1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4722

Миноритарные акционеры: проблемы и риски для контролирующих лиц

Приобретая контрольный пакет акций, новый контролирующий акционер не всегда в полной мере осознает, какие сложности могут возникнуть у него при взаимодействии с владельцами оставшихся нескольких процентов акций. О правовых рисках, возникающих у общества и контролирующего акционера в связи с наличием миноритариев, и о способах их минимизации читайте в материале.

Известной особенностью российской экономики является преобладание в ней корпораций с одним контролирующим акционером или небольшим числом блокирующих акционеров. Это справедливо в том числе и для акционерных обществ, классифицируемых как публичные. Абсолютное большинство из них характеризуются чрезвычайно высокой по западным меркам степенью концентрации корпоративного контроля: основной акционер, как правило, не только обеспечивает принятие решений общего собрания акционеров, но и непосредственно вовлекается в оперативное управление обществом через контролируемые им исполнительные органы общества.

Действующий Федеральный закон от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО), построенный в основном на американском опыте, ориентирован в первую очередь на регулирование отношений в публичных обществах — с распыленной структурой акционерного капитала и разделением менеджмента и владения. Этим обусловлены императивный характер многих положений закона и наличие у владельцев небольших пакетов акций значительного объема правомочий, злоупотребление которыми может существенно осложнять корпоративное управление.

В последние годы законодатель уделил большое внимание настройке баланса интересов мажоритарных и миноритарных акционеров в условиях высокой концентрации корпоративного контроля. Однако говорить об окончательном решении всех возможных проблем пока преждевременно.

Проблема первая: проведение корпоративных процедур

На первый взгляд, эта проблема в типичном случае не является острой: мажоритарный акционер, обладая блокирующим пакетом голосующих акций, может обеспечить принятие любого необходимого решения на общем собрании. Однако в определенных случаях миноритарии могут существенно осложнить претворение в жизнь некоторых решений.

В первую очередь речь идет об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций. Принятые большинством решения общего собрания о такой подписке часто становятся мишенью для исков миноритариев.

Исходя из ст. 39 Закона об АО, акционер, владеющий 3/4 голосующих акций, по общему правилу может провести решение о размещении акций на любых условиях — как по открытой, так и по закрытой подписке. Ранее закрытые подписки в пользу отдельных акционеров признавались сделками с заинтересованностью и требовали обязательного одобрения незаинтересованных акционеров, что оставляло миноритариям возможность фактической блокировки такой подписки. Однако с 1 января 2017 г. сделки, связанные с размещением акций, изъяты из сферы применения положений о заинтересованности (подп. 4 п. 2 ст. 81 Закона об АО), что дает возможность контролирующему акционеру не учитывать мнение меньшинства на всех этапах размещения.

При этом ст. 40 Закона об АО устанавливает гарантии прав миноритарных акционеров, голосовавших против или не принявших участия в голосовании: даже при закрытой подписке им предоставляется преимущественное право покупки размещаемых акций в количестве, пропорциональном количеству уже принадлежащих им акций этого типа. Эта гарантия призвана защищать акционеров от изменения соотношения голосов в обществе без их согласия.

Однако на практике такое соотношение может измениться даже при соблюдении требований ст. 40 Закона об АО. Например, это произойдет в случае размещения новых привилегированных акций по закрытой подписке в пользу мажоритарного акционера: у миноритариев преимущественное право не возникает, так как они не владеют акциями этого типа, соответственно, все новые акции получает контролирующий акционер. После этого достаточно одной невыплаты дивидендов для превращения этих акций в голосующие и радикального перераспределения корпоративного контроля (п. 5 ст. 32 Закона об АО).

Судебная практика в таких случаях допускает оспаривание дополнительной эмиссии миноритарными акционерами. Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.04.2010 № 17536/09 по делу № А51-11603/200844-328, увеличение уставного капитала с единственным намерением перераспределить голоса на общем собрании акционеров не соответствует законным целям размещения дополнительных акций. Об этом могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

  • цена размещения акций не соответствует их рыночной стоимости;

  • экономически обоснованная необходимость у общества в привлечении дополнительных средств путем эмиссии отсутствует;

  • в результате размещения акций общество привлекает незначительный объем дополнительных средств (см. постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 16.09.2013 по делу № А27-8268/2012, Северо-Кавказского округа от 24.04.2012 по делу № А63-5890/2011, Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2013 по делу № А40-105271/2012).

Поэтому, если проводимая корпоративная процедура приводит к размытию доли миноритарных акционеров, для минимизации рисков оспаривания рекомендуется получать отчеты о независимой оценке рыночной стоимости размещаемых акций, а также готовить финансово-экономическое обоснование привлекаемых в результате эмиссии средств (например, направление их на конкретные проекты для развития общества).

Кроме того, в обозримом будущем можно ожидать расширения прав миноритарных акционеров при увеличении уставного капитала. Минэкономразвития России разработало законопроект, вносящий изменения в ст. 40 Закона об АО (опубликован на портале regulation.gov.ru под ID 02/04/10-16/00055731). В соответствии с предлагаемыми поправками акционерам будет предоставляться преимущественное право приобретения размещаемых впервые привилегированных акций в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им обыкновенных акций. Законопроект пока не внесен в Госдуму, однако уже получил положительное заключение об оценке регулирующего воздействия.

Впрочем, размытие доли корпоративного контроля миноритарных акционеров возможно не только в порядке обычного увеличения уставного капитала. Она может существенно измениться в результате проведения реорганизации в форме присоединения к другому обществу.

Дело в том, что при реорганизации акции присоединяемого общества конвертируются в акции присоединяющего, причем в силу п. 2 ст. 37 Закона об АО условия и порядок конвертации определяются соответствующими решениями и договорами. Коэффициент конвертации акций, то есть их соотношение, устанавливается в договоре о присоединении (п. 3 ст. 17 Закона об АО). При этом требований об учете рыночной стоимости акций, а также сохранении их удельного веса в уставном капитале закон не предусматривает.

При таких условиях у миноритариев, в отличие от ситуации с увеличением уставного капитала, отсутствует возможность оспорить коэффициент конвертации, приводящий к размытию их долей.

Судебная практика, сформированная на основании постановления Президиума ВАС РФ от 06.11.2012 № 8838/12 по делу № А03-11490/2011, стоит на том, что данный коэффициент определяется общим собранием акционеров на основе принципа свободы договора. Акционеры, не согласные с принятым решением, вправе потребовать выкупа их акций по рыночной цене.

Такое положение дел может измениться в случае принятия законопроекта, предусмотренного дорожной картой Правительства РФ «Совершенствование корпоративного управления» (утв. распоряжением Правительства РФ от 25.06.2016 № 1315-р). Предлагаемые поправки должны предусмотреть рыночную оценку коэффициента конвертации с возможностью отхода от нее только единогласным голосованием. По графику законопроект должен был быть внесен в 2016 г., однако по состоянию на сегодняшний день он не подготовлен.

Проблема вторая: предъявление косвенных исков

ГК РФ и Закон об АО предоставляют акционерам право обращаться с исками в интересах общества об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью, а также о взыскании с менеджмента и контролирующих лиц причиненных обществу убытков в связи с нарушением обязанностей действовать разумно и добросовестно (п. 1 ст. 65.2 ГК РФ). При этом минимальное количество акций, необходимое для предъявления такого рода исков, весьма невелико — всего 1% голосующих акций у истцов в совокупности (п. 5 ст. 71 Закона об АО).

Таким образом, общество, в котором имеются миноритарные акционеры, всегда находится под потенциальной угрозой вовлечения в судебное разбирательство по поводу совершенных им сделок и их последствий. При этом если рисков, связанных с одобрением сделок, достаточно легко избежать, соблюдая предусмотренные законом процедуры корпоративного одобрения, то в отношении взыскания убытков риски поддаются прогнозированию гораздо хуже. В соответствии со ст. 53.1 ГК РФ, ст. 71 Закона об АО члены органов и контролирующие лица общества отвечают за любые убытки, причиненные обществу по их вине. Таким образом, любой убыток, возникший в ходе деятельности общества, потенциально может быть предметом предъявленного акционером иска. В зоне риска находятся, в частности, широко распространенные операции по формированию так называемых отраженных убытков: оставление на уровне дочернего общества расходов от ведения деятельности с выводом доходов и активов на уровень основного акционера. Если в дочернем обществе имеются другие акционеры, в том числе с минимальными пакетами акций, они могут потребовать возмещения отраженных убытков.

Проблема третья: раскрытие информации

Закон об АО предписывает обществу хранить и раскрывать акционерам по их требованию существенный объем документов (полный перечень приводится в ст. 89). Какие-либо ограничения доступа предусмотрены только для документов бухгалтерского учета и протоколов заседаний коллегиального исполнительного органа — их могут получать только акционеры с долей от 25% голосующих акций (причем дорожной картой Правительства РФ «Совершенствование корпоративного управления» предусмотрено снижение этой доли до 10% к 2017 г.).

Это означает, что с точки зрения буквы закона право требовать раскрытия большого количества документов принадлежит любому акционеру, независимо от количества принадлежащих ему акций. Это создает богатые возможности для злоупотреблений: от попыток парализовать работу общества массивными запросами (которые подлежат исполнению в течение семи рабочих дней) до промышленного шпионажа (конфиденциальная информация может содержаться, например, в протоколах заседаний совета директоров). При этом за непредоставление информации компания может быть оштрафована на сумму до 700 000 руб. (ст. 15.19 КоАП РФ). Все это делает запрос на раскрытие документов самым популярным и дешевым инструментом для гринмейла.

До определенной степени общество может сопротивляться недобросовестным запросам по формальным основаниям. Так, п. 3 указания Банка России от 22.09.2014 № 3388-У (далее — указание) установлено, что запрос на раскрытие документов должен быть конкретизирован по виду и периодам создания запрашиваемых документов, что позволяет блокировать чрезмерно общие и расплывчатые требования либо толковать их ограничительным образом. А согласно п. 15 этого же указания исполнение запроса на предоставление копий более десяти документов или документов объемом более 200 страниц может быть продлено на срок до 20 рабочих дней. Время ознакомления на практике может ограничиваться рабочими часами общества.

Переписка акционера и общества по этим формальным моментам, сопровождаемая раскрытием малозначительных документов, может длиться довольно долго. Однако возможности заблокировать запрос по существу на данный момент весьма ограничены. Даже содержащую коммерческую тайну информацию общество обязано раскрывать, получив у акционера расписку о предупреждении о конфиденциальности информации и обязанности сохранять ее (подп. 21 указания).

Определенную защиту от явно недобросовестных запросов предоставляет информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ». Согласно п. 1 этого письма суд может отказать в удовлетворении требования участника, если будет доказано наличие в его действиях злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ). О злоупотреблении могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

  • акционер является фактическим конкурентом общества либо его аффилированным лицом;

  • у акционера отсутствует правомерный интерес в получении информации;

  • запрашиваемая информация носит характер конфиденциальной, относится к конкурентной сфере, и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества.

Проблема раскрытия информации может значительно снизить свою остроту в случае принятия разработанного Минюстом России законопроекта (опубликован на портале regulation.gov.ru под ID 01/05/03-16/00047405), предлагающего ввести следующие ограничения правомочий акционеров:

  • для получения доступа к протоколам заседаний совета директоров, документам на имущество общества, договорам общества требуется как минимум 2% голосующих акций;

  • для предоставления документов необходимо обосновать разумную деловую цель;

  • общество вправе отказать в предоставлении документов, содержащих коммерчески значимую информацию, распространение которой может нанести ущерб интересам общества, либо имеются иные обстоятельства полагать, что лицо, обратившееся с требованием, использует информацию во вред обществу.

Концентрация корпоративного контроля: преимущества и способы

Необходимость учитывать интересы миноритариев, принимать во внимание риски их недобросовестного поведения существенно осложняет корпоративное управление даже в тех компаниях, где ведущий акционер имеет блокирующий пакет акций. Это порождает естественное стремление к доведению концентрации корпоративного контроля до 100% с отсечением акционеров, не способных влиять на принимаемые обществом решения.

Основным способом решения этой задачи в современной корпоративной практике является вытеснение миноритарных акционеров через механизмы публичного предложения, предусмотренные главой XI.1 Закона об АО. Механизмы эти призваны защищать интересы миноритарных акционеров, которые в результате приобретения крупного контролирующего пакета акций и следующего за этим изменения расстановки сил в обществе теряют возможность влиять на принимаемые решения: посредством обязательного предложения миноритариям гарантируется получение справедливой цены за их акции, не имеющие практического веса в компании. Однако, с другой стороны, публичное предложение может использоваться для концентрации корпоративного контроля.

В соответствии со ст. 84.1 Закона об АО лицо, которое намерено приобрести более 30% акций публичного общества, вправе направить остальным акционерам публичную оферту о приобретении у них акций (добровольное предложение). Если по результатам скупки акций на основании такого предложения мажоритарий приобретает не менее 10% акций, концентрирует в своих руках более 95% от общего числа акций, он вправе принудительно выкупить оставшиеся у миноритариев бумаги по рыночной цене (ст. 84.8).

Таким образом, чтобы запустить процедуру вытеснения, мажоритарный акционер может (как вариант):

  • размыть совокупную долю миноритариев в уставном капитале до величины менее 5%;

  • приобрести у дружественного акционера по добровольному предложению не менее 10% акций.

При определении искомого соотношения долей в уставном капитале необходимо принимать во внимание, что для целей добровольного предложения учитываются только голосующие акции. Поэтому, если в консолидируемом пакете присутствуют привилегированные акции, необходимо предварительно перевести их в статус голосующих посредством невыплаты дивидендов.

Добиться уменьшения доли миноритариев до порогового значения, а также сформировать акционера — потенциального продавца необходимого количества акций по добровольному предложению можно одним из следующих способов:

  • дополнительной эмиссией акций по закрытой подписке в пользу потенциального продавца;

  • реорганизацией в форме присоединения другого общества, акционером которого является потенциальный продавец.

В первом случае потребуется рыночная оценка размещаемых акций и их оплата в соответствии с оценкой, что увеличивает расходы на процедуру. Кроме того, существуют обозначенные в первом разделе статьи риски оспаривания эмиссии миноритарным акционером по мотиву ее направленности исключительно на размытие доли меньшинства в уставном капитале. Наконец, миноритарии могут воспользоваться преимущественным правом покупки размещаемых акций, что при определенных обстоятельствах может помешать достичь искомого соотношения долей в уставном капитале.

Реорганизация в этом смысле является более дешевым и безопасным вариантом:

  • исключаются риски вмешательства в нее третьих лиц, не являющихся участниками присоединяемого общества;

  • порядок конвертации акций присоединяемого общества в акции основного общества (коэффициент конвертации) определяется на договорной основе, отсутствует привязка к рыночной стоимости акций.

При условии проведения процедуры вытеснения в соответствии с установленным в законе порядком основным риском мажоритарного акционера является оспаривание цены выкупа. Как следует из постановления Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 443/11 по делу № А08-2788/2008-21, рыночная цена акции в данном случае должна определяться исходя из 100-процентного пакета без дисконта на миноритарный характер выкупаемых пакетов. Миноритарии, не согласные с ценой выкупа, вправе предъявить иск о возмещении причиненных им убытков. При этом иск об оспаривании самой процедуры вытеснения не будет иметь перспективы: в судебной практике сложился подход, в соответствии с которым надлежащим способом защиты прав вытесняемого акционера является только возмещение убытков (см. постановления ФАС Поволжского округа от 05.05.2010 по делу № А06-4966/2009, Московского округа от 28.10.2009 по делу № А40-3521/2009).