1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 201

Злоупотребление надзорными полномочиями – недопустимо

Назначение уголовного судопроизводства в равной мере состоит и в защите прав и законных интересов потерпевших от преступлений, и в защите личности от незаконного обвинения и уголовного преследования. Долгое время одной из актуальных проблем, препятствующих достижению целей уголовного судопроизводства, является злоупотребление некоторыми прокурорскими работниками правом на отмену постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. О поиске путей к разрешению этой проблемы мы и поговорим.

Суть проблемы

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела орган дознания или дознаватель выносит соответствующее постановление, копию которого в течение 24 часов направляет прокурору, которому в соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ предоставлено право отменять любые незаконные и необоснованные постановления дознавателя, в том числе и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 6, ст. 148 УПК РФ).

Недопустимость злоупотребления правом – общеправовой принцип. Причем он выражается не только в запрете вредоносного осуществления любого субъективного права в противоречии с его назначением, но также и в запрете недобросовестного, неразумного или безнравственного его осуществления.

Несмотря на то что согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановления прокурора должны быть законными, обоснованными и мотивированными, нередко какая-либо мотивация принятого решения и данных в соответствии с ним указаний отсутствует, а постановления дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела отменяются по формальным основаниям. Например, обжалование заявителем постановления дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела зачастую ведет просто к автоматической отмене его прокурором, без каких-либо попыток вникнуть в основания данной жалобы, хотя практически всем сотрудникам правоохранительных органов хорошо известен тип заявителей, постоянно жалующихся во все инстанции по надуманным причинам. Налицо бездумное следование прокурора запросам заявителя, и в результате, как справедливо замечает Ю.П. Боруленков, возникает патовая ситуация, когда «нет оснований для возбуждения уголовного дела, а прокурор регулярно, по мере поступления жалоб заявителя, отменяет постановления об отказе в возбуждения уголовного дела, давая неисполнимые указания. И это может продолжаться годы»1.

Более того, некоторые указания, данные прокурором, требуют установления таких обстоятельств, которые ни коим образом не могут повлиять на принятие законного и обоснованного решения об отказе в возбуждении уголовного дела, что противоречит принципу разумности процесса, загружает дознавателей процессуально бесполезной работой, нарушает конституционные права лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, так как создает ему постоянную угрозу уголовного преследования.

Некоторые примеры из практики

В отдел дознания К. района УФССП России по Санкт-Петербургу поступило заявление гражданки К., в котором она просила привлечь к уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ гражданина Г. за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности после вступления в законную силу судебного решения в размере 1 187 414 руб. 40 коп. Поскольку обязательным конструктивным элементом состава данного преступления является кредиторская задолженность в крупном размере (превышающем 2 250 000 руб.), дознавателем законно и обоснованно было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии Г. состава преступления. Однако прокуратурой К. района Санкт-Петербурга указанное постановление было отменено, а материал возвращен для дополнительной проверки с указанием опросить Г. в целях установления его материального положения, места работы, выяснения причин уклонения от погашения кредиторской задолженности.

Еще один пример. В отдел дознания К. района УФССП России по Санкт-Петербургу поступило заявление гражданина Л., в котором он просил привлечь к уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ гражданина С. за злостное неисполнение судебного решения. Поскольку обязательным конструктивным элементом состава данного преступления является наличие специального субъекта (представителя власти, государственного служащего, муниципального служащего, служащего государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации), а гражданин С. таковым не являлся, дознавателем законно и обоснованно было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии С. состава преступления. Тем не менее прокуратурой К. района Санкт-Петербурга указанное постановление неоднократно отменялось, а материал возвращался для дополнительной проверки.

Есть еще более интересные примеры. Так, в отдел дознания К. района УФССП России по Санкт-Петербургу поступило заявление гражданки Б., в котором она просила привлечь к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 157 УК РФ гражданина Б. за уклонение от уплаты алиментов. Общеизвестно, что ч. 1 ст. 157 УК РФ предусматривает неоднократность неуплаты родителем без уважительных причин в нарушение решения суда средств на содержание несовершеннолетних детей в качестве обязательного признака объективной стороны указанного преступления (то есть лицо должно быть в обязательном порядке подвергнуто административному наказанию за аналогичное деяние). Гражданин Б. к административной ответственности за аналогичное деяние (ч. 1 ст. 5.35.1 КоАП РФ) не привлекался, поэтому субъектом данного преступления быть не мог, и дознавателем законно и обоснованно было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии Б. состава преступления. Но прокуратурой К. района Санкт-Петербурга указанное постановление было отменено, а материал возвращен для дополнительной проверки с указанием опросить заявителя Б.

Незаконность и необоснованность

Согласно уголовно-процессуальному законодательству основанием для отказа в возбуждении уголовного дела является одно из обстоятельств, указанных в ч. 1, ст. 24 УПК РФ, достоверно установленное с помощью уголовно-процессуальных доказательств.

Основными условиями принятия прокурором решения об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела УПК называет незаконность или необоснованность такого процессуального решения.

Попытаемся определить, какое же постановление об отказе в возбуждении уголовного дела можно считать незаконным или необоснованным.

На наш взгляд, абсолютно прав А.П. Рыжаков, который указывает, что «незаконным признается постановление, вынесенное с нарушением как уголовно-процессуального, так и материального права. Например, если в нем отсутствуют дата его вынесения или подпись лица, его составившего, если оно вынесено неуполномоченным на то должностным лицом, основывается на недопустимых доказательствах и др. Необоснованным же, по мнению автора, следует считать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, когда в нем отсутствует мотивировка принятого решения, изложенные в постановлении сведения не соответствуют содержанию прилагаемых к нему материалов, указанные в резолютивной части выводы следователя (дознавателя и др.) не соответствуют содержанию описательно-мотивировочной части постановления и т. п.»2.

Если обратиться к приведенным выше примерам, то постановления об отказе в возбуждении уголовного дела были вынесены на основании п. 2, ч. 1, ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления. Данное основание означает, что деяние не является уголовно наказуемым в связи с отсутствием хотя бы одного из обязательных элементов состава преступления: объекта, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны. В первом примере отсутствовал объект преступления, во втором и третьем – субъект. То есть в ходе проверки были установлены обстоятельства, исключающие во всех случаях производство по уголовному делу.

Возможные возражения

Далеко не все разделяют позицию автора. Иногда приходится слышать возражения со ссылками на то, что отменяя постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела (в отличие от постановления следователя или руководителя следственного органа) закон не требует от прокурора его мотивировать (ч. 6 ст. 148 УПК РФ). По нашему мнению, данные возражения нельзя признать убедительными. Как справедливо замечает А.П. Рыжаков: «Несомненно, постановление прокурора, в том числе и об отмене решения органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела, должно быть мотивированно – это общее требование, предъявляемое к постановлениям прокурора. Оно прямо закреплено в ч. 4 ст. 7 УПК»3. Это положение нашло отражение и в совместном Приказе Генпрокуратуры России № 147, МВД России № 209, ФСБ России № 187, СК России № 23, ФСКН России № 119, ФТС России № 596, ФСИН России № 149, Минобороны России № 196, ФССП России № 110, МЧС России № 154 от 26.03.2014 «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля за законностью процессуальных действий и принимаемых решений об отказе в возбуждении уголовного дела при разрешении сообщений о преступлениях», который обязывает прокурора при признании решения об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным выносить мотивированное постановление о его отмене, в котором указывать конкретные обстоятельства, подлежащие дополнительной проверке, нарушения законодательства об уголовном судопроизводстве.

Мотивированность же предполагает указание в тексте постановления анализа его оснований, когда его положения логически вытекают из анализа совокупности установленных данных.

Поэтому, на наш взгляд, в описательной части постановления об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и возвращении материалов для дополнительной проверки прокурор обязан не просто указать перечень мероприятий, подлежащих, по его мнению, выполнению в ходе ее проведения, а обосновать, какие именно обстоятельства происшедшего в результате их проведения возможно установить и каким образом они могут повлиять на принятие решения по результатам рассмотрения сообщения о преступлении.

Оппоненты также могут возразить автору, указав, что в соответствии с ч. 4, ст. 41 УПК РФ дознаватель вправе обжаловать указания прокурора вышестоящему прокурору, поэтому если он не согласен с указаниями, данными прокурором в постановлении об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, то может подать жалобу в установленном законом порядке. Однако необходимо помнить, что обжалование данных указаний не приостанавливает их исполнения и тем самым фактически является формальностью. Автор в полной мере поддерживает мнение П.А. Лупинской, которая пишет: «Очевидно, что лицо, полномочное принимать решения в процессе, не может действовать вопреки своему внутреннему убеждению. Поэтому дознаватель, обжаловавший указание прокурора вышестоящему прокурору, не должен быть обязан выполнять указания прокурора вопреки своему убеждению, как этого требует ч. 4 ст. 41 УПК РФ»4. Стоит не согласиться с мнением некоторых ученых, которые полагают, что право на обжалование дознавателем указаний прокурора «побуждает авторов указаний к более взвешенному отношению к подписанию подобных процессуальных документов»5 или «право на жалобу у дознавателя – свидетельство усиления гарантий его правового положения»6. В сегодняшней абсурдной ситуации, когда указания прокурора должны быть выполнены дознавателем в любом случае, даже если они, с его точки зрения, совершенно не мотивированны, их обжалование не повысит процессуальную самостоятельность дознавателя, а лишь спровоцирует рост противоречий между дознавателем и прокурором. Поэтому данное право осталось эфемерным и случаи, когда дознаватели им воспользовались, исчисляются единицами.

Заключение

На основании вышесказанного можно предположить, что отмена прокурором постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по надуманным основаниям обусловлена достижением некоего ведомственного результата, не имеющего ничего общего с принципом законности, определенным УПК РФ.

На наш взгляд, абсолютно прав Р.В. Журбин, который пишет: «Рассмотрим оценку деятельности помощника прокурора района. Допустим, что за определенное время он изучил 50 материалов доследственных проверок, по которым отменено 10 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. Таким образом, работник прокуратуры в течение определенного времени выполнил определенный объем работы и добился определенных результатов. По соотношению результатов и объема работы можно судить, насколько эффективно работник использует свое рабочее время: при высокой нагрузке низкие показатели результативности должны указывать на недостатки в деятельности работника прокуратуры. При сопоставимой нагрузке и затратах рабочего времени более эффективным работником должен считаться тот, кто получает больший результат.

Однако если ограничиться оценкой только соотношения нагрузки и результатов, высок риск оценить в качестве эффективной деятельность, направленную исключительно на достижение высоких показателей. Необходимо учитывать также качество работы. В приведенном примере критерием качества может быть количество возбужденных уголовных дел по результатам отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела»7.

Таким образом, на наш взгляд, принятие прокурором решения об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не должно зависеть от ведомственных интересов, а должно быть направлено исключительно на устранение допущенных нарушений, на обеспечение законности. Необходимо учитывать и позицию Конституционного Суда РФ, согласно которой недопустимой является произвольная и многократная отмена постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по одному и тому же основанию (в том числе по причине неполноты проведенной проверки)8.

1 Боруленков Ю.П. «Доследственная проверка: за и против» // Российский следователь. 2013. № 19.

2 «Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации» (постатейный) (9-е издание, переработанное) (Рыжаков А.П.).

3 Там же.

4 Лупинская П.А. «Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика» (2-е изда-ние, переработанное и дополненное) («Норма», «Инфра-М», 2010).

5 «Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации» (постатейный) (3-е издание, переработанное и дополненное) (под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева) («Юрайт-Издат», 2007).

6 Там же.

7 Журбин Р.В. Оценка эффективности деятельности органов прокуратуры http://отрасли-права.рф/article/973.

8 Определение КС РФ от 24.12. 2013 № 1936-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Осиповой Ирины Валентиновны на нарушение ее конституционных прав частью шестой ст. 148 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».