1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 82

Наследство с иностранным элементом

Наследственное право – это одна из сфер, с которой, к сожалению, столкнуться придется всем. Часто бывает так, что наследодатель проживает за пределами России, не имеет российского гражданства, но в России у него есть наследники и имущество, которое подлежит включению в наследственную массу. И тогда встает вопрос: наследственным правом какой страны следует руководствоваться при определении круга наследников, порядка наследования имущества и даже распределении расходов, возникших в следствие смерти или болезни наследодателя?

Суть дела

В российском праве есть норма, посвященная возмещению расходов, вызванных смертью наследодателя, и расходов на охрану наследства и управления им (ст. 1174 ГК РФ), но немногие знают, что к таковым, в частности, относятся необходимые расходы, вызванные предсмертной болезнью наследодателя. Требования о возмещении этих расходов могут быть предъявлены к наследникам, принявшим наследство, а до принятия наследства – к исполнителю завещания или к наследственному имуществу. Вокруг таких расходов и разгорелся спор, где мне пришлось представлять интересы одной из сторон.

В университетской клинике одной из европейских стран скончался уважаемый человек, который имел постоянное место жительства в Республике Эстония. При этом на территории Российской Федерации у него имелась недвижимость – в Москве и в Московской области. У покойного остались жена, сын и престарелый отец, проживающие в Эстонии. Все они обратились к нотариусу в Москве с заявлением о принятии наследства и получили свидетельства о праве на наследование недвижимого имущества, находящегося в Москве и Московской области.

При этом супруга умершего решила, что ее свекор должен ей возместить часть денежных средств, которые потратил ее умерший супруг на свое лечение. С таким иском она и обратилась в районный суд г. Москвы, поставив вопрос о взыскании с отца умершего достаточно солидной суммы. Как уже указывалось выше, ни покойный, ни его жена, ни отец покойного в России не имели места жительства. Однако судом исковое заявление к производству было принято по месту нахождения имущества ответчика (ч. 1 ст. 29 ГПК РФ).

Не согласившись с предъявленным иском, сторона ответчика представила возражения, опираясь на то, что в силу п. 1 ст. 1174 ГК РФ расходы, понесенные в связи с предсмертной болезнью наследодателя, подлежат возмещению лицу, которое их понесло. При этом необходимо установить, имелась ли причинно-следственная связь между болезнью, расходами и смертью наследодателя. Следовательно, супруга умершего в соответствии со ст. 56 ГПК РФ должна была доказать, что именно она понесла эти расходы, а между болезнью и кончиной имеется причинно-следственная связь. Таких доказательств истцом представлено не было. Имеющаяся немногочисленная судебная практика по этому вопросу подтверждает данный подход.

Однако суд посчитал, что, поскольку истцом являлась супруга покойного, а потраченные на лечение денежные средства являлись общим имуществом супругов, вдова вправе рассчитывать на компенсацию. Уменьшив размер запрашиваемой компенсации в два раза (выделение супружеской доли), суд взыскал половину заявленной суммы с ответчика, отца умершего.

Апелляционная жалоба

В соответствии со ст. 148 ГПК РФ суд должен определить закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установить правоотношения сторон. По нашему мнению, суд поверхностно отнесся к этой обязанности, и тогда нам в апелляционной жалобе пришлось указать на то, что судом неправильно был определен закон, которым следовало руководствоваться при разрешении дела. Вот здесь-то и проявились особенности, характерные для дел с иностранным элементом.

Такие особенности установлены законом в международных договорах Российской Федерации, в Гражданском процессуальном кодексе, в Семейном и Гражданском кодексах РФ и т. д.

В данном случае нам достаточно было обратиться к разд. IV ГК РФ. Так, ст. 1224 ГК РФ установлено право, подлежащее применению при наследовании. В соответствии с ч. 1 приведенной статьи «отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства, если иное не предусмотрено настоящей статьей». В нашем деле умерший постоянно проживал в Эстонии. Лечился же он в Германии, где и скончался.

В Москве и Московской области покойный имел недвижимое имущество, но не был зарегистрирован там ни по месту жительства, ни по месту пребывания. Следовательно, российское законодательство в части регулирования наследственных отношений к имуществу покойного в силу ч. 1 ст. 1224 не могло быть применено.

Однако абз. 2 ч. 1 ст.1224 ГК РФ установлено изъятие из общего правила применения российского наследственного права с участием иностранного элемента. Законом установлено, что наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, – по российскому праву. Именно во исполнение приведенной правовой нормы нотариусом г. Москвы наследникам были выданы свидетельства о праве на наследство на недвижимое имущество, находящееся в России, но остальные вопросы, возникающие при наследовании, российским правом регулироваться уже не могли.

Именно на неприменение судом ст. 1224 ГК РФ и на неправильное применение ст. 1174 ГК РФ указывалось в апелляционной жалобе.

Суд апелляционной инстанции согласился с нашим доводом о неприменении российского права к спорным правоотношениям. В ходе рассмотрения дела были установлены нормы иностранного права, а именно: был изучен Закон о наследовании Эстонской Республики, которым не предусмотрено возмещение расходов, вызванных предсмертной болезнью наследодателя.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда пришла к выводу, что при отсутствии в эстонском праве норм, регулирующих возмещение расходов, вызванных предсмертной болезнью наследодателя, отсутствуют правовые основания для удовлетворения исковых требований о взыскании расходов, вызванных предсмертной болезнью наследодателя, в связи с чем решение суда первой инстанции было отменено, а истцу было отказано в удовлетворении исковых требований.

Особо хотелось бы обратить внимание на то, что отец покойного по Закону о наследовании Эстонской Республики являлся наследником второй очереди и не призывался к наследованию в Эстонии. В российском же праве родители являются наследниками первой очереди и призываются к наследованию наравне с пережившим супругом (ой) и детьми, в связи с чем отцу покойного и было выдано свидетельство о праве на наследство на недвижимое имущество, находящееся в России.

Нашим гражданам, ведущим активную экономическую деятельность за пределами России, приобретающим имущество в других странах, или лицам, постоянно проживающим за пределами России, но имеющим имущество на территории РФ, необходимо знать, что наследственное право разных государств имеет весьма серьезные отличия как по определению круга наследников, так и по порядку наследования различных видов имущества, определению обременяющих наследство расходов и т. д.