1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 86

Юридический тупик

Расходы на ликвидацию

В пункте 2 ст. 62 ГК РФ появилась обязанность учредителей (участников) юридического лица осуществлять ликвидацию юридического лица и солидарно нести расходы, связанные с ликвидацией юридического лица, в случае недостаточности для этих целей имущества самого юридического лица. Такая обязанность установлена независимо от оснований, по которым принято решение о ликвидации.

В случае ликвидации юридических лиц на основании решения суда по требованию уполномоченных государственных органов или органов местного самоуправления (ст. 61 ГК РФ) предусмотрено, что решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) либо на орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица его уставом, могут быть возложены обязанности по осуществлению ликвидации юридического лица. Неисполнение такого решения суда является основанием для осуществления ликвидации юридического лица арбитражным управляющим за счет имущества данного юридического лица. При недостаточности у юридического лица средств на расходы по ликвидации соответствующие расходы возлагаются солидарно на учредителей (участников) юридического лица.

Кроме того, в законе определена обязанность нести солидарно расходы и в случае фактического прекращения деятельности недействующего юридического лица (отсутствие операций по банковским счетам юридического лица в течение последних 12 месяцев и непредставление отчетности в этот же срок).

Таким образом, бремя расходов по ликвидации юридического лица возлагается на основных бенефициаров организации – их учредителей в любом случае. Данная обязанность не зависит от того, проводится ли ликвидация добровольно по решению самих участников или указание ликвидировать юридическое лицо исходит по решению суда. Принцип «собственники должны платить» применим в любом случае.

Помимо этого, бывают ситуации, когда имущества у юридического лица нет, а расходы по ликвидации невозможно возложить на учредителей (п. 6 ст. 62 ГК). Тогда юридическое лицо подлежит исключению из Единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном законом о государственной регистрации юридических лиц.

Подход, реализованный в обновленном Гражданском кодексе, концептуально верный. Но при этом в законе отсутствует механизм реализации данного правила. В частности, не ясно, как должно реализовываться правило о солидарности расходов всех участников в корпоративной организации и что делать в ситуации, когда только у части участников или даже одного участника нет средств на оплату текущих расходов.

Существует и юридический тупик. Так, источником для покрытия расходов на осуществление ликвидации названо имущество юридического лица. Однако такое имущество может быть представлено вовсе не денежными средствами, как раз необходимыми для подготовки и проведения, к примеру, собрания участников юридического лица для утверждения промежуточного баланса, а иным (в том числе неликвидным) имуществом. При этом судебная практика содержит однозначный запрет на сделки с имуществом организации до утверждения промежуточного баланса. Эта проблема законом так и не решена.

Кроме того, важно четко определить, что включается в понятие «расходов на проведение ликвидации»? По общему смыслу закона это исключительно текущие расходы, которые включают аренду помещений на проведение собраний собственников, оплату услуг юристов, бухгалтеров, выплату заработной платы ликвидатору, оплату нотариальных расходов, государственных пошлин, публикаций. А когда по решению суда назначается арбитражный управляющий, а имущества для оплаты его услуг недостаточно, оплата этих услуг также возлагается на участников и входит в понятие текущих расходов. Определение «текущие расходы» закреплено в п. 1 ст. 64 ГК РФ, и по сути они являются нулевой или стартовой очередью перед удовлетворением требований кредиторов ликвидируемого юридического лица.

Хочется отметить ситуации из практики, когда для успешного завершения ликвидации стирается грань между расходами на проведение ликвидации и внезапно появившейся кредиторской задолженностью, которую учредители (участники) добровольно берут на себя, чтобы в дальнейшем избежать крупных текущих расходов.

Часто бывают такие ситуации, когда дебиторскую задолженность взыскать невозможно, имущества у юридического лица нет, но и кредиторы не предъявили свои требования либо кредиторская задолженность вовсе отсутствует, а расчетный счет общества девственно чист. В данном случае текущие расходы на проведение ликвидации по закону возлагаются на учредителей (участников), и учредители их без проблем берут на себя. Но на последней стадии процедуры, когда уже сформирован и утвержден нулевой ликвидационный баланс и документы поданы в регистрирующий орган на завершение ликвидации, внезапно из старых налоговых периодов возникает какая-либо недоимка, например по пеням.

Регистрирующий орган дает мотивированный отказ, причем формулировка его достаточно пугающая. Он дает отсылку к п. 1 и 2 ст. 224 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в соответствии с которыми при обнаружении обстоятельств, когда стоимость имущества должника – юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. Юридически это абсолютно бесспорно, и, более того, существует ответственность ликвидатора за необращение в суд при возникшей ситуации. Но на практике учредители самостоятельно берут на себя данные расходы, вносят на расчетный счет необходимую сумму как безвозмездную помощь, и далее проводится погашение недоимки. Тем самым идет нарушение процедуры, да и, что греха таить, идет нарушение закона, но именно этими действиями учредители избегают дальнейших еще больших текущих расходов на оплату услуг арбитражного управляющего в рамках процедуры банкротства.

Исключение из реестра

Исключение недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц не является новеллой законодательства. Действует и применяется данная процедура налоговыми органами достаточно давно, Она представляет собой внесудебный (административный) специальный порядок прекращения деятельности, не связанный с ликвидацией общества. В связи с этим исключение недействующего общества из реестра допускается и в тех случаях, когда указанное лицо имеет задолженность по налогам, сборам, не говоря уже о задолженности перед иными кредиторами. В этом, пожалуй, одно из принципиальных отличий исключения недействующего юридического лица от процедуры ликвидации, поскольку при наличии непогашенной задолженности перед бюджетом или кредиторской задолженности по предъявленным кредиторам требованиям процедура ликвидации не может быть завершена и переходит в процедуру банкротства.

Решение вопроса о целесообразности обращения с ходатайством об исключении из реестра или с заявлением о признании банкротом является компетенцией налогового органа, на налоговом учете в котором состоит конкретное юридическое лицо. Следует отметить, что принятие решения об обращении с ходатайством об исключении из реестра недействующего юридического лица – это право, а не обязанность налогового органа. Только на основании ходатайства такого налогового органа может быть начата процедура исключения недействующего юридического лица из реестра.

Налоговый орган, на налоговом учете в котором состоит юридическое лицо, составляет по установленной форме справки об отсутствии операций по банковским счетам и о непредставлении отчетности, предусмотренной законодательством РФ о налогах и сборах, в течение 12 месяцев и более. Данные справки служат основанием для принятия регистрирующим органом решения о предстоящем исключении недействующего лица, данное решение должно быть опубликовано в органах печати («Вестник государственной регистрации») в течение 3 дней с момента принятия такого решения. В сообщении должны быть сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим обществом, кредиторами или иными лицами, чьи права затрагиваются, с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления. Данные заявления могут быть направлены не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. В случае направления таких заявлений решение об исключении недействующего юридического лица не принимается, тогда такое юридическое лицо может быть ликвидировано только в установленном гражданским законодательством порядке. Если в течение установленного срока заявления не направлены, регистрирующий орган исключает недействующее юридическое лицо из реестра путем внесения в него соответствующей записи.

Исключение недействующего юридического лица из реестра может быть обжаловано кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из реестра, в течение года со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав. На практике такой датой признается дата внесения в реестр сведений об исключении недействующего юридического лица. Поскольку сведения в реестре являются открытыми и общедоступными, считается, что заинтересованное лицо должно самостоятельно отслеживать через реестр сведения в отношении интересующего его юридического лица.

Защита кредитора

Закон приравнял правовые последствия исключения недействующего юридического лица из реестра к последствиям добровольной ликвидации общества. Учитывая общую норму о том, что обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), это могло бы означать, что все обязательства перед кредиторами исключенного из реестра недействующего лица, а также обязательства перед ним дебиторов прекращаются. Однако закон предусмотрел способ защиты прав кредиторов исключенных из реестра недействующих лиц, а также фактически имеется прямое указания на то, что в отношении неисполненной дебиторской задолженности можно добиться ее взыскания.

Так, при обнаружении имущества недействующего юридического лица, исключенного из реестра, заинтересованное лицо может обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения имущества. Ранее такое имущество фактически получало признаки бесхозяйного и могло перейти в собственность муниципального образования или города федерального значения, что значительно нарушало интересы заинтересованных лиц. Таким образом, могут быть защищены и права кредиторов путем инициации процедуры распределения обнаруженного имущества лица, исключенного из реестра, что фактически может привести к погашению имевшейся задолженности.

Неоднозначной является норма закона о том, что к указанному имуществу относятся также требования ликвидированного юридического лица к третьим лицам. Фактически это дебиторская задолженность юридического лица. Данная норма повлекла достаточно широкое толкование и состава имущества, оставшегося после завершения расчетов с кредиторами и подлежащего распределению между учредителями (участниками) юридического лица. Теперь в состав такого имущества учредители (участники) смело включают и неисполненные права требования к третьим лицам (дебиторам). Таким образом оформляется приобретение ими прав требований к дебиторам ликвидированного юридического лица. Суды принимают такое правопреемство и осуществляют замену кредитора в обязательстве.

Представляется, что заинтересованные лица (в том числе, кредиторы) могут требовать аналогичного распределения прав требований при их обнаружении после исключения недействующего юридического лица из реестра (разумеется, при наличии достаточных для проведения этой процедуры средств). В результате появляется коллизия норм права: с одной стороны, обязательства прекращаются ликвидацией (в том числе исключением недействующего лица из реестра), а, с другой стороны, права кредитора и обязательства должника (дебитора) прекратившего деятельность юридического лица продолжаются наличием права всем заинтересованным лицам на распределение обнаруженного имущества, в том числе прав требований.

Безусловно, механизм распределения обнаруженного имущества существенно защищает права учредителей (участников) исключенного из реестра юридического лица. Для некоторых учредителей (участников) новость о том, что их компания исключена из реестра как недействующая, является неожиданной. Это касается, в частности, иностранных субъектов инвестиций. Выходя на российский рынок, не зная всех требований закона, занимая выжидательную позицию, они могут подпасть под применение нормы об исключении недействующего юридического лица.

На практике есть тенденция у некоторых субъектов предпринимательской деятельности намерено создавать такие признаки недействующего юридического лица в отношении подконтрольных им компаний, в деятельности которых отпала необходимость или у которых имеется неисполненная задолженность. Данные лица надеются на применение процедуры исключения недействующего юридического лица в целях существенной экономии средств в связи с неприменением процедуры добровольной ликвидации, а также освобождения от ответственности за неисполненные обязательства.

Однако исключение недействующего юридического лица не запрещает привлечение к ответственности учредителей (участников) и руководителей прекращенного недействующего общества в порядке, установленном законом. Кроме того, законом установлены иные негативные последствия в случае исключения из реестра недействующего юридического лица, имевшего неисполненные налоговые обязательства. В отношении учредителей (участников) и руководителей таких исключенных из реестра юридических лиц применяется административный запрет: в течение трех лет они не имеют права создавать/участвовать или выступать руководителями в иных юридических лицах.