1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 41

Вероника Скворцова отбила 91 млрд руб.

Минздраву удалось отбить нападки на изъятие из системы обязательного медицинского страхования «Обратного трансферта» в размере 91 млрд руб. За счёт этого Фонд ОМС в 2017 г. увеличится на 10% — до 1,74 трлн руб.

Имеются в виду средства, которые оказались не израсходованными в системе ОМС в ходе исполнения бюджета нынешнего года. Предполагалось, что они вернутся в федеральный бюджет. Но Минздраву удалось доказать, что разумнее будет перенести эти деньги на будущий год. И правительство одобрило поправки в бюджет Федерального фонда ОМС на 2016 г., позволяющие сохранить в его бюджете остатки средств.

Министр здравоохранения Вероника Скворцова на расширенном заседании Комитета Госдумы по охране здоровья сказала: «Нам с большим трудом удалось решить очень важную проблему не только сохранения текущего финансирования на следующий год и дальнейший период, но и его существенного увеличения. И, безусловно, это было очень сложно, но мы сумели доказать необходимость увеличения бюджета Фонда ОМС на 10% на следующий год».

Всё лето шла информация о том, что правительство не может сбалансировать бюджет Фонда ОМС из-за нехватки средств на майские указы президента. Согласно этим указам в 2017 г. зарплата врачей должна вырасти до 180% от средней по региону, среднего медперсонала — до 90% и младшего — до 80%. На это Фонду ОМС не хватало 71 млрд руб. Всего на три года на индексацию зарплат медработников требуется почти 0,5 трлн руб. В 2018 г. — 196,6 млрд, в 2019-м — 219,5 млрд руб. Решить проблему Минздрав предложил, не перечисляя остатки средств в федеральный бюджет. Так что теперь у медиков появилась надежда на повышение зарплат.

Взамен того что миллиарды останутся в системе ОМС, Минздрав пообещал экономить на госзакупках лекарств до 10% расходов по этой статье, а ещё сделать более эффективной диспансеризацию, изменив её регламент.

В. Скворцова рассказала депутатам, как собирается экономить, создав информационно-аналитическую систему мониторинга госзакупок лекарств. «Суть заключается в том, чтобы создать систему профилактики правонарушений в этой области», — сказала В. Скворцова. Проще говоря, в системе будет автоматически формироваться цена на каждый запатентованный препарат. При превышении максимально возможной цены за него закупку нельзя будет оформить. Согласно плану с 1 марта 2017 г. система заработает в тестовом режиме, а с 1 января 2018-го — в полном объёме. Ранее ряд контролирующих организаций, включая Счётную палату, и даже президент Владимир Путин отмечали «странности» с ценообразованием препаратов отечественного производства.

Экономить намечено и на диспансеризации. По словам В. Скворцовой, тесты, включаемые в план диспансеризации, были пересмотрены после «большого совещания» со специалистами Всемирной организации здравоохранения и Центра профилактики неинфекционных заболеваний ВОЗ. Из плана диспансеризации будут исключены малорезультативные тесты. «Это позволит сконцентрироваться на направленных онкопоисках для раннего выявления онкологических заболеваний и на скринингах факторов риска для развития сосудистых заболеваний. Это две основные группы заболеваний нашего населения, — рассказал В. Скворцова журналистам. — Мы планируем этим двум скринингам придать ещё большее внимание, поэтому регламент диспансеризации будет несколько изменён на следующий год по сравнению с тем, что мы имели в этом году».

Вообще российские кардиологи отмечают пользу диспансеризации, а вот онкологи больше говорят о бессмысленности её проведения в нынешнем виде. Портал «Медновости» цитирует слова по этому поводу главного внештатного онколога Минздрава РФ, директора ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Михаила Давыдова: «…наивно рассчитывать на то, что можно решить проблему онкологии диспансеризацией… Я занимаюсь онкологией уже 40 лет, и всё это время мы говорим на тему того, что нужны скрининги, ранняя диагностика и новые технологии… В России нет ни одной госпрограммы скрининга, а по всему миру они хорошо отработаны. Другое дело, что они дорогие и требуют финансирования, а денег на это нет. Мы говорим много лет про скрининг, а заканчиваем диспансеризацией».