1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 28

Суды решили так (УСН) («Малая бухгалтерия», № 05, 2017 г.)

[-] Имущество, полученное безвозмездно, оценивается исходя из рыночных цен, но не ниже определяемой в соответствии с главой 25 НК РФ остаточной стоимости

(Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 16.06.2017 по делу № А10-1/2016)

Инспекция провела выездную налоговую проверку индивидуального предпринимателя, по итогам которой было вынесено решение о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения с доначислением налога в рамках УСН. Основанием послужил вывод налоговиков о занижении предпринимателем суммы дохода в виде безвозмездно полученного имущества от ООО.

Предприниматель обратился в суд, но поддержки там не нашел.

Суд признал действия инспекции правомерными, исходя из следующего.

На основании п. 1 ст. 346.15 НК РФ при определении объекта налогообложения учитываются доходы от реализации, определяемые в соответствии со ст. 249 НК РФ, и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со ст. 250 НК РФ.

Согласно п. 8 ст. 250 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемый период) внереализационными доходами признаются доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в ст. 251 НК РФ. При получении имущества (работ, услуг) безвозмездно оценка доходов осуществляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений ст. 40 НК РФ, но не ниже определяемой в соответствии с главой 25 НК РФ остаточной стоимости — по амортизируемому имуществу и не ниже затрат на производство (приобретение) — по иному имуществу (выполненным работам, оказанным услугам). Информация о ценах должна быть подтверждена налогоплательщиком — получателем имущества (работ, услуг) документально или путем проведения независимой оценки.

В соответствии с п. 2 ст. 248 НК РФ для целей главы 25 НК РФ имущество (работы, услуги) или имущественные права считаются полученными безвозмездно, если получение этого имущества (работ, услуг) или имущественных прав не связано с возникновением у получателя обязанности передать имущество (имущественные права) передающему лицу (выполнить для передающего лица работы, оказать передающему лицу услуги).

Таким образом, определяющим фактором для применения положений п. 8 ст. 250 НК РФ является безвозмездность дохода в виде полученного имущества (работ, услуг) либо имущественных прав. При этом безвозмездным получение является только в том случае, когда предоставление имущества (работ, услуг) или имущественных прав не связано с возникновением у получателя имущества (имущественных прав) каких-либо встречных обязательств перед передающим лицом.

Суд установил, что между ООО и предпринимателем заключен договор безвозмездной передачи недвижимого имущества в собственность. Встречное обязательство отсутствует. Предпринимателем не понесено затрат на приобретение спорных объектов недвижимости, передача по названному договору имущества носит безвозмездный характер.

При определении объекта налогообложения по УСН за 2011 г. предприниматель исчислил доходы по безвозмездно полученному имуществу по рыночной стоимости, определенной оценщиком в размере 900 000 руб.

Между тем инспекцией установлено, что остаточная стоимость указанных объектов на момент передачи от ООО предпринимателю составила 3 млн руб., что подтверждается актами о списании объектов основных средств.

В соответствии с ПБУ 6/01 «Учет основных средств» приобретенное основное средство принимается к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости, которой является сумма фактических затрат организации на его приобретение, сооружение и изготовление, за исключением налога на добавленную стоимость и иных возмещаемых налогов (кроме случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации).

В рассматриваемом случае фактическими затратами ООО по приобретению недвижимого имущества является договорная стоимость основных средств, подлежащая уплате продавцу в соответствии с договором без учета НДС (абз. 3 п. 8 ПБУ 6/01).

ООО спорное имущество приняло к учету 1 апреля 2011 г. и определило первоначальную стоимость данных объектов на момент принятия к бухгалтерскому учету исходя из рыночной стоимости объектов.

Суд указал, что инспекция, фактически сопоставив остаточную стоимость спорного имущества, отраженную в документах ООО, и рыночную стоимость, определенную независимым оценщиком, обоснованно установила, что рыночная стоимость, полученная в результате проведенной в ходе проверки экспертизы, на момент передачи имущества предпринимателю меньше остаточной стоимости.

Поскольку предпринимателем не понесены затраты на приобретение спорных объектов недвижимости, передача по вышеуказанному договору имущества носит безвозмездный характер, первоначальная стоимость подлежит определению в соответствии с п. 8 ст. 250 НК РФ.

Исходя из изложенного, судом сделан вывод о том, что предпринимателем занижена сумма дохода от безвозмездно полученного имущества, в связи с чем инспекция правомерно произвела оспариваемые предпринимателем доначисления по данному эпизоду.

[+] Авансовый платеж, не предусмотренный договором, признается ошибочным платежом и не подлежит включению в состав доходов в периоде его получения при условии его возврата плательщику

(Постановление АС Поволжского округа от 30.06.2017 № Ф06-21814/2017)

ООО, применяющее упрощенную систему налогообложения, является арендодателем по договору аренды нежилых помещений. Согласно договору постоянная арендная плата за последующие периоды уплачивается арендатором не позднее 10-го числа оплаченного месяца на основании счета арендодателя. Авансовые платежи договором предусмотрены не были. Между тем арендатор 29 декабря 2014 г. на основании платежного поручения перечислил на расчетный счет ООО 4 млн руб. с назначением платежа «оплата постоянной части арендной платы за январь 2015 г.». ООО в январе 2015 г. вернуло данный платеж арендатору как ошибочный и не включила указанную сумму в состав доходов 2014 г.

В ходе налоговой проверки инспекция пришла к выводу, что авансовый платеж арендатора в размере 4 млн руб. не является ошибочным и должен быть учтен при расчете налоговой базы по УСН за 2014 г. Включение суммы авансового платежа в состав доходов 2014 г. привело к превышению в IV квартале 2014 г. суммы предельно допустимого дохода, ограничивающего право налогоплательщика на применение УСН, в связи с чем ООО было признано утратившим право на применение этого спецрежима и подлежащим переводу на общую систему налогообложения с 1 октября 2014 г.

Инспекция вынесла решение о привлечении ООО к ответственности с доначислением налогов по общей системе налогообложения.

ООО не согласилось с решением инспекции и обратилось в суд.

Суды трех инстанций встали на сторону налогоплательщика. Они указали следующее.

В силу п. 1 ст. 346.17 НК РФ датой получения доходов признается день поступления денежных средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества и (или) имущественных прав, а также погашения задолженности (оплаты) налогоплательщику иным способом (кассовый метод). В случае возврата налогоплательщиком полученных от покупателей (заказчиков) авансов на возвращаемую сумму уменьшаются доходы того налогового (отчетного) периода, в котором произведен возврат (абз. 3 п. 1 ст. 346.17 НК РФ).

Соответственно, при возврате авансов, полученных налогоплательщиком в период применения УСН, на сумму возвращенных авансов следует уменьшить налоговую базу по налогу (авансовым платежам по налогу), уплачиваемому в связи с применением УСН.

Суды установили, что 12 января 2015 г. от арендатора получено письмо с требованием вернуть ошибочно перечисленную денежную сумму в размере 4 млн руб. Эта сумма возвращена налогоплательщиком 13 января 2015 г.

С учетом вышеизложенного суды пришли к выводу, что перечисленная 29 декабря 2014 г. арендатором на расчетный счет общества денежная сумма, которая была возвращена последнему, не является доходом ООО от реализации товаров (работ, услуг) за 2014 г.

Пункт 1 ст. 421 ГК РФ определяет, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. При заключении договора аренды стороны добровольно договорились о том, что постоянная арендная плата за последующие периоды уплачивается арендатором не позднее 10-го числа оплаченного месяца на основании счета арендодателя. Обязанность по авансовой уплате арендной платы договор не предусматривает.

Обязанность по оплате арендной платы за январь 2015 г. возникла у арендатора 12 января 2015 г. (до 11 января 2015 г. — выходные дни). Счет на оплату постоянной арендной платы за январь 2015 г. в декабре 2014 г. не выставлялся. Он был выставлен арендатору 12 января 2015 г.

Суды указали, что при отсутствии выставленного счета на оплату арендатор не был обязан перечислять указанный платеж, и пришли к выводу, что сумма полученного и впоследствии возвращенного налогоплательщиком аванса с учетом положений ст. 41 НК РФ доходом (экономической выгодой) признаваться не может.

Доказательств, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика или осуществлении налогоплательщиком и его контрагентом согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для получения налоговой выгоды, инспекцией не представлено.

АС Поволжского округа отклонил ссылку налогового органа на абз. 3 ст. 346.17 НК РФ, согласно которому в случае возврата налогоплательщиком сумм, ранее полученных в счет предварительной оплаты, на сумму возврата уменьшаются доходы того налогового (отчетного) периода, в котором произведен возврат. Дело в том, что в данном случае спорная денежная сумма поступила на расчетный счет помимо воли заявителя, ошибочно, без каких-либо правовых оснований, а не в счет исполнения обязательств. Исходя из характера деятельности ООО, суд учел положения абз. 2 п. 1 ст. 54 НК РФ, согласно которому при обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем налоговом (отчетном) периоде перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за период, в котором были совершены указанные ошибки (искажения).

[+] Нулевая налоговая декларация по УСН является подтверждением неосуществления предпринимателем деятельности и служит основанием для неначисления страховых взносов в соответствии с п. 6 ст. 14 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ

(Постановление АС Поволжского округа от 06.07.2017 № Ф06-22257/2017)

Индивидуальный предприниматель, применяющий упрощенную систему налогообложения, в 2015 г. не осуществлял деятельность в качестве индивидуального предпринимателя по причине того, что проживал совместно со своей престарелой 87-летней матерью и осуществлял уход за ней. Страховые взносы за этот период предприниматель не уплатил. О неосуществлении деятельности он известил Пенсионный фонд.

Управление Пенсионного фонда РФ (далее — фонд) направило в адрес предпринимателя требование об уплате задолженности по страховым взносам, пеням и штрафам за рассматриваемый период. Не согласившись с указанным требованием, предприниматель обратился в суд.

Суды заняли сторону предпринимателя. При вынесении решения они исходили из следующего.

В соответствии с ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования Российской Федерации» (действующего в период указанных правоотношений, далее — Закон № 212-ФЗ) и п. 1 ст. 28 Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» индивидуальные предприниматели уплачивают страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации и фонды обязательного медицинского страхования в размере, определяемом исходя из стоимости страхового года, в порядке, установленном Законом № 212-ФЗ.

Вместе с тем в п. 3 информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 11.04.2006 № 107 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений статьи 28 Федерального закона „Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации“», разъяснено, что индивидуальными предпринимателями не уплачиваются страховые взносы в виде фиксированного платежа в случае неосуществления ими предпринимательской деятельности в периоды, указанные в п. 1 ст. 11 Федерального закона от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее — Закон № 173-ФЗ).

В подпункте 6 п. 1 ст. 11 Закона № 173-ФЗ определено, что в страховой стаж наравне с периодами работы и (или) иной деятельности, которые предусмотрены ст. 10 настоящего закона, засчитываются периоды ухода, осуществляемого трудоспособным лицом за инвалидом I группы, ребенком-инвалидом или за лицом, достигшим возраста 80 лет.

Согласно п. 6 ст. 14 Закона № 212-ФЗ плательщики страховых взносов, указанные в п. 2 ч. 1 ст. 5 этого закона, не исчисляют и не уплачивают страховые взносы на обязательное пенсионное страхование и обязательное медицинское страхование в фиксированных размерах за периоды, указанные в подп. 1 (в части военной службы по призыву), 3, 6—8 п. 1 ст. 11 Закона № 173-ФЗ , в течение которых ими не осуществлялась соответствующая деятельность, при условии представления документов, подтверждающих отсутствие деятельности в указанные периоды.

Суды установили, что в подтверждение факта неосуществления в 2015 г. предпринимательской деятельности по причине осуществления ухода за лицом, достигшим 80-летнего возраста, предприниматель представил нулевую налоговую декларацию по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, за отчетный период 2015 г. Факт осуществления ухода за матерью в указанный период также подтвержден показаниями свидетелей.

Довод фонда о необходимости предоставления предпринимателем документов, подтверждающих период ухода, осуществляемого трудоспособным лицом за лицом, достигшим возраста 80 лет, со ссылкой на п. 34 постановления Правительства РФ от 02.10.2014 № 1015 «Об утверждении Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления страховых пенсий» признан судами ошибочным.

Как указал суд первой инстанции, предприниматель обратился в Фонд с заявлением об освобождении его от уплаты страховых взносов за определенный период, в течение которого он не осуществлял предпринимательскую деятельность в связи с уходом за лицом, достигшим 80-летнего возраста, а не о подсчете и подтверждении страхового стажа для установления страховой пенсии (периода ухода, осуществляемого за лицом, достигшим 80-летнего возраста).

Положения указанных выше законодательных актов право предпринимателя на освобождение от обязанности по исчислению и уплате страховых взносов на обязательное пенсионное и обязательное медицинское страхование связывают не с представлением документов, подтверждающих период ухода, осуществляемого трудоспособным лицом за лицом, достигшим возраста 80 лет, а с представлением документов, подтверждающих отсутствие деятельности в указанный период (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2017 по делу № А65-15892/2016).

Таковые документы предпринимателем в суд были представлены (налоговая декларация по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения, за отчетный период 2015 г.).

В связи с этим у фонда отсутствовали правовые основания для направления в адрес предпринимателя требования об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов за 2015 г.

[+] Отсутствие уведомления о переходе на УСН не является основанием для перехода на общий режим налогообложения в случае, если налоговая инспекция отражала в лицевом счете налогоплательщика начисление и уплату налога по УСН и направляла в адрес налогоплательщика требование об уплате этого налога, пеней, штрафа

(Постановление АС Центрального округа от 31.05.2017 по делу № А36-2881/2016)

Индивидуальный предприниматель, зарегистрированный в этом качестве 21 июня 2013 г., с момента регистрации исчислял и уплачивал налог в связи с применением упрощенной системы налогообложения и представлял налоговые декларации.

В ходе проверки предпринимателя за период 2013—2014 гг. налоговый орган пришел к выводу о неправомерном применении им упрощенной системы налогообложения ввиду того, что он не представил в установленный ст. 346.13 НК РФ срок заявление о применении УСН. В этой связи налоговый орган доначислил налогоплательщику налоги, уплачиваемые при применении общей системы налогообложения.

Не согласившись с решением инспекции, предприниматель обратился в суд.

Суды трех инстанций приняли решение в пользу налогоплательщика исходя из следующего.

Согласно ст. 346.13 НК РФ вновь созданная организация и вновь зарегистрированный индивидуальный предприниматель вправе уведомить о переходе на упрощенную систему налогообложения не позднее 30 календарных дней с даты постановки на учет в налоговом органе, указанной в свидетельстве о постановке на учет в налоговом органе, выданном в соответствии с п. 2 ст. 84 НК РФ. В этом случае организация и индивидуальный предприниматель признаются налогоплательщиками, применяющими упрощенную систему налогообложения, с даты постановки их на учет в налоговом органе, указанной в свидетельстве о постановке на учет в налоговом органе.

Статьей 346.12 НК РФ определено, что налогоплательщиками признаются организации и индивидуальные предприниматели, перешедшие на упрощенную систему налогообложения и применяющие ее в порядке, установленном главой 26.2 НК РФ.

Организации и индивидуальные предприниматели, не уведомившие о переходе на УСН в сроки, установленные п. 1 и 2 ст. 346.13 НК РФ, не вправе применять упрощенную систему налогообложения.

Суды установили, что в лицевом счете налогоплательщика по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, инспекция отражала начисление и уплату налога в течение 2013—2014 гг., сообщений об отказе в применении УСН или о нарушении сроков уведомления о переходе на этот спецрежим не направляла, наоборот, направила в адрес налогоплательщика требование об уплате налога, пеней, штрафа, процентов по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, по состоянию на 24 мая 2016 г.

Предприниматель не выставлял контрагентам счета-фактуры с налогом на добавленную стоимость, не заявлял налоговые вычеты по НДС, предъявленному поставщиками.

Оценив представленные доказательства, свидетельствующие о том, что с момента государственной регистрации предпринимателя и в течение длительного времени инспекция признавала правомерным применение налогоплательщиком УСН, суды сделали вывод, что налоговым органом не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих наличие оснований для доначисления налогов по общей системе налогообложения в связи с непредставлением предпринимателем уведомления о применении УСН, отсутствие или наличие которого возможно установить без проведения контрольных мероприятий.