Мария Ерохова: «На любой стадии процесса заинтересованное лицо вправе требовать принять обеспечительную меру. Почему бы не пользоваться таким правом?»

| статьи | печать
Мария Ерохова, к.юн., адвокат, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права НИУ ВШЭ

Победа в судебном споре, безусловно, важный, но не единственный этап при защите и восстановлении своих нарушенных прав. Так или иначе, конечной целью любого спора является исполнение судебного решения. Но если не принять необходимые меры вовремя — еще на стадии рассмотрения дела в суде или даже раньше, — исполнение судебного акта может быть сильно затруднено. В значительной степени это касается корпоративных споров — здесь у оппонента, как правило, имеется сразу несколько вариантов сохранить активы за собой, если решение будет не в его пользу. О том, как на сегодняшний день складывается судебная практика по применению обеспечительных мер в корпоративных спорах, легко ли стороне по делу добиться их применения и какая тактика повысит шансы на удовлетворение ходатайства о применении обеспечительных мер, «ЭЖ-Юристу» рассказала Мария Ерохова, к.юн., адвокат, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права НИУ ВШЭ.

«ЭЖ-Юрист»: Какие виды обеспечительных мер применяются в корпоративных спорах? Каковы их особенности?

Мария Ерохова: Обеспечительная мера зависит от материального требования. Например, по спорам о правах на акции типичной является следующая комбинация мер:

  • о запрете ответчику распоряжаться акциями;

  • о запрете реестродержателю изменять запись в реестре акционеров;

  • о запрете голосовать спорными акциями;

  • о запрете счетной комиссии учитывать голоса по спорным акциям.

По делам об оспаривании решения общего собрания участников возможны меры о запрете директору исполнять принятое и оспариваемое решение об одобрении сделки и запрете налоговому органу вносить информацию в ЕГРЮЛ — о внесении изменений в устав, например.

На практике бывают случаи, когда истец требует от суда принять определенную комбинацию из обеспечительных мер, а суд удовлетворяет только часть ходатайства. Например, в постановлении Президиума ВАС РФ 2007 г. по делу «Тольяттиазот» истец просил арестовать акции, запретить ими голосовать и запретить реестродержателю менять записи о принадлежности акций, но суд остановился только на одной мере — аресте акций. Будем считать, истец не был достаточно убедительным.

Справка

Речь идет о постановлении Президиума ВАС РФ от 20.03.2007 № 4937/05 по делу № А55-3006/2004-46. В этом деле Росимущество обратилось в суд с требованием признать недействительным договор купли-продажи 6,1% акций ОАО «Тольяттиазот», заключенный между Фондом имущества Самарской области и корпорацией «ТАФКО», и применить последствия недействительности сделки. Удовлетворяя требования лишь об аресте спорных акций, Президиум ВАС РФ указал, что в комплексе обеспечительные меры, наложения которых требовал истец, несоразмерны его требованиям, поскольку запрещали заинтересованным лицам голосовать на общем собрании акционеров общества «Тольяттиазот» и учитывать голоса по данным акциям при подведении его итогов по всем вопросам повестки дня, в то время как подобная мера могла касаться только тех вопросов, голосование по которым может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта или причинить значительный ущерб заявителю.

«ЭЖ-Юрист»: А какие обеспечительные меры/их комбинации являются наиболее эффективными в корпоративных спорах?

М. Е.: Универсального ответа на этот вопрос нет, все зависит от обстоятельств дела, вида требования и имущественного расклада в отношениях сторон.

Истцу при подготовке к ведению судебного дела следует задуматься о том, чего он ожидает на стадии исполнения судебного акта, а далее подумать, какие препятствия к исполнению могут возникнуть до принятия решения по существу. Комбинация видов обеспечительных мер должна быть направлена на успешное исполнение.

Например, лицо полагает, что его акции без основания списаны с его лицевого счета и зачислены на счет другого лица. Попытаться вернуть акции можно с помощью иска к новому реестровому акционеру. Однако после предъявления иска важно, чтобы акции снова не были проданы. Усложнить отчуждение акций может обеспечительная мера в виде запрета акционеру отчуждать акции и запрета реестродержателю менять запись о принадлежности. Чтобы стоимость акций не падала из-за действий их владельца, можно попросить суд запретить ответчику голосовать этими акциями.

«ЭЖ-Юрист»: Есть ли белые пятна, схемы, которым не получится противостоять при помощи обеспечительных мер? И всегда ли можно противостоять злоупотреблениям при помощи обеспечительных мер?

М. Е.: Белые пятна есть всегда. Обеспечительные меры не универсальная защита от лица, которое хотело бы обыграть истца. Тем не менее обеспечительные меры — это хороший инструмент, позволяющий заморозить имущественное положение спорящих сторон на время судебного разбирательства, и если истец выиграл спор, меры повышают исполнимость судебного решения.

«ЭЖ-Юрист»: А есть в практике примеры, когда суд удовлетворял ходатайство истца о применении обеспечительных мер, однако ответчику все равно удавалось их обойти?

М. Е.: Действие обеспечительных мер распадается на несколько этапов:

  • принятие судом обеспечительной меры;

  • узнавание об этом участвующих в деле лиц;

  • внесение в публичный реестр (юрлиц или прав на недвижимость) соответствующей информации.

Стороне сложно обойти меру, когда завершен последний этап — презумпция узнавания о мере всех из-за ее внесения в публичный реестр. До этого момента ответчик меры обходит элементарно.

Приведу пример: сегодня суд принял обеспечительные меры в виде запрета по распоряжению недвижимостью и запрета Росреестру менять запись о праве на имущество. Однако об этой мере еще никто не знает, и вещь отчуждается без препятствий. Когда запрет менять запись будет отражен в реестре, правообладателю будет сложнее обойти обеспечительную меру. После вступления решения об удовлетворении иска в законную силу лицо, в пользу которого наложен арест, приобретает права залогодержателя, то есть право обратить взыскание на это имущество.

Или еще: суд принимает обеспечительную меру в виде запрета отчуждать, а ответчик проводит реорганизацию в форме выделения и передает спорное имущество по разделительному балансу другому лицу.

Много случаев можно привести, поэтому отвечу кратко: при желании обеспечительную меру можно обойти, но суд вправе квалифицировать такие действия как злоупотребление правом, взыскать все судебные расходы с такого лица. А также в целом фон в процессе будет негативный для такого злоупотребляющего участника дела.

«ЭЖ-Юрист»: А бывает, напротив, что обеспечительные меры избыточны — реально блокируют работу компании без достаточных к тому оснований?

М. Е.: В российской практике обеспечительные меры напугали всех в начале 2000-х, когда были случаи принятия судом мер о запрете директору совершать любые сделки от имени корпорации. Или запрещали проводить годовое собрание участников. Это все парализовало корпорацию, поскольку не позволяло платить арендные платежи, зарплаты, утверждать годовую отчетность и т.д.

Еще были меры о передаче спорной вещи на ответственное хранение истцу (то есть в результате меры истец уже в начале процесса получал то, ради чего обратился в суд). Это тоже странно. Одно дело, когда в исполнительном производстве судебный исполнитель передает имущество на ответственное хранение взыскателю, в пользу которого уже принято решение суда. Другое дело, когда суд еще дело не решил, на чьей стороне право, неизвестно, но у ответчика уже изымается вещь и передается истцу. Думаю, это нарушение равновесия в правах спорящих сторон.

Реакцией на подобные обеспечительные меры была жесткая позиция ВАС РФ в постановлении Пленума № 55 о критериях принятия обеспечительных мер. В нем Пленум ВАС РФ разъяснял, что обеспечительные меры должны сохранять status quo в отношениях сторон, не должны затруднять деятельность корпорации.

Справка

Речь идет о постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер». В частности, как указано в п. 9 этого постановления, при применении обеспечительных мер арбитражный суд исходит из того, что в соответствии с ч. 2 ст. 90 АПК РФ обеспечительные меры допускаются на любой стадии процесса в случае наличия одного из следующих оснований: 1) если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации; 2) в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю. Затруднительный характер исполнения судебного акта либо невозможность его исполнения могут быть связаны с отсутствием имущества у должника, действиями, предпринимаемыми для уменьшения объема имущества. В целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю обеспечительные меры могут быть направлены на сохранение существующего состояния отношений (status quo) между сторонами.

Учитывая, что обеспечительные меры применяются при условии обоснованности, арбитражный суд признает заявление стороны о применении обеспечительных мер обоснованным, если имеются доказательства, подтверждающие наличие хотя бы одного из оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 90 АПК РФ.

Справедливости ради надо сказать, что постановление Пленума ВАС РФ № 55 породило другую крайность: суды почти перестали применять обеспечительные меры по гражданским спорам.

Потерпевшие от обеспечительных мер жаловались в квалификационные коллегии судей на нарушение судьями критериев принятия мер из постановления Пленума ВАС РФ № 55, некоторые коллегии лишали судей полномочий. У судей возник страх. Безопасной позицией стало непринятие мер.

«ЭЖ-Юрист»: Получается, в настоящее время суды неохотно применяют обеспечительные меры в корпоративных спорах?

М. Е.: По моим наблюдениям, судьи крайне осторожно применяют обеспечительные меры. Думаю, судьи опасаются жалоб и разборов, почему была принята обеспечительная мера.

«ЭЖ-Юрист»: Что нужно сделать стороне, чтобы добиться применения обеспечительной меры в корпоративном споре?

М. Е.: По постановлению Пленума ВАС РФ № 55 нужно доказать, что другая сторона совершит действие, о запрете которого просит истец.

Нередко такие доказательства отсутствуют у истца, а есть лишь основания полагать, что ответчиком будет совершено действие, о запрете которого просит истец.

В одном из недавних определений Коллегия судей ВС РФ высказалась, что суд не должен требовать от истца доказательств о планах ответчика совершить действие, затрудняющее исполнение будущего решения, а должен довольствоваться обоснованием вероятности совершения такого действия.

Справка

Речь идет об Определении СКЭС Верховного суда РФ от 08.04.2015 № 305-ЭС14-3945 по делу № А41-5150/2011. В этом деле кредитор, чьи требования к должнику, составляли около 60% совокупного размера требований всех кредиторов должника, к моменту проведения собраний кредиторов успел просудить лишь часть задолженности. В связи с этим он обратился в суд с заявлением о принятии обеспечительных мер в виде запрета на проведение собраний кредиторов должника до рассмотрения по существу всех его требований. Первая инстанция и первая кассация в удовлетворении заявления отказали, отметив, что заявитель не лишен права на участие в собрании кредиторов и может голосовать по вопросам повестки дня, а принятие испрашиваемых обеспечительных мер затронет права других кредиторов, чьи требования уже установлены и включены в реестр, а также приведет к затягиванию процедуры банкротства и увеличению расходов на ее проведение. ВС РФ направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, отметив, что хотя запрет на проведение всех собраний кредиторов и является чрезмерным, отказ судов в принятии обеспечительных мер нельзя назвать мотивированным. Заявителю предложили конкретизировать вопросы, по которым собрание кредиторов, по его мнению, не должно принимать решения до рассмотрения его требований по существу.

Как вы понимаете, уровень высказываний высших инстанций несопоставим: постановление Пленума ВАС РФ обязательно для судов, а высказывание тройки судей ВС РФ — нет.

Универсального рецепта, что сделать для получения обеспечительной меры, нет. В то же время в качестве общих рекомендаций можно назвать следующие:

  • отдельное ходатайство о принятии обеспечительной меры, которое не следует делать частью искового заявления;

  • в этом ходатайстве должно быть обоснование, почему именно эта мера необходима, и описание, как она соотносится с предметом иска и какие последствия будут, если меру не принять;

  • предоставление встречного обеспечения в виде денег на депозит суда или банковской гарантии повышает вероятность принятия обеспечительной меры.

«ЭЖ-Юрист»: С точки зрения тактики поведения в судебном процессе, как лучше действовать стороне, ходатайствующей о применении обеспечительных мер? Когда его лучше заявлять?

М. Е.: Самое главное — неоднократно просить принять обеспечительную меру и в каждом заявлении пытаться устранить те причины, которые указал суд как основание отказа в принятии меры.

Истец вправе попросить принять обеспечительные меры за 15 дней до подачи иска. Это предварительное обеспечение, и в нем вероятен отказ. Далее — при подаче иска, отказ так же вероятен. И далее на любой стадии процесса заинтересованное лицо вправе требовать принять обеспечительную меру. Почему бы не пользоваться таким правом?

«ЭЖ-Юрист»: Есть ли специфика применения обеспечительных мер в корпоративных спорах по сравнению с другими категориями дел?

М. Е.: С точки зрения закона специфика заключается в том, что при рассмотрении ходатайства о принятии обеспечительных мер по корпоративным спорам суд вправе провести судебное заседание и выслушать позиции истца и ответчика по вопросу. В результате судебного заседания пропадает такое свойство мер, как срочность. В то же время истец вправе скорректировать свое ходатайство о мерах непосредственно перед заседанием.

По сути, специфика обеспечительных мер в корпоративных спорах заключается в особой комбинации видов мер. Обеспечительные меры по корпоративным спорам должны, с одной стороны, обеспечить исполнение будущего судебного решения, но, с другой стороны, не остановить работу юридического лица.

«ЭЖ-Юрист»: Как вы оцениваете существующую на сегодняшний день судебную практику по вопросу применения обеспечительных мер в корпоративных спорах? Каковы перспективы?

М. Е.: С принятием обеспечительных мер на практике картина стала более оптимистичной, чем в 2012 г., например. Иными словами, обращение к правовым базам и рассказы коллег показывают, что обеспечительные меры по корпоративным спорам суды хотя и редко, но все же принимают.

Однако впечатление такое, что в каких-то случаях истец неубедителен и не может грамотно обосновать, почему нужна мера, а в других случаях кажется, что судья боится принимать обеспечительные меры.

Оснований для оптимистичных прогнозов на будущее я не вижу.

Вероятно, если упростить процедуру взыскания убытков ответчику, против которого была принята мера, но потом решение по существу принято в его пользу, ситуация слегка изменится. Для кардинальных перемен в вопросе обеспечительных мер нужна независимость судебной власти. Это банальное суждение и тема для другого интервью.

«ЭЖ-Юрист»: Можете привести наиболее значимые, на ваш взгляд, правовые позиции судов, которые следует учитывать стороне, ходатайствующей о применении обеспечительных мер?

М. Е.: Я приведу одно самое яркое, на мой взгляд, дело. Это Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда, в котором даны критерии определения размера компенсации при взыскании убытков за обеспечительные меры истца при последующем отказе в иске (Определение ВС РФ от 06.05.2016 № 308-ЭС15-18503 по делу № А53-1835/2015. — Прим. ред.).

Спор возник из-за того, что по ходатайству истца суд принял обеспечительную меру в виде приостановления исполнительного производства, в результате которого ответчик ожидала получить около 182 млн руб. Когда обеспечительная мера была отменена, потерпевший потребовал с бывшего истца компенсацию в размере 1 млн руб.

СКЭС ВС РФ сделала вывод о соразмерности и разумности этой компенсации, поскольку она соответствует 0,55% от стоимости заложенных объектов и составляет 0,73% годовых.

Нередко суд не применяет обеспечительную меру из-за того, что опасается причинить убытки ответчику, поскольку впоследствии в иске может быть отказано. С целью защиты ответчика от убытков в законе предусмотрен институт встречного обеспечения (ст. 94 АПК РФ. — Прим. ред.), суть которого заключается в том, что истец предоставляет актив, из которого впоследствии можно взыскать убытки. Основной вопрос сводится к размеру встречного обеспечения. Должно ли оно быть равным цене иска? В приведенном мной деле, по сути, дан отрицательный ответ: встречное обеспечение — это как бы плата за временное ограничение права.

День
Неделя
Месяц