1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 36

Суды решили так (УСН)

[-] Для целей исчисления налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, не имеет правового значения факт реализации управляющей компанией коммунальных услуг в качестве перепродавца, а не производителя, поскольку услуги по государственным регулируемым тарифам оказывались населению непосредственно обществом

(Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 10.07.2017 по делу № А74-10158/2016)

Общество (ремонтно-эксплуатационное управление) в соответствии с договорами на управление многоквартирными домами (МКД), заключенными с собственниками помещений, расположенных в многоквартирных домах, осуществляло управление многоквартирными домами, которое включает в себя оказание услуг, выполнение работ по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества домов, предоставление коммунальных услуг собственникам помещений, осуществление иной, направленной на достижение целей управления многоквартирными домами деятельности. По мнению общества, оно выступало не исполнителем услуг и работ, а посредником между жильцами многоквартирных домов и организациями, фактически выполняющими работы, оказывающими услуги. В связи с этим общество не включало в состав доходов поступающую от собственников жилых помещений плату за предоставленные технические и коммунальные услуги.

По результатам налоговой проверки инспекция доначислила обществу налог в рамках УСН, соответствующие ему пени и штраф.

Не согласившись с решением налоговой инспекции, общество оспорило его в арбитражном суде.

Суд первой инстанции поддержал налогоплательщика. Он пришел к выводу, что в правоотношениях с ресурсоснабжающими организациями и собственниками жилых помещений в МКД в части оплаты поставленных коммунальных ресурсов общество выступает в качестве посредника (агента).

Апелляционная инстанция решение суда первой инстанции отменила. При этом она исходила из того, что поступающая от собственников жилых помещений плата за предоставленные технические и коммунальные услуги является доходом управляющей организации, и, соответственно, в силу положений ст. 346.14 НК РФ объектом обложения налогом, уплачиваемым в связи с применением УСН.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа решение апелляционного суда поддержал на следующих основаниях.

Согласно подп. 1 п. 1.1 ст. 346.15 НК РФ при определении объекта налогообложения не учитываются доходы, указанные в ст. 251 НК РФ.

В подпункте 9 п. 1 ст. 251 НК РФ установлено, что при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества (включая денежные средства), поступившего комиссионеру, агенту и (или) иному поверенному в связи с исполнением обязательств по договору комиссии, агентскому договору или другому аналогичному договору, а также в счет возмещения затрат, произведенных комиссионером, агентом и (или) иным поверенным за комитента, принципала и (или) иного доверителя, если такие затраты не подлежат включению в состав расходов комиссионера, агента и (или) иного поверенного в соответствии с условиями заключенных договоров. К указанным доходам не относится комиссионное, агентское или иное аналогичное вознаграждение.

В соответствии с п. 2 ст. 162 Жилищного кодекса РФ по договору управления многоквартирным домом одна сторона (управляющая компания) по заданию другой стороны в течение согласованного срока за плату обязуется оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества, предоставлять коммунальные услуги собственникам помещений и пользующимся помещениями в этом доме лицам, осуществлять иную деятельность, направленную на достижение целей управления многоквартирным домом.

Таким образом, для управляющей организации законом определена обязанность предоставления коммунальных услуг в дополнение к деятельности по содержанию и ремонту общего имущества.

Собственники жилых помещений перечисляют управляющей организации плату за коммунальные услуги, в том числе за холодное и горячее водоснабжение, водоотведение, электроснабжение, газоснабжение, отопление (п. 2, 4 ст. 154 ЖК РФ).

По общему правилу ч. 7 ст. 155 ЖК РФ собственники помещений в многоквартирном доме, в котором не созданы товарищество собственников жилья либо жилищный кооператив или иной специализированный потребительский кооператив и управление которым осуществляется управляющей организацией, плату за жилое помещение и коммунальные услуги вносят этой управляющей организации. В структуру данной платы помимо прочего входит плата за услуги и работы по управлению многоквартирным домом, содержанию и текущему ремонту общего имущества в многоквартирном доме (п. 1 ч. 2 ст. 154 ЖК РФ).

Проанализировав содержание договоров на предоставление коммунальных услуг, заключенных управляющей организацией с ресурсоснабжающими организациями, суд пришел к выводу о том, что общество является исполнителем услуг, а не агентом (посредником) между ресурсоснабжающими организациями и собственниками помещений и полученные от последних денежные средства правомерно включены в состав доходов управляющей организации.

Для целей исчисления налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, не имеет правового значения факт реализации обществом коммунальных услуг в качестве перепродавца, а не производителя, поскольку услуги по государственным регулируемым тарифам оказывались населению непосредственно обществом. Платежи за коммунальные услуги поступали на счет общества и расходовались последним по своему усмотрению.

В рассматриваемой ситуации суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что оснований для вывода о том, что заключенные обществом договоры управления являются агентскими договорами, не имеется, поскольку денежные средства, поступающие на счет общества в оплату коммунальных услуг, подлежат включению в состав доходов в соответствии со ст. 249 и 346.15 НК РФ.

Данный вывод согласуется с правовой позицией Президиума Высшего арбитражного суда РФ, сформулированной в постановлениях от 16.11.2010 № 10841/10, от 01.04.2008 № 12611/07.

[-] Последовательное создание взаимозависимых организаций незадолго до приближения к предельной сумме доходов, позволяющей применять УСН, общее руководство взаимозависимыми организациями и использование преимущественно общего штата работников свидетельствуют о применении схемы минимизации налоговых обязательств, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды через применение льготного режима налогообложения (УСН)

(Постановление АС Западно-Сибирского округа от 30.08.2017 по делу № А27-10324/2016)

Инспекция провела выездную налоговую проверку ООО 1, применяющего УСН, по результатам которой было принято решение о привлечении его к ответственности с доначислением налогов в рамках общего режима налогообложения и пеней.

Основанием послужил вывод налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды через применение льготного режима налогообложения взаимозависимыми организациями — ООО 1, ООО 2, ООО 3.

Не согласившись с решением инспекции, ООО 1 обратилось в суд.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований налогоплательщика. Руководствуясь положениями ст. 346.11, 346.13 НК РФ, учитывая правовую позицию Пленума Высшего арбитражного суда РФ, изложенную в постановлении от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — постановление № 53), он согласился с правомерностью выводов налогового органа о формальном создании обществ с целью минимизирования налоговых обязательств.

Апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, посчитав сделанные им выводы противоречащими имеющимся в деле доказательствам.

Однако суд кассационной инстанции поддержал первую инстанцию. При этом он исходил из совокупности установленных налоговым органом обстоятельств, которые указывают на взаимозависимость организаций, согласованность их действий, направленных на уменьшение размера налоговых обязанностей.

В соответствии с п. 9 постановления № 53 установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Если главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или экономической деятельности.

Делая вывод о получении обществом необоснованной налоговой выгоды, суд первой инстанции учел следующие обстоятельства:

— последовательное создание обществ незадолго до приближения организаций к предельной сумме доходов, позволяющих применять УСН;

— временное прекращение финансово-хозяйственной деятельности ООО 2 (после утраты права на применение УСН и перехода на общую систему налогообложения) с последующим заключением договоров подряда вновь созданными взаимозависимыми организациями — ООО 1, ООО 3, применяющими УСН, при фактическом выполнении работ бывшими сотрудниками ООО 2;

— общее руководство взаимозависимыми организациями и использование преимущественно общего штата работников.

По мнению суда, все это свидетельствует о том, что обществами применена схема минимизации налоговых обязательств и распределения их между ООО 2 и специально созданными организациями (ООО 1 и ООО 3), направленная на получение необоснованной налоговой выгоды через применение льготного режима налогообложения (УСН) взаимозависимыми организациями и выразившаяся в неуплате налогов по общей системе налогообложения.

Суд первой инстанции отклонил доводы налогоплательщика о ведении самостоятельной деятельности каждым из обществ. При этом он исходил из следующего:

— все организации осуществляли один вид деятельности, находились по одному юридическому адресу, использовали одни и те же помещения и большинство кадрового персонала, имели единую материально-техническую базу;

— совместно хранили бухгалтерские документы и документы по ведению финансово-хозяйственной деятельности, расчетные счета обществ открыты в одном банке;

— правом первой подписи обладали одни и те же лица, контроль за расходованием и использованием денежных средств на расчетных счетах организаций одновременно осуществляли должностные лица данных организаций;

— бухгалтерский и налоговый учет осуществлялся одним бухгалтером.

Об осуществлении деятельности обществ как единой организации также свидетельствуют показания работников обществ, из которых следует, что при переходе из одной организации в другую характер деятельности, трудовые функции, обязанности работников, вид выполняемых ими работ, трудовой распорядок, условия труда, руководство, рабочие места, место выплаты заработной платы не менялись, все три организации находятся по одному адресу, руководство осуществляется одними лицами, бухгалтер один.

Из материалов дела следует, что налоговым органом в ходе проверки установлено, что общества самостоятельно заключали договоры, осуществляли финансово-хозяйственную деятельность, при этом являлись взаимозависимыми организациями и имели возможность контролировать распределение полученных сумм доходов от реализации с целью непревышения предельно допустимого дохода для применения УСН.

Суд первой инстанции указал, что из расчета налогового органа следует, что суммарный доход обществ был определен сложением сумм доходов от реализации трех организаций поквартально за проверяемый период. При расчете было установлено, что сумма дохода превысила установленный предел, то есть все организации утратили право на применение специального налогового режима. Следовательно, все организации должны были применять в данном налоговом периоде общий режим налогообложения.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что общества осуществляли деятельность как единый субъект предпринимательской деятельности, а взаимозависимость лиц позволила регулировать процесс заключения контрактов, использовать преимущественно общий штат работников и объединять деятельность обществ единым финансовым результатом.