1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 34

Суды решили так (УСН)

[+] Налогоплательщик имеет право на вычет НДС по основным средствам, принятым к учету в периоде утраты им права на применение УСН

(Постановление АС Московского округа от 29.11.2016 по делу № А40-54396/2016)

ООО, применяющее УСН, в III квартале 2014 г. приобрело здание стоимостью 117 500 000 руб., в том числе НДС в сумме 17923728,81 руб. Передаточный акт подписан сторонами 12 ноября 2014 г., право собственности зарегистрировано 7 ноября 2014 г. Продавец выставил обществу счет-фактуру от 7 ноября 2014 г., в которой указана стоимость товара (здания) без НДС (99576271,19 руб.), сумма налога, предъявленная покупателю по ставке 18%, и общая стоимость товара с налогом.

После ввода объекта в эксплуатацию остаточная стоимость основных средств превысила допустимый для УСН предел, в связи с чем общество утратило право на применение УСН и перешло на общий режим налогообложения с 1 октября 2014 г.

НДС по приобретенному зданию ООО предъявило к вычету.

По результатам налоговой проверки инспекция отказала обществу в вычете НДС, обосновав это следующим образом. В силу положений подп. 3 п. 2 ст. 170, п. 3 ст. 346.16 НК РФ, п. 8 ПБУ 6/01 «Учет основных средств» налогоплательщик должен принять на учет приобретенное им недвижимое имущество по стоимости 117 500 000 руб. При этом налогоплательщик утрачивает право на применение УСН и переходит на общую систему налогообложения, но не получает право заявлять налоговый вычет по приобретенному объекту, поскольку сумма уплаченного налога входит в стоимость основного средства и может быть уменьшена лишь путем учета в расходах начисленной амортизации.

Общество обратилось в суд.

Суды трех инстанций признали вывод налоговой инспекции незаконным. При этом они руководствовались следующим.

Согласно подп. 16 п. 3 ст. 346.12 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемый период) не вправе применять УСН организации, у которых остаточная стоимость основных средств, определяемая в соответствии с законодательством РФ о бухгалтерском учете, превышает 100 млн руб. Из пункта 4 ст. 346.13 НК РФ следует, что если в течение отчетного (налогового) периода допущено несоответствие требованиям, установленным п. 3 ст. 346.12 НК РФ, такой налогоплательщик считается утратившим право на применение УСН с начала того квартала, в котором допущено несоответствие указанным требованиям. При этом суммы налогов, подлежащих уплате при использовании иного режима налогообложения, исчисляются и уплачиваются в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах для вновь созданных организаций или вновь зарегистрированных индивидуальных предпринимателей.

Из системного толкования положений ст. 171, 172 НК РФ следует, что налоговые вычеты применяются в том налоговом периоде, когда товары были приобретены, оплачены и приняты на учет и только при наличии у соответствующего лица статуса плательщика НДС.

С 1 октября 2014 г. налогоплательщик считается находящимся на общей системе налогообложения, является плательщиком НДС и обязан вести бухгалтерский и налоговый учет, отражать хозяйственные операции в соответствии с требованиями законодательства для организаций, применяющих общую систему налогообложения.

Нарушений, связанных с учетом здания как основного средства, суды не установили. Применив п. 4 и 8 ПБУ 6/01 суды пришли к выводу, что общество находится на общем режиме налогообложения с 1 октября 2014 г., в связи с чем основное средство законно принято им к учету 12 ноября 2014 г. по стоимости 99576271,19 руб. без учета НДС.

Таким образом, сумма НДС 17923728,81 руб. предъявлена заявителю при покупке в отчетный период (IV квартал 2014 г.), когда заявитель в силу прямого указания закона считался плательщиком НДС.

Довод инспекции о том, что общество приняло к учету приобретенное здание исходя из его стоимости 99576271,19 руб. (то есть без учета НДС, предъявленного продавцом) и по этой причине не утратило в IV квартале 2014 г. права на применение УСН, суды признали несостоятельным по следующим причинам.

Они установили, что операция по принятию на учет нежилого здания в качестве основного средства отражена по первоначальной стоимости 117 500 000 руб. В тот же день вышеуказанная операция была сторнирована в соответствии с п. 5 ПБУ 22/2010 «Исправление ошибок в бухгалтерском учете и отчетности», предшествующие записи о принятии на учет нежилого здания с формированием первоначальной стоимости 117 500 000 руб. были аннулированы, нежилое здание вновь принято к учету с формированием первоначальной стоимости в размере 99576271,19 руб. (то есть без учета НДС, предъявленного продавцом), сумма НДС отнесена на счет 19, учитывающий расчеты по НДС, и по окончании налогового периода по НДС (IV квартал 2014 г.) заявлена к вычету. При этом суды признали налогоплательщика утратившим право на применение УСН, поскольку на 12 ноября 2014 г. остаток по счету учета основных средств превысил 100 млн руб., что не допустимо для налогоплательщиков, применяющих УСН, в силу подп. 16 п. 3 ст. 346.12 НК РФ), при этом переход на применение общего режима налогообложения состоялся с 1 октября 2014 г. на основании п. 4 ст. 346.13 НК РФ.

Кроме того, суды отметили, что переход общества на общий режим налогообложения фактически принят инспекцией, которая подтвердила право общества на применение налоговых вычетов по НДС по всем иным счетам-фактурам, задекларированным в IV квартале 2014 г., за исключением спорного счета-фактуры, принимала исполнение обществом всех обязанностей налогоплательщика по налогам, подлежащим уплате при применении общей системы налогообложения.

[+] При определении для целей налогообложения величины дохода агента по агентскому договору следует исходить из условий договора

(Постановление АС Поволжского округа от 09.11.2016 № Ф06-13830/2016)

По результатам проверки налоговая инспекция доначислила обществу налог, уплачиваемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения, начислила пени и штраф. Основанием послужил вывод инспекции о неполном отражении обществом в составе доходов поступивших денежных средств в сумме 4 млн руб.

Общество обратилось в суд и выиграло дело. При вынесении решения судьи исходили из следующего.

В соответствии со ст. 346.15 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемый период) налогоплательщики при определении объекта налогообложения учитывают доходы от реализации, определяемые в соответствии со ст. 249 НК РФ, и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со ст. 250 НК РФ. Доходы, указанные в ст. 251 НК РФ, при определении объекта налогообложения не учитываются.

Согласно подп. 9 п. 1 ст. 251 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества (включая денежные средства), поступившего комиссионеру, агенту и (или) иному поверенному в связи с исполнением обязательств по договору комиссии, агентскому договору или другому аналогичному договору, а также в счет возмещения затрат, произведенных комиссионером, агентом и (или) иным поверенным за комитента, принципала и (или) иного доверителя, если такие затраты не подлежат включению в состав расходов комиссионера, агента и (или) иного поверенного в соответствии с условиями заключенных договоров. К указанным доходам не относится комиссионное, агентское или иное аналогичное вознаграждение.

Суд установил, что общество являлось агентом по агентскому договору, заключенному с ЗАО. По условиям договора агент обязуется по поручению принципала и за вознаграждение совершить от своего имени за счет принципала юридические и фактические действия, заключить с третьими лицами сделки по закупке продукции для строящегося детского сада. В соответствии с п. 3.1 договора принципал перечисляет на расчетный счет агента денежные средства в размере 4 млн руб.

По итогам утверждения принципалом отчета об исполнении поручения агенту выплачивается вознаграждение. Размер вознаграждения согласовывается сторонами дополнительно, путем направления агенту отдельного поручения принципала или заключения дополнительного соглашения к договору о размере (порядке, условиях) агентского вознаграждения. При отсутствии возражений агента вознаграждение устанавливается принципалом и сообщается агенту в основном поручении. Право на получение вознаграждения возникает у агента после утверждения отчета принципалом в сроки, согласованные сторонами (п. 4.1 агентского договора).

Оценив в совокупности все представленные доказательства, суд пришел к выводу, что денежные средства в сумме 4 млн руб. не могут быть признаны доходом общества, поскольку впоследствии перечислялись заявителем на приобретение стройматериалов и игрового оборудования для строящегося детского сада.

В качестве дохода, учитываемого при исчислении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, обществом учтено агентское вознаграждение, составляющее 159490,57 руб.

При указанных обстоятельствах доначисление обществу налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, не может быть признано обоснованным.

[-] Сумма уплаченных страховых взносов в фиксированном размере может уменьшать сумму налога (авансовых платежей по налогу) только за тот налоговый (отчетный) период, в котором данный фиксированный платеж был уплачен

(Постановление АС Северо-Западного округа от 24.11.2016 по делу № А52-149/2016)

Индивидуальный предприниматель, применяющий упрощенную систему налогообложения с объектом «доходы», представил в налоговый орган налоговую декларацию по УСН за 2014 г., в которой отразил страховые взносы на обязательное пенсионное страхование за 2014 г., фактически уплаченные им 13 января 2015 г.

В ходе налоговой проверки инспекция вынесла решение о привлечении предпринимателя к ответственности с доначислением налога по УСН. Основанием послужил вывод инспекции о том, что налогоплательщик неправомерно учел в налоговой декларации по УСН за 2014 г. страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в виде фиксированного платежа, фактически уплаченные им в ином налоговом периоде (январь 2015 г.), то есть после окончания налогового периода, за который подана налоговая декларация.

Не согласившись с решением инспекции, предприниматель обратился в суд.

Суд первой инстанции встал на сторону предпринимателя, однако апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил. Суд кассационной инстанции поддержал выводы апелляционной инстанции, указав следующее.

На основании положений п. 1 ст. 346.18 НК РФ, в случае если объектом налогообложения являются доходы организации или индивидуального предпринимателя, налоговой базой признается денежное выражение доходов организации или индивидуального предпринимателя.

В случае если объектом налогообложения являются доходы организации или индивидуального предпринимателя, уменьшенные на величину расходов, налоговой базой признается денежное выражение доходов, уменьшенных на величину расходов (п. 2 ст. 346.18 НК РФ).

В пункте 2 ст. 346.21 НК РФ сказано, что сумма налога по итогам налогового периода, каковым согласно ст. 346.19 НК РФ при применении УСН признается календарный год (отчетными периодами являются первый квартал, полугодие и девять месяцев календарного года), определяется налогоплательщиком самостоятельно.

Из подпункта 1 п. 3.1 ст. 346.21 НК РФ следует, что налогоплательщики, выбравшие в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшают сумму налога (авансовых платежей по налогу), исчисленную за налоговый (отчетный) период, на сумму страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, обязательное медицинское страхование, обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, уплаченных (в пределах исчисленных сумм) в данном налоговом (отчетном) периоде в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом сумма налога (авансовых платежей по налогу) не может быть уменьшена на сумму указанных в настоящем пункте расходов более чем на 50%.

Как сказано в абз. 6 п. 3.1 ст. 346.21 НК РФ, индивидуальные предприниматели, выбравшие в качестве объекта налогообложения доходы и не производящие выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, уменьшают сумму налога (авансовых платежей по налогу) на уплаченные страховые взносы в Пенсионный фонд РФ и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в фиксированном размере.

Согласно ст. 346.17 НК РФ в целях главы 26.2 НК РФ датой получения доходов признается день поступления денежных средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, а также погашения задолженности (оплаты) налогоплательщику иным способом (кассовый метод), а расходами налогоплательщика признаются затраты после их фактической оплаты.

Таким образом, исходя из совокупного толкования положений п. 2 ст. 346.17, ст. 346.19, подп. 1 п. 3.1 ст. 346.21 НК РФ, суд пришел к выводу о том, что в целях применения абз. 6 п. 3.1 ст. 346.21 НК РФ сумма уплаченных страховых взносов в фиксированном размере может уменьшать сумму налога (авансовых платежей по налогу) только за тот налоговый (отчетный) период, в котором данный фиксированный платеж был уплачен.

[-] Законодательство о страховых взносах не предусматривает для целей исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование уменьшение полученных индивидуальным предпринимателем доходов на сумму понесенных им расходов

(Постановление АС Западно-Сибирского округа от 21.11.2016 по делу № А27-24987/2015)

Индивидуальный предприниматель применял УСН с объектом «доходы, уменьшенные на величину расходов». Согласно представленной им декларации по УСН за 2014 г. сумма полученных за налоговый период доходов составила 20 915 839 руб., сумма произведенных расходов — 19 353 690 руб.

На основании полученных от налогового органа сведений о доходах предпринимателя за 2014 г. в размере 20 915 838 руб. Управлением ПФР в адрес предпринимателя выставлено требование об уплате недоимки по страховым взносам и пеней.

Не согласившись с указанным ненормативным актом Фонда, предприниматель обратился суд.

Суды поддержали Управление ПФР на следующих основаниях.

С 1 января 2014 г. положениями ст. 14 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (далее — Закон № 212-ФЗ) установлен дифференцированный подход к определению размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование для индивидуальных предпринимателей исходя из их дохода, который заключается в следующем: если доход индивидуального предпринимателя в расчетном периоде превышает 300 000 руб., то такой индивидуальный предприниматель помимо фиксированного размера страховых взносов доплачивает на свое пенсионное страхование 1% с суммы дохода, превышающего 300 000 руб., но до определенной предельной величины. При этом введено ограничение по размеру страховых взносов: максимально возможная сумма страхового взноса, уплачиваемая самозанятыми плательщиками, определяется исходя из 8 МРОТ x 26% x 12 месяцев.

Руководствуясь положениями ст. 5, 7, 14 Закона № 212-ФЗ, доначисляя предпринимателю страховые взносы, Управление ПФР обоснованно учитывало полученные от налогового органа сведения, согласно которым доход от деятельности предпринимателя составил 20 915 838 руб. (что подтверждается декларацией по УСН за 2014 г., представленной налогоплательщиком).

Поскольку доход заявителя от предпринимательской деятельности за 2014 г. превысил сумму в 300 000 руб., суды поддержали применение Фондом при исчислении страховых взносов положений п. 2 ч. 1.1 ст. 14 Закона № 212-ФЗ.

Доводы предпринимателя относительно неверного определения Фондом дохода от предпринимательской деятельности за 2014 г. исходя из данных, представленных налоговым органом (поскольку в него «включен» доход сотрудников и страховые взносы, начисленные с их заработной платы), основаны на ошибочном толковании вышеприведенных норм материального права применительно к установленным по делу обстоятельствам. Суды отметили, что законодательство о страховых взносах не содержит норм, позволяющих для целей исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование уменьшать полученные индивидуальным предпринимателем доходы на сумму понесенных им расходов (в том числе в виде заработной платы работников).

[+] Отсутствие заявления налогоплательщика о переходе на УСН при наличии обстоятельств, свидетельствующих о применении данной системы налогоплательщиком и признании данного факта налоговым органом, не влечет запрета в применении УСН

(Постановление АС Московского округа от 29.11.2016 по делу № А41-92205/2015)

Индивидуальный предприниматель 17 апреля 2015 г. представил в налоговый орган декларацию по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, за 2014 г. Инспекция письмом сообщила предпринимателю о том, что представленная им декларация остается без исполнения в связи с тем, что им не подано заявление о переходе на УСН.

24 августа 2015 г. предприниматель представил в инспекцию уведомление о переходе с 1 января 2014 г. на упрощенную систему налогообложения и запрос о подтверждении факта применения УСН. В ответ инспекцией направлено сообщение о нарушении сроков уведомления о переходе на УСН, а также уведомление о непредставлении отчетности по НДС и НДФЛ. Инспекцией было принято решение о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке, а также переводов электронных денежных средств.

Одновременно с этими налоговой инспекцией была выявлена недоимка по авансовым платежам по УСН по сроку уплаты 25 июля 2014 г. и 27 октября 2014 г., а также по уплате налога по сроку уплаты 30 октября 2015 г., в связи с чем в адрес заявителя выставлены требования об уплате налога, пеней, штрафа.

Предприниматель обратился в суд и выиграл дело в трех инстанциях.

При вынесении решения суды исходили из того, что отсутствие заявления налогоплательщика о переходе на УСН при наличии обстоятельств, свидетельствующих о применении данной системы налогоплательщиком и признании данного факта налоговым органом, не влечет запрета в применении спорной системы налогообложения.

В соответствии с п. 1 ст. 346.12 НК РФ налогоплательщиками признаются организации и индивидуальные предприниматели, перешедшие на упрощенную систему налогообложения и применяющие ее в порядке, установленном главой 26.2 НК РФ.

Согласно подп. 19 п. 3 ст. 346.12 НК РФ не вправе применять УСН организации и индивидуальные предприниматели, не уведомившие о переходе на этот спецрежим в сроки, установленные п. 1 и 2 ст. 346.13 НК РФ.

Пунктом 1 ст. 346.13 НК РФ предусмотрено, что организации и индивидуальные предприниматели, изъявившие желание перейти на УСН со следующего календарного года, уведомляют об этом налоговый орган по месту нахождения организации или месту жительства индивидуального предпринимателя не позднее 31 декабря календарного года, предшествующего календарному году, начиная с которого они переходят на УСН.

Суды установили, что предпринимателем нарушен срок направления уведомления о переходе на УСН с 2014 г. Однако налоговым органом фактически признан факт применения заявителем УСН, поскольку инспекцией выявлена недоимка по авансовым платежам по УСН по сроку уплаты 25 июля и 27 октября 2014 г., а также по уплате налога по сроку уплаты 30 октября 2015 г., в связи с чем в адрес заявителя выставлены требования об уплате налога, пеней, штрафа.

Кроме того, уведомление о непредставлении отчетности по НДС и НДФЛ, решение о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке приняты 25 августа 2015 г., то есть после выставления требований об уплате УСН, вынесения решений о взыскании налога на счетах налогоплательщика в банке и списании налога.

Таким образом, суды пришли к выводу, что инспекция признала фактическое применение заявителем упрощенной системы налогообложения, в противном случае при вынесении указанных решения и уведомления налоговым органом должны были быть отменены требования и решения об уплате и взыскании налога по УСН и возвращены денежные средства заявителю.

[-] Компания, осуществляющая управление многоквартирным домом не на основании посреднических договоров, учитывает в составе доходов все денежные средства, поступающие от физических лиц — собственников помещений в оплату коммунальных услуг и ресурсов

(Постановление АС Уральского округа от 23.11.2016 № Ф09-10044/16)

Инспекция провела проверку общества, осуществляющего управление жилым фондом в многоквартирных домах (МКД) и применяющего УСН. В ходе проверки было установлено, что налогоплательщик не учитывал в качестве доходов денежные средства, поступающие от физических лиц — собственников помещений МКД в оплату коммунальных услуг и ресурсов. Инспекцией при определении налоговых обязательств общества учтены в качестве доходов указанные денежные средства, а в качестве расходов платежи, перечисленные обществу за налогоплательщика ресурсоснабжающим организациям.

По результатам проверки общество было привлечено к ответственности с доначислением налога, уплачиваемого в рамках УСН, и пеней.

Общество не согласилось с решением инспекции и обратилось в суд. По мнению налогоплательщика, из положений типовых договоров управления многоквартирных домов, заключенных с жильцами, норм права следует, что общество во взаимоотношениях с ресурсоснабжающими организациями при заключении и исполнении договоров поставки коммунальных ресурсов действовало хоть и от собственного имени, но в интересах и за счет собственников помещений МКД, то есть выступало как комиссионер по отношению к собственникам помещений в МКД. А в соответствии с положениями ст. 346.15, 251 НК РФ доходы, полученные от такой деятельности, при определении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, не учитываются.

Суды трех инстанций поддержали решение налоговой инспекции.

Судами установлено, что договоры управления многоквартирными домами, заключаемые обществом с собственниками помещений, являются типовыми, содержат идентичные условия, в часности:

— согласно п. 1.1 предметом договора управления МКД является соглашение договаривающихся сторон, по которому управляющая компания обеспечит организацию надлежащего содержания и ремонта общего имущества, предоставления коммунальных услуг и иной деятельности, направленной на достижение целей управления МКД;

— пункт 2.1.3 устанавливает обязанность управляющей компании по заключению и сопровождению договоров на покупку ресурсов у ресурсоснабжающих организаций и предоставлению собственникам коммунальных услуг, в том числе: холодное, горячее водоснабжение, водоотведение, электроснабжение, газоснабжение, отопление;

— согласно п. 2.2.1 договора в обязанности собственников вменено производить оплату за жилое помещение и предоставленные коммунальные услуги в порядке, установленном разделом 4 договора;

— в соответствии с п. 4.2 договора плата за жилые помещения и коммунальные услуги состоит из платежей за коммунальные услуги, платы за содержание и ремонт жилого помещения, в том числе целевые перечисления на содержание управляющей компании, платы за пользование жилым помещением (платы за наем) для нанимателей жилых помещений по договору с собственником. Плата за жилое помещение и коммунальные услуги вносится ежемесячно, на основании платежных документов, предоставленных управляющей компанией.

Из анализа договоров управления следует, что они не содержат в себе обязательных условий договоров комиссии.

Во исполнение обязательств перед собственниками помещений в МКД общество заключило договоры с ресурсоснабжающими организациями на предоставление коммунальных услуг и с организациями, оказывающими жилищно-эксплуатационные услуги, оценив которые, суды также пришли к выводу о том, что они не являются посредническими.

Проанализировав условия договоров управления, договоров, заключенных с ресурсоснабжающими организациями, а также обстоятельства, связанные с их фактическим исполнением, суды установили, что общество в правоотношениях с ресурсоснабжающими организациями и собственниками жилых помещений не выступало в качестве посредника, правовое положение налогоплательщика в части предоставления коммунальных услуг собственникам помещений соответствует правовому положению исполнителя коммунальных услуг. При этом общество выступало в качестве самостоятельного субъекта по отношению как к ресурсоснабжающей организации, так и к собственникам жилых помещений. В рамках управления МКД общество не получало агентского (комиссионного) вознаграждения, что также свидетельствует о том, что указанный договор не является договором комиссии.

Таким образом, налогоплательщик, выполняя функции управляющей организации, не осуществлял посреднической деятельности, его правовое положение в части предоставления коммунальных услуг жильцам соответствует правовому положению исполнителя коммунальных услуг, в связи с чем поступающая от собственников жилых помещений плата за предоставленные технические и коммунальные услуги является доходом заявителя как управляющей организации и, соответственно, в силу положений ст. 346.14, 346.15 НК РФ объектом обложения налогом, уплачиваемым в связи с применением УСН.