1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 98

О денежном неудовольствии

Введение института защитника по назначению – шаг ожидаемый, правильный, однако на практике повлекший ряд сложностей. Одна из них состоит в том, что адвокаты затрачивают немалое время и концентрируют свои усилия на обосновании уровня оплаты за оказанные ими профессиональные услуги, нередко в ущерб главному – качеству этих услуг. Предлагаем решение обозначенной проблемы – введение особой касты адвокатов (государственных адвокатов), придание им статуса государственных служащих и установление такого уровня их материального обеспечения, который соответствовал бы уровню оплаты труда участников судопроизводства со стороны обвинения. В перспективе адвокатам предстоит задуматься, какой выбрать путь: работать вне государственной системы, предлагая профессиональные услуги по устанавливаемым самостоятельно тарифам, либо оказывать юридическую помощь в статусе государственного служащего с гарантированной оплатой труда и в соответствии с заданными государством высокими требованиями к качеству услуг.

Страдает качество?

Напомним, что участие адвоката возможно в двух формах: либо по соглашению сторон (адвоката и доверителя), либо по назначению государственных органов. Участие адвокатов в судебном производстве по назначению государственных органов является гарантией реализации конституционного права каждого гражданина на правовую помощь; это значимая составная часть современного следствия, судебного разбирательства и адвокатской деятельности.

Обвиняемому (подозреваемому) государством делегировано право по личному усмотрению выбрать себе защитника, и, как следствие, договориться с ним о стоимости его услуг. В данной ситуации речь идет о взаимном, устраивающем обе стороны, добровольном сотрудничестве.

Если при этом подзащитный становится недоволен работой адвоката, он беспрепятственно может расторгнуть договор и заключить соглашение с новым, более полезным, по его мнению, адвокатом. И в этот раз сумма вознаграждения будет обозначена в договорном режиме. Как правило, при работе по соглашению зависимой стороной является подзащитный, поэтому адвокат имеет возможность самостоятельно устанавливать тот уровень вознаграждения, который считает приемлемым для себя. Соответственно проблем с оплатой здесь не возникает.

Однако жизнь есть жизнь. Прежде всего, не каждый гражданин имеет возможность оплатить услуги адвоката по существующим расценкам. Кроме того, защитник, с которым состоялась договоренность, может заболеть, уехать, оказаться загруженным в другом процессе. На эти случаи законодатель, ратуя о правах подзащитного, ввел в уголовно-процессуальный закон формулировки, наделяющие следователя и суд правом привлекать к участию в деле защитника по назначению (в случае отсутствия ранее допущенного к делу адвоката в течение пяти суток).

Подобный подход, очевидно, оправдан, поскольку предусмотренные уголовно-процессуальным законом процедуры имеют определенные сроки и государственный механизм судопроизводства не может быть приостановлен. Таким образом, само введение института защитника по назначению – шаг обоснованный, правильный, однако на практике повлекший ряд сложностей. Основная их них – неудовлетворение со стороны адвокатов уровнем вознаграждения, выплачиваемого им в случаях их участия в деле по назначению госорганов. Взаимосвязанное следствие этого – формирование общественного мнения, согласно которому участие адвоката по назначению обладает невысокой эффективностью: оно, как нередко отмечается самими адвокатами «либо имитируется, либо отсутствует вовсе» (В. Горелик, председатель московской коллегии адвокатов1).

Иными словами, страдает в первую очередь качество оказания профессиональной юридической помощи лицам, не имеющим возможности оплатить услуги адвоката. И об этом говорят сами руководители адвокатских образований.

Конечно, хочется верить, что профессионализм и личностные качества адвоката, умение вступать в психологический контакт с подзащитным не зависят от того, по соглашению или по назначению оказывается правовая помощь.

Однако на сегодняшний день уровень вознаграждения адвокатам по назначению объективно гораздо ниже, нежели по соглашению, и именно данное обстоятельство порождает, с одной стороны, достаточно эмоциональное отстаивание своих интересов со стороны адвокатов, готовых работать по назначению, но сталкивающихся при этом с определенными трудностями2, а с другой стороны, снижение уровня оказываемой помощи, восприятие ее как второстепенной, оказываемой как бы между делом.

Призванное оказывать доктринальную помощь в осмыслении и практическом решении сложных, актуальных для правоприменительной деятельности ситуаций, научное сообщество, анализируя сложившуюся практику, подчеркивает востребованность разработки четкой, непротиворечивой концепции оплаты труда адвоката-защитника, работающего по назначению3, в основе которой должна лежать идея о том, что без участия профессионального юриста на стороне человека и гражданина состязательный уголовный процесс становится фикцией.

Попробуем разобраться.

По соглашению и по назначению: в чем разница?

В России адвокат – это независимый профессиональный советник по правовым вопросам (согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ (в ред. Федерального закона от 02.06.2016 № 160-ФЗ) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Если классифицировать адвокатскую деятельность по трудовой функции, то адвокат относится к категории самозанятых лиц, которые самостоятельно определяют для себя условия своего труда (в том числе и оплату за свои услуги). Иными словами, адвокат принадлежит к людям так называемых свободных профессий и подобен частнопрактикующим врачам, независимым журналистам и т. п.

Между тем частнопрактикующий врач не является одновременно врачом, привлекаемым к проведению операций малоимущим больным, а журналисту не вменяется в обязанность оказание профессиональных услуг по поручению государственных органов.

Необходимость привлечения адвокатов к оказанию помощи гражданам по назначению госорганов возникла исходя из специфики, востребованности их деятельности. Поскольку этот вопрос уже решен, назначение и оплата труда привлекаемых государством адвокатов получили свою регламентацию на законодательном уровне, полагаем своевременным, возможным и необходимым осмыслить и вопрос о разделении функции оказания профессиональной помощи по соглашению или по назначению.

Так, все чаще используется определение «государственный адвокат». На наш взгляд, следует более тщательно осмыслить данную попытку дифференциации такой касты адвокатов – профессионалов, вступающих в процесс по назначению государственных органов. Подобный подход, по нашему мнению, позволил бы выработать альтернативное решение оплаты труда адвоката, работающего по назначению.

Пока же подчеркнем, что и на практике уже видна эта разделительная черта: само содержание оплаты труда адвоката по соглашению и по назначению разительно отличается. Следовательно, проблема является открытой и требует решения.

Порядок расчета

При очевидности того обстоятельства, что с государством заключение соглашения (установление договорной стоимости услуг) невозможно, в 2012 году Приказом Минюста России № 174, Минфина России № 122н от 05.09.2012 утвержден Порядок расчета вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда (далее – Порядок расчета).

Закрепляя правила определения размера оплаты труда адвоката, законодатель делает акцент на необходимости учета таких критериев, как время занятости и сложность уголовных дел.

Документ содержит следующие посылки.

► Порядок расчетов утверждает ставки вознаграждения адвоката вне зависимости от мнения подзащитного, следователя, суда по поводу того, трудился адвокат, выполняя соответствующее поручение, или же нет. Как следует из п. 3 Порядка расчетов, главное, чтобы адвокат был фактически занят выполнением поручения по соответствующему уголовному делу вне зависимости от длительности работы в течение дня по нему. Получается, в любом случае адвоката следует достойно наградить за то, что он потратил свое время, выступая в уголовном процессе в качестве защитника по назначению.

► Хотя термин «участие» применительно к защитнику встречается в анализируемом документе 19 раз, адвокаты склонны придерживаться такого понимания участия, при котором оно не всегда предполагает прямое участие адвоката в проводимых в данное конкретное время следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) процессуальных действиях.

Значит ли это со всей очевидностью, что защитник может не осуществлять никаких действий и не участвовать в проведении таковых кем-либо другим, а между тем участвовать в уголовном процессе? Действительно ли такова правовая позиция законодателя? Означает ли она, что после допуска в уголовный процесс защитник уже априори в нем участвует и может, как следствие, требовать вознаграждения, просто обладая возможностью реализации имеющегося у него процессуального статуса?

Допуская, что столь широкое толкование термина «участие» является актуальным для работающих по назначению адвокатов, полагаем все же, что законодателем данный термин использован в более узком значении. Здесь под участием защитника, каждый день которого оплачивается в соответствии с нормами, определенными Порядком расчета, обычно подразумевается его участие (присутствие) в конкретном процессуальном действии (судебном заседании). Верховный Суд РФ прямо указывает на то, что «оплата труда адвоката по назначению является компенсационной, выплачивается за выполненные адвокатом процессуальные действия» (Определение ВС РФ от 21.06.2011 № КАС11-296).

Распространенными становятся доводы о том, что учету подлежит и то время, которое адвокат затрачивает не только непосредственно присутствуя при производстве процессуального действия (в судебном заседании), но и то время, что он расходует на подготовку к судебному заседанию или процессуальному действию (изучает судебную практику, нормативно-правовую базу и т. п.) .

При буквальном толковании п. 3 Порядка расчета получается, что день, когда было осуществлено соответствующее действие (подготовлен документ), является тем днем участия (адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению), за который адвокату предусмотрено вознаграждение.

При этом теряет свое значение второй законодательно обозначенный критерий фактической занятости. Каким образом можно быть фактически занятым выполнением поручения по уголовному делу, то есть «заниматься в данное время чем-нибудь, не имея свободного времени»4, если мы помним, что адвокату засчитывается один день участия и когда он работал все 24 часа, и когда он потратил всего несколько минут своего времени. Например, составление апелляционной жалобы и ознакомление с протоколом о назначении судебного заседания должны быть засчитаны и оплачены одинаково.

Каждое судебное заседание, даже если оно длилось 15 минут, оплачивается как день работы. Количество дел, рассматриваемых в особом порядке, растет. Возникает проблема участия адвоката за один день в десяти процессах, и на это уже неоднократно обращали внимание правоведы5. Пока разработчики Порядка расчета не смогли сформулировать его так, чтобы предотвратить безответственное отношение некоторых адвокатов к реализации своей функции защитника по назначению.

Между тем вышеперечисленные предпосылки адвокатами восприняты с энтузиазмом. Например, в правоприменительной практике Вологодского областного суда уже встречаются случаи, когда адвокаты по назначению обращаются с заявлениями о вознаграждении, например, за ознакомление с материалами дела, по которому адвокат уже принимал участие в первой инстанции. Или адвокат обращается с заявлением о выплате ему вознаграждения за день работы за ознакомление с протоколом о назначении судебного разбирательства в апелляционной инстанции.

Как видим, адвокаты вынуждены прибегать даже к методу абсурдирования, продумывая не только результат, к которому следует стремиться при оказании правовой помощи, но и варианты дробления процесса ее оказания на элементы, которые и не требуют серьезных трудозатрат, однако могут быть обозначены в заявлении об оплате как самостоятельные. Напомним, по действующему Порядку расчета безусловной оплате подлежат дни участия (а не часы, минуты и т. п.) адвоката в уголовном процессе в качестве защитника по назначению; а день участия оплачивается вне зависимости от длительности работы адвоката в качестве защитника по назначению в течение этого дня.

Почему же при всей привлекательности приведенных подходов к оплате труда адвокатов по назначению последние остаются все же не удовлетворены уровнем получаемого вознаграждения?

Прежде всего, при использовании данного метода так называемой усредненной оплаты труда адвокатов по назначению, основанного на ряде предпосылок (в том числе на объективных финансовых возможностях государства), адвокатам по назначению, даже при всех ухищрениях в виде надуманных поводов для оплаты, вознаграждение положено лишь за некое количество дней и по установленному тарифу.

Так что в результате данный подход является малодинамичным и не соответствует ожиданиям самих адвокатов. Всем понятно, что установленный тариф изменяться (повышаться) будет медленно и высоким (как при сдельной оплате труда), вряд ли станет (по крайней мере, многолетние чаяния адвокатского сообщества на сегодняшний день отклика со стороны ведомственных финансовых органов не получили).

Таким образом, пытаясь получить оплату за незначительные по профессиональным трудозатратам действия, адвокат все же вынужден тратить свой интеллектуальный, эмоциональный, профессиональный потенциал, отстаивая свои требования (составляя заявления об оплате, продумывая их обоснование и нередко обращаясь к суду вышестоящей инстанции). В результате – неудовлетворение от работы, передающееся и доверителю, и все равно невысокие суммы вознаграждения.

Что же делать? Предлагаем решение

Учитывая сложность и социальную значимость адвокатской деятельности, полагаем, что свои профессиональные и личностные качества адвокату, призываемому в судопроизводство государственными органами, следует применять для реализации общепризнанного стандарта современных демократических государств – оказания каждому гражданину квалифицированной юридической помощи. Для этого, на наш взгляд, со стороны государства необходимо обеспечить защитникам достойные условия их труда.

Обозначим некоторые альтернативные варианты решения этого вопроса.

► Почасовая или сдельная оплата труда адвокатов. Эти варианты выглядят достойно и обсуждаются адвокатским сообществом как приемлемые. Популярна отсылка на западный опыт почасовой оплаты услуг адвокатов. Однако данные варианты обладают серьезными минусами.

Так, при почасовой оплате труда необходимо фактическое (измеримое) присутствие на рабочем месте. При сдельной оплате труда возможна оплата за конкретный вид оказанной услуги: оценке подлежит услуга, выраженная в консультации, ознакомлении с протоколом, составлении апелляционной жалобы и пр.

Однако неизбежно возникает прямая зависимость между величиной вознаграждения и результатами работы. Причем под результативностью работы понимается отнюдь не инициативность, ответственность, порядочность, грамотность и другие личностные качества адвоката.

► Интересным, логичным и востребованным правоприменительной практикой нам представляется вариант выделения определенной касты адвокатов – так называемых государственных адвокатов, которые осуществляли бы юридическую помощь по назначению, обладая при этом статусом государственного служащего.

Предваряя контраргументы по поводу умаления независимости адвоката в этом случае, апеллируем к пониманию независимости при формировании статуса прокурора, судьи.

Например, работники прокуратуры в своей деятельности независимы от органов законодательной, исполнительной и судебной власти (ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 (в ред. Федерального закона от 03.07.2016 № 305-ФЗ) «О прокуратуре Российской Федерации»).

При исполнении своих обязанностей прокурорские работники руководствуются только законом, своим правосознанием и совестью. С одной стороны, прокуроры объединены в единое целое системой органов прокуратуры и находятся в состоянии иерархической подчиненности между собой, с другой стороны, они обладают самостоятельностью, независимостью и творческой активностью при исполнении возложенных на них обязанностей.

Так что представляется возможным в случае придания работающим по назначению государственных органов адвокатам статуса государственных служащих вести речь об их безусловной функциональной самостоятельности, возможности оказания правовой помощи подзащитному на основе своего внутреннего убеждения, правосознания, руководствуясь требованиями правовых норм.

Кроме того, напомним и об исторических, уже имевшихся в российской правовой сфере предпосылках наделения адвокатов по назначению статусом государственных служащих.

Так, до судебной реформы 1864 года находящимся на должности присяжным поверенным присваивались чины (после данной реформы чины уже не присваивались, но сохранились те из них, что были получены на прежней службе).

Чин – это степень служебного положения, установленного при гражданской и военной службе (до реформы), и юридический термин в Российской империи, обозначавший звание, в постепенной последовательности присваиваемое лицам, проходящим государственную службу (Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона).

В советское время, например, в специальном разделе Положения о народном суде РСФСР от 30.11.1918 предусматривалось, что «коллегия правозаступников» переименовывается в «коллегию защитников, обвинителей и представителей сторон». Значимо, что члены коллегии избирались исполкомом и получали содержание в размере установленного оклада.

Для придания определенного статуса адвокату, приглашенному в судопроизводство государственными органами, для стабильности и формирования достойного уровня оплаты его труда представляется самым оптимальным вариантом введение гарантированного государством статуса служащего для защитника по назначению. В частности, в обращении Совета Федеральной палаты адвокатов «Об устранении дискриминации в оплате труда адвоката за участие в уголовном судопроизводстве по назначению» (принято Решением Совета ФПА РФ 05.04.2016) обращается внимание, что их оплата несопоставима с заработной платой других участников судопроизводства, выполняющих публичные функции.

Полагаем, это справедливое замечание, и оно может быть решено установлением достойного денежного довольствия для адвокатов по назначению посредством введения такой должности государственной службы.

Уровень материального обеспечения (оклада) при этом должен, на наш взгляд, соответствовать уровню оплаты труда государственных обвинителей. Напомним: в настоящее время финансирование адвокатов по назначению осуществляется из средств федерального бюджета. В этой связи отметим, что создание предлагаемой системы государственных адвокатов бюджет не утяжелит, а может быть – при вдумчивом подходе – позволит говорить и о его экономии.

Так, анализ расчетов оплаты адвокатов по назначению в Вологодском областном суде показал следующее: в 2015 году на оплату адвокатской деятельности было переведено 2 млн. 351 тыс. 960 руб.

Далее мы определили необходимое количество адвокатов по назначению: исходя из количества действующих в суде судебных составов, это четыре человека. Затем мы взяли за основу уровень оплаты труда в 50 тыс. руб. ежемесячно, и получилось, что содержание четырех адвокатов в статусе государственных служащих обойдется в сумму 2 млн. 400 тыс. руб.

Как видим, при самом приблизительном подсчете суммы, затрачиваемые на сегодняшний день и заложенные нами в оплату адвокатов в статусе госслужащих, практически равны.

Уровень материального обеспечения адвоката при этом становится соответствующим уровню оплаты труда других участников судопроизводства.

Отметим, что предлагаемое решение, несомненно, будет дисциплинировать и самих адвокатов, позволит увидеть реальную нагрузку каждого из них.

В перспективе адвокатам предстоит задуматься, какой выбрать путь: работать вне государственной системы, предлагая профессиональные услуги по устанавливаемым самостоятельно тарифам, либо оказывать юридическую помощь в статусе государственного служащего с гарантированной оплатой труда и в соответствии с заданными государством высокими требованиями к качеству услуг.

В целом предложенный подход решения проблемы оплаты труда адвокатов по назначению на наш взгляд, способствует сосредоточению усилий адвокатов на качестве оказываемых услуг, заслуживает внимания и требует детальной оценки.

1 В. Горелик Защитники по назначению: когда дешевая юстиция стоит дорого. Адрес эл. доступа: http://rapsinews.ru/legal_market_publication/20160125/275314974.html.

2 О соблюдении гарантий прав адвокатов на вознаграждение за труд: Резолюция VII Всероссийского съезда адвокатов // Пилипенко Ю.С. Научно-практический комментарий к Кодексу профессиональной этики адвоката (постатейный). 3-е изд., перераб. и доп. М.: НОРМА, 2016.

3 Колоколов Н.А. Оплата труда адвоката, участвующего в уголовном процессе по назначению: пробелы в законодательстве заполняет судебная практика // Адвокатская практика. 2013. № 6.

4 Краткий толковый словарь русского языка / Сост. И.Л. Городецкая, Т.Н. Поповцева, М.Н. Судоплатова, Т.А. Фоменко; под ред. В.В. Розановой. 4-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1985.

5 Мельниченко Р. Кормушка для назначенцев. Размышления по поводу законопроекта о бесплатной юридической помощи // «эж-Юрист». 2011. № 38.