Закона № 212-ФЗ. Согласно ему конкретный вид экономической деятельности, предусмотренный подп. 8 п. 1 ст. 58 Закона № 212-ФЗ, признавался основным видом экономической деятельности при условии, что доля доходов от реализации продукции или оказанных услуг по данному виду деятельности составляет не менее 70% в общем объеме доходов. Сумма доходов определялась на основании ст. 346.15 НК РФ.

Напомним, что «упрощенцы» на основании п. 1 ст. 346.15 НК РФ, при определении объекта налогообложения учитывают следующие доходы:

— доходы от реализации, определяемые в соответствии со ст. 249 НК РФ;

— внереализационные доходы, определяемые в соответствии со ст. 250 НК РФ.

В силу подп. 1 п. 1.1 ст. 346.15 НК РФ при определении объекта налогообложения не учитываются доходы, указанные в ст. 251 НК РФ.

Обратимся к подп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ. При определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются доходы в виде имущества, полученного в рамках целевого финансирования и использованного по назначению, определенному источником целевого финансирования или федеральными законами. В частности, это средства, получаемые медицинскими организациями за оказание медицинских услуг застрахованным лицам от страховых организаций, осуществляющих ОМС этих лиц, а также средства, получаемые страховыми медицинскими организациями — участниками ОМС от территориальных фондов ФОМС.

Как указал суд, фонд оплаты труда работников, выполняющих полученное медучреждением задание по выполнению государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, финансировалось из средств ОМС, как и оплата обязательных страховых взносов в государственные внебюджетные фонды. Деятельность медучреждения была связана с выполнением территориальной программы ОМС, финансируемой за счет средств ОМС и средств краевого бюджета, которые являются средствами целевого финансирования.

При расчете доли доходов, полученных от льготируемой деятельности, суд не стал учитывать в числителе суммы, полученные в рамках целевого финансирования, но оставил их в знаменателе. После этого искомое соотношение стало много меньше нужных 70%.

По мнению суда, в силу подп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ целевые бюджетные средства ОМС не подлежат учету при определении суммы доходов от основного вида экономической деятельности. Вместе с тем правовые основания для исключения целевых бюджетных средств ОМС из общей суммы доходов отсутствуют, так как из буквального толкования и смысла п. 1.4 ст. 58 Закона № 212-ФЗ, действовавшего в спорный период, следует, что в общую сумму доходов должны быть включены любые доходы, вне зависимости от источников поступления, в том числе целевые бюджетные средства ОМС.

Аргумент в пользу медучреждения

В рассматриваемом споре медицинское учреждение сослалось на Определение КС РФ от 21.11.2016 № 1467-О. Из него следует, что соответствующий вид экономической деятельности признается основным при получении от него установленного размера дохода, определяемого согласно положениям п. 1.4 ст. 346.15 НК РФ, который, в свою очередь, не предполагает возможности учета в качестве такого дохода средств, получаемых медицинскими организациями от страховых компаний, осуществляющих ОМС. Указанные средства не учитываются и при определении объекта налогообложения для целей применения УСН — ст. 251 и 346.15 НК РФ.

Спору нет: нельзя учитывать полученные в рамках целевого финансирования средства в числителе, и не надо. Но имеют ли право чиновники включать эти суммы в знаменатель?

АС Уральского округа посчитал, что медицинское учреждение неправильно трактует Определение КС РФ от 21.11.2016 № 1467-О, и согласился с проверяющими из фондов.

Другое судебное решение как аргумент

В качестве доказательства в свою пользу медицинское учреждение также сослалось на постановление АС Восточно-Сибирского округа от 26.10.2016 № Ф02-5156/2016 по делу № А10-7158/2015. На это доказательство уральские судьи отреагировали значительно более нервно. Если отбросить юридическую вежливость, они практически обвинили сибирских коллег в некомпетентности! Что же так «задело» уральский суд?

Дело в том, что в деле, рассмотренном сибиряками, суд первой инстанции и апелляция рассуждали так же, как и АС Уральского округа. Но АС Восточно-Сибирского округа признал эти рассуждения ошибочными.

В этом деле нижестоящие суды, сославшись на ст. 250, 251 НК РФ, также пришли к выводу о несоблюдении поликлиникой предусмотренных в п. 1.4 ст. 58 Закона № 212-ФЗ условий для применения пониженных тарифов. Суды при этом исходили из расчетов чиновников, в которых общая сумма доходов для вычисления пропорции была увеличена на суммы полученных страхователем субсидий и зачисленных средств ОМС. Данные суммы суды посчитали доходами по смыслу ст. 346.15 НК РФ, но не доходами от основной экономической деятельности (как и АС Уральского округа).

Однако судьи не учли, что согласно п. 1, 1.1 ст. 346.15 НК РФ налогоплательщики, применяющие УСН, при определении объекта налогообложения учитывают доходы от реализации и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со ст. 249, 250 НК РФ; при определении объекта налогообложения не учитываются доходы, указанные в ст. 251 НК РФ.

При этом объектом налогообложения при применении УСН являются доходы или доходы, уменьшенные на величину расходов, — п. 1 ст. 346.14 НК РФ.

Таким образом, поступления, указанные в ст. 251 НК РФ, не признаются доходами для целей применения УСН. Следовательно, такие поступления не признаются доходами и для целей применения п. 1.4 ст. 58 Закона № 212-ФЗ, в связи с чем не подлежат включению ни в сумму дохода от основного вида экономической деятельности, ни в общую сумму доходов при расчете пропорции для проверки права на применение пониженного тарифа страховых взносов.

К числу таких доходов, не подлежащих учету при расчете пропорции, среди прочего, относятся доходы в виде имущества, полученного в рамках целевого финансирования, — подп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ.

К средствам целевого финансирования в соответствии с указанной нормой, в частности, относится имущество, полученное налогоплательщиком и использованное им по назначению, определенному источником целевого финансирования или федеральными законами:

— в виде лимитов бюджетных обязательств (бюджетных ассигнований), доведенных в установленном порядке до казенных учреждений, а также в виде субсидий, предоставленных бюджетным учреждениям и автономным учреждениям;

— в виде средств, получаемых медицинскими организациями, ведущими медицинскую деятельность в системе ОМС, за оказание медицинских услуг застрахованным лицам от страховых организаций, осуществляющих ОМС этих лиц.

Приведенная позиция, по мнению АС Восточно-Сибирского округа, согласуется с Определением КС РФ от 19.07.2016 № 1467-О.

Аргумент против: неосновательное обогащение

Чтобы понять истинную причину, почему суды выступают против применения пониженных тарифов медучреждениями, обратимся к постановлению АС Пермского края от 30.12.2016 по делу № А50-23939/2016.

Суд отметил, что медучреждение применяло пониженный тариф страховых взносов как в отношении фонда оплаты труда, финансируемого из средств целевого финансирования, так и в отношении фонда оплаты труда, финансируемого из доходов от оказания платных медицинских услуг. Но в составе средств ОМС медучреждению перечисляются средства на уплату страховых взносов по общеустановленному тарифу. То есть, применяя пониженный тариф, медучреждение фактически получало неосновательное обогащение (необоснованную выгоду) в виде разности между общеустановленным тарифом и пониженным.

Неутешительные выводы

Возвращаясь к постановлению АС Уральского округа 17.07.2017 № Ф09-3213/17, с которого мы начали разбор проблем применения пониженных тарифов, стоит отметить следующее. Видимо, это тот редкий, но не единственный случай, когда суд решил принять решение не по закону, а по справедливости. Аналогичной позиции придерживается и АС Западно-Сибирского округа (см. постановления от 21.11.2017 № А81-6596/2016 и от 27.11.2017 № А81-6594/2016).

Что написано пером...

Судебная практика довольно часто показывает нам, насколько огромное значение имеют правильные формулировки текста закона. Вот одна из таких ситуаций.

Налогоплательщик одновременно применяет УСН и ЕНВД. Основной вид его экономической деятельности поименован в подп. 5 п. 1 ст. 427 НК РФ. Но именно по нему применяется ЕНВД, а не УСН. Может ли такой налогоплательщик использовать пониженные тарифы страховых взносов?

Как уже говорилось выше, в подп. 5 п. 1 ст. 427 НК РФ перечислено много видов деятельности. При этом пониженные тарифы страховых взносов могут применять только те плательщики, которые применяют УСН.

Эта ситуация рассмотрена в письме Минфина России от 28.06.2017 № БС-4-11/12448@ (доведено до нижестоящих инспекций ФНС России письмом от 28.06.2017 № БС-4-11/12448@). А недавно появилось новое письмо ФНС России от 22.02.2018 № ГД-4-11/3589@, повторяющее эту позицию.

Чиновники рассудили так. В силу подп. 5 п. 1 и подп. 3 п. 2 ст. 427 НК РФ для компаний и предпринимателей, применяющих УСН, основным видом экономической деятельности которых, классифицируемым на основании ОКВЭД, является деятельность в производственной и социальной сферах, на период до 2018 г. включительно установлен пониженный тариф страховых взносов в размере 20% при условии, что доходы таких плательщиков за налоговый период не превышают 79 000 000 руб.

Согласно п. 6 ст. 427 НК РФ соответствующий вид экономической деятельности признается основным видом экономической деятельности при условии, что доля доходов от реализации продукции или оказанных услуг по данному виду деятельности составляет не менее 70% в общем объеме доходов. А сумма доходов определяется в соответствии со ст. 346.15 НК РФ.

На этом основании чиновники решили, что пониженные тарифы страховых взносов, установленные в подп. 3 п. 2 ст. 427 НК РФ, применяются упомянутыми плательщиками страховых взносов при соблюдении указанных критериев и применения УСН по основному виду экономической деятельности. Вывод: если основным видом экономической деятельности плательщика страховых взносов, совмещающего УСН и ЕНВД, является деятельность, указанная в подп. 5 п. 1 ст. 427 НК РФ, но по которой плательщик применяет ЕНВД, у него отсутствует право на применение пониженных тарифов страховых взносов.

Однако нашлись специалисты, которые посчитали, что пусть и чисто формально, но чиновники не правы. В рассматриваемом подпункте буквально выдвинуты только два условия:

— субъект должен применять УСН;

— основной вид деятельности должен быть упомянут в перечне.

О том, что УСН должна применяться именно по основному виду деятельности, здесь не сказано, как и о том, что субъект не может одновременно применять другую систему налогообложения.

Были сомнения, что арбитражный суд прислушается к таким весьма натянутым аргументам, но АС Уральского округа прислушался (см. постановление от 15.11.2017 № Ф09-7163/17)! Он однозначно указал, что «уплата обществом по основному виду деятельности ЕНВД, а не применение УСН, не может являться основанием для отказа в применении пониженного тарифа, поскольку по действующему законодательству применение тарифа не ставится в зависимость от того, какой налог уплачивается по основному виду деятельности».

Так что в тексте НК РФ важно каждое слово! И с этой аксиомой мы возвращаемся к той новации, о которой говорили в начале статьи.

В чем заключаются скрытые риски новаций

Как видно, основная проблема применения налогового законодательства — в его трактовках. Законодатели могут предполагать одно, фактически написать в законе другое, у чиновников будет своя трактовка, у налогоплательщиков/или плательщиков своя, а суд может посмотреть на все с другого ракурса, причем у каждого суда ракурс может быть свой.

Так вот, вернемся к нашей «технической правке», а точнее к показателю общего объема доходов (приводится в знаменателе при расчете пропорции), который теперь определяется путем суммирования доходов, указанных в п. 1 и подп. 1 п. 1.1 ст. 346.15 НК РФ. Здесь вроде бы все ясно. Как и говорили судьи АС Уральского и Западно-Сибирского округов, полученные субсидии должны учитываться при подсчете общей суммы доходов медучреждения2.

По другому обстоят дела с заменой фразы «от реализации продукции и (или) оказанных услуг по данному виду деятельности» на фразу «в связи с осуществлением этого вида деятельности»: здесь возникает простор для трактовок.

По мнению автора, такая замена означает, что субсидии, получаемые медучреждением от государства на финансирование его медицинской деятельности, должны включаться при расчете доли дохода, получаемого медучреждением от его основной деятельности в состав числителя при расчете пропорции.

Ведь если бы медучреждение не осуществляло этот вид деятельности, оно бы не получило никакого целевого финансирования. Связь между оказанием медицинских услуг и получением субсидий самая что ни на есть прямая!

Но как новшества будут трактоваться практически, нам еще только предстоит узнать. Хотя можно смело ожидать, что конфликты по этому поводу еще впереди.

1 См. также аналогичное постановление АС Уральского округа от 29.06.2017 № Ф09-3505/17.

2 Хотя можно было бы найти оборонительный ресурс и заявить, что раз законодателям пришлось прямо прописывать это положение в законодательстве, до этого момента такого правила не существовало.