1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 30

Корпоративное решение «дочки» банкрота, в результате которого его кредиторам причинен вред, может быть признано подозрительной сделкой

Решение о допэмиссии акций компании, в которой должник — мажоритарный акционер, может быть оспорено в рамках дела о банкротстве как сделка, причинившая ущерб кредиторам. Статья 61.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) позволяет оспаривать любые юридические факты, которые негативно влияют на имущественную массу должника.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 18.12.2017 № 305-ЭС17-12763(1,2) по делу № А40-698/2014

Заявитель

конкурсный управляющий Широков В.Б.

Должник

АО «Регионгазификация»

Суть дела

Общее собрание акционеров ЗАО «Теплоцентраль Белокуриха» (далее — Теплоцентраль) приняло решение о дополнительной эмиссии 295 968 акций путем закрытой подписки для компании Finesse Services Corporation (Британские Виргинские острова). Участвовал в собрании и голосовал только мажоритарный акционер — АО «Регионгазификация», в отношении которого уже была введена процедура наблюдения. В результате допэмиссии доля АО «Регионгазификация» в Теплоцентрали уменьшилась с 67,37 до 2,69%.

Впоследствии, полагая, что решение об увеличении уставного капитала Теплоцентрали имеет признаки подозрительной сделки, конкурсный управляющий АО «Регионгазификация» обратился с заявлением о:

  • признании недействительным решения об увеличении уставного капитала Теплоцентрали путем размещения дополнительных акций по закрытой подписке;

  • применении последствий недействительности сделки в виде восстановления должника в правах как акционера — владельца 67,37% от общего количества выпущенных обыкновенных именных акций Теплоцентрали;

  • признании недействительным дополнительного выпуска акций, зарегистрированного Сибирским главным управлением Банка России.

Арбитражный управляющий утверждал, что решение о допэмиссии имело целью причинение вреда имущественным правам кредиторов.

Позиция судов

Три инстанции отказали в удовлетворении требований арбитражного управляющего.

Суды исходили из того, что по смыслу ст. 153 ГК РФ и ст. 61.1 Закона о банкротстве решение общего собрания акционеров другого юридического лица не может рассматриваться как сделка должника либо как сделка, совершенная за счет должника. А значит, оно не может быть оспорено в рамках дела о банкротстве акционера — участника такого собрания. Конкурсный управляющий избрал ненадлежащий способ защиты права. Требование об оспаривании решения общего собрания относится к корпоративным спорам. Оно подлежит рассмотрению в общеисковом порядке по правилам главы 28.1 АПК РФ.

При этом суды определили правовую природу решения об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных актов. По их мнению, оно представляет собой одностороннее действие высшего органа управления общества, обеспечивающее в дальнейшем совершение сделок по размещению акций.

Позиция Верховного суда

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения судов нижестоящих инстанций и отправила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, руководствуясь следующей логикой.

По смыслу ст. 61.1 Закона о банкротстве перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием «сделка», предусмотренным ст. 153 ГК РФ. Потенциально могут оспариваться любые юридические факты, которые негативно влияют на имущественную массу должника.

Подобный подход отвечает, по мнению ВС РФ, базовой цели законодательства о банкротстве — защитить кредиторов от недобросовестности должника и некоторых его контрагентов — и принципам очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов. Кроме того, этот подход соответствует правовым позициям, сформулированным Пленумом ВАС РФ в п. 1 и 2 постановления от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» и Президиумом ВАС РФ в постановлении от 18.11.2008 № 10984/08 по делу № А79-7776/2007. В соответствии с этой позицией к числу юридических фактов, оспариваемых в рамках банкротства, могут быть отнесены действия, направленные на исполнение любых обязательств должника; совершенные третьими лицами (а не самим должником) сделки за счет должника, ненормативные правовые акты, оформляющие сделки по отчуждению имущества или прекращению имущественных прав должника.

ВС РФ при этом подчеркнул, что на законодательном уровне интерес кредиторов, требования которых не удовлетворены, как гражданско-правового сообщества признается более значимым по сравнению с интересами конкретных кредиторов, получивших имущественный актив от неплатежеспособного лица в индивидуальном порядке. Это соответствует целям выравнивания положения (возможности получить удовлетворение) всех кредиторов, обладающих равным правовым статусом.

В рассматриваемом деле судам, по мнению ВС РФ, следовало учесть интересы участников рынка ценных бумаг, ценность стабильности оборота на данном рынке, связанную, в частности, с возможностью дальнейшего обращения выпущенных акций и защитой их последующих добросовестных приобретателей. Хотя по общему правилу оспаривание решения об увеличении уставного капитала недопустимо в силу преобладания общественных интересов в защите соответствующего рынка как имеющего принципиальное значение для экономики в целом над интересами кредиторов несостоятельного лица, в данном конкретном деле есть ряд значимых обстоятельств, ввиду которых приоритет должен быть отдан интересам кредиторов.

Во-первых, должник являлся мажоритарным акционером Теплоцентрали. Фактически он единолично формировал волю общего собрания «дочки». Без него решение о выпуске дополнительных акций не могло бы быть принято. Получается, что он посредством исключительно собственных действий добился размывания своей доли до 2,69%, в чем, очевидно, не могло быть правомерного бизнес-интереса.

Во-вторых, офшорная компания получила возможность приобрести более 90% от общего числа акций по незначительной цене — 300 000 руб., притом что, по утверждению заявителей, такой пакет акций стоил более 30 млн руб., что составляло более 5% балансовой стоимости активов должника.

В-третьих, все названные действия совершены после введения в отношении должника процедуры наблюдения.

На основании изложенного Коллегия ВС РФ заключила, что в ситуации, когда корпоративные процедуры дочерней компании используются исключительно с целью причинить вред кредиторам материнской компании, скрыть имущество «дочки» от обращения на него взыскания кредиторами материнской компании, суд в деле о банкротстве материнской компании вправе рассмотреть требования об оспаривании соответствующих корпоративных действий (фактов) в дочернем обществе по специальным правилам законодательства о банкротстве. Иные эффективные способы защиты в данном случае отсутствуют.