1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 5

Адвокатам разъяснили Кодекс этики - 1

Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам (КЭС) разработала разъяснения по вопросам применения трех положений Кодекса профессиональной этики адвоката (п. 3.1 ст. 9, п. 3 ст. 21, п. 1 ст. 17). Эти разъяснения были утверждены на последнем заседании совета ФПА 28 января 2016 года, опубликованы и вступили в силу.

Комиссия высказала свою позицию относительно поведения адвокатов, направленного на формирование положительного имиджа. Так, указание адвокатом в Интернете, а также в брошюрах, буклетах и иных информационных материалах сведений о наличии у адвоката положительного профессионального опыта, а также информации о профессиональной специализации адвоката само по себе не противоречит Кодексу профессиональной этики адвоката.

Руководство ФПА акцентирует внимание на том, что ни квалификационная комиссия, ни совет адвокатской палаты субъекта РФ не вправе делать выводы о наличии в поведении адвоката признаков уголовно-наказуемого деяния или административного правонарушения.

Компетенция квалификационной комиссии и совета адвокатской палаты субъекта РФ включает установление в действиях (бездействии) адвоката только признаков дисциплинарного проступка и применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Следовательно, вопрос о наличии в действиях (бездействии) адвоката признаков уголовно-наказуемого деяния может быть решен только в порядке уголовного судопроизводства, определенном УПК РФ. Это относится и к вопросам установления в действиях адвокатов признаков административных правонарушений (ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ).

Большое внимание в разъяснениях уделено участию адвоката в оперативно-разыскной деятельности (ОРД).

Проблемными в дисциплинарной практике адвокатских палат стали ситуации, когда адвокат принимал участие в негласных оперативно-разыскных мероприятиях с согласия и в интересах своего доверителя, устраняя вред, причиняемый последнему преступными действиями. Органы адвокатских палат занимали при рассмотрении дисциплинарных производств разные позиции: одни признавали в действиях адвокатов дисциплинарный проступок, другие приходили к выводу об отсутствии нарушения закона и Кодекса этики, третьи прекращали дисциплинарное производство вследствие неопределенности нормативно-правовой базы.

Наблюдались расхождения по таким ситуациям и в точках зрения квалификационной комиссии и совета палаты. В своих разъяснениях комиссия исходит из того, что здесь в противоречие вступают две важные ценности: с одной стороны, безусловная польза действий адвоката для доверителя, с другой – доверие общества к институту адвокатуры и профессии адвоката, основанное на принципах независимости и адвокатской тайны, подрываемое участием адвоката в тайном сыске.

Наиболее разумным и социально полезным для разрешения подобных противоречий является поиск баланса, который не приносит один значимый интерес в жертву другому. Комиссия считает, что такого рода баланс достигается исходя из общеправового принципа крайней необходимости (в международном праве, например в Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод, употребляется прилагательное «абсолютная»).

Руководствуясь этим принципом, адвокат, столкнувшись с угрозой причинения вреда своему доверителю, обязан:

– убедиться в том, что такая угроза реальна;

– обсудить с доверителем меры ее ликвидации помимо обращения в правоохранительные органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность;

– поставить доверителя в известность о запретах для адвоката сотрудничества с органами, осуществляющими ОРД, установленных законом и Кодексом этики;

– если без ОРД эффективно противостоять преступным действиям нельзя, постараться обеспечить участие в оперативно-разыскных мероприятиях других лиц, в частности самого доверителя;

– только если без участия адвоката в ОРД защитить интересы доверителя не представляется возможным, адвокат вправе разово содействовать (сотрудничать) ОРД на безконтрактной основе.

Комиссия подчеркнула, что участие в ОРД для адвоката может быть мотивировано при оказании юридической помощи только защитой интересов доверителя, а за ее пределами – противостоянием угроз совершения преступных действий в отношении адвоката и его близких родственников. Обоснование участия в ОРД общегражданским долгом, стремлением помочь государству в борьбе с преступностью для адвоката недопустимо, поскольку институт адвокатуры такую цель не преследует, а создан исключительно для оказания профессиональной юридической помощи.