1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 404

Сумму выплаченной контрагенту неустойки с третьего лица, которое не являлось стороной договора, взыскать не удастся

Между задержкой оплаты выполненных подрядчиком работ по вине заказчика и задержкой оплаты стройматериалов, которые были приобретены и использованы подрядчиком для выполнения работ, нет никакой причинно-следственной связи. В том числе в случае, когда работы выполнялись иждивением подрядчика и срок его расчетов с поставщиками стройматериалов зависел от даты поступления денег от заказчика. К таким выводам ВС РФ пришел в Определении от 15.12.2015 № 309-ЭС15-10298 по делу № А50-17401/2014.

Суть дела

Общество с ограниченной ответственностью (далее — общество, подрядчик) заключило муниципальный контракт на выполнение работ по реконструкции здания. Кроме того, оно обязалось самостоятельно приобрести все необходимые стройматериалы, а компенсация данных расходов была включена в стоимость контракта. Подрядчик заключил договоры с поставщиками, приняв на себя обязательства расплатиться через три дня после сдачи работ (она была определена календарной датой). Однако учреждение, выступавшее в качестве заказчика, вовремя не предоставило качественную проектно-сметную документацию, что привело к существенным задержкам и не позволило завершить реконструкцию в установленные контрактом сроки. Подрядчик выплатил своим контрагентам неустойку за задержку оплаты стройматериалов и затем обратился в суд, требуя взыскать возникшие убытки с заказчика. Общество посчитало, что указанные расходы оно понесло из-за допущенной учреждением просрочки. Кроме того, подрядчик намеревался взыскать с заказчика договорную неустойку за нарушение обязательств по муниципальному контракту.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удовлетворил иск общества. Согласно условиям контракта в случае просрочки исполнения обязательства, допущенной заказчиком (далее — ответчик), подрядчик (далее — истец) был вправе потребовать оплату неустойки в размере 1/300 cтавки рефинансирования ЦБ РФ от цены контракта за каждый день такой просрочки. Размер неустойки, заявленной истцом ко взысканию, а также сам факт имевшейся просрочки выплат по муниципальному контракту ответчик не оспаривал. Однако учреждение отказалось возмещать подрядчику убытки, возникшие у последнего в связи с наложением на него штрафных санкций по договорам, заключенным с поставщиками стройматериалов.

Истец указал, что он понес убытки в связи с невозможностью завершить работы в установленный договором срок по не зависящим от него причинам, возникшим по вине заказчика. Со своей стороны ответчик признал, что неоднократного изменял проектно-сметную документацию, подтвердив, что это привело к задержке выполнения работ. Суд установил, что данные обстоятельства помешали подрядчику закончить работы вовремя. При этом для выполнения предусмотренных контрактом работ истец должен был приобрести необходимые для реконструкции здания строительные материалы у третьих лиц — поставщиков. Убытки, которые понес подрядчик, не сумев в установленные сроки расплатиться с контрагентами, суд связал с допущенной ответчиком просрочкой. Заказчик обязан оказывать подрядчику содействие в выполнении работ (ст. 718 ГК РФ). Если же эта обязанность заказчиком не исполняется, подрядчик имеет право требовать возмещения причиненных ему убытков, включая дополнительные издержки, вызванные простоем либо перенесением сроков исполнения работ. Ответственность за неисполнение обязательств ложится на сторону, допустившую нарушение, и может привести к негативным финансовым последствиям, что и произошло в рассматриваемой ситуации.

Подрядчик в соответствии с условиями контракта закупил необходимые материалы. Заказчик, в свою очередь, не оказал ему необходимой помощи (задержал предоставление проектно-сметной документации), что сказалось на сроках окончания работ и привело к возникновению у подрядчика убытков. Таким образом, суд констатировал наличие вины заказчика в возникновении у общества убытков. Согласно положениям контракта подрядчик имел право требовать от учреждения возмещения убытков, причиненных изменением сроков выполнения работ.

В апелляционной жалобе учреждение оспаривало судебное решение лишь в части взыскания с него убытков, причиненных истцу наложением штрафных санкций поставщиками стройматериалов. Правомерность взыскания договорной неустойки за просрочку оплаты по госконтракту заказчик не опровергал. Суд апелляционной инстанции и суд округа оставили решение в силе. Не согласившись с принятыми судебными актами, учреждение обратилось в Верховный суд РФ. В жалобе заказчик ссылался на то, что стороной договоров на поставку стройматериалов он не являлся, следовательно, не может нести ответственность за их нарушение. Кроме того, невыполнение договорных обязательств контрагентом — это риск предпринимательской деятельности, который подрядчик должен был осознавать при заключении сделок с поставщиками. По мнению учреждения, на него нельзя возлагать гражданско-правовую ответственность в виде возмещения убытков, поскольку отсутствует причинно-следственная связь между понесенными убытками в виде выплаты штрафных санкций и нарушением заказчика в отношениях с обществом. Невыполнение договорных обязательств по контракту не свидетельствует само по себе о вине учреждения в пропуске подрядчиком сроков исполнения денежных обязательств по другим сделкам.

Позиция Верховного суда РФ

Судебная коллегия Верховного суда РФ (далее — Судебная коллегия) согласилась с доводами заказчика и отменила решение суда первой инстанции, постановления апелляционного суда и суда округа, приняв по делу новый судебный акт.

Применение такой меры гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, возможно при доказанности совокупности нескольких обязательных условий. К ним относятся противоправность действий причинителя убытков, причинная связь между этими противоправными действиями и возникшими убытками, а также доказательства наличия убытков и их размер. Отсутствие доказательств одного из перечисленных фактов исключает возможность удовлетворения требований истца. В случае доказанности всех названных элементов должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (ст. 15, 393 ГК РФ).

Допущенная заказчиком просрочка оплаты результата работ, выполненных по муниципальному контракту, не свидетельствует о его вине в нарушении истцом своих обязанностей перед поставщиками строительных материалов. Кроме того, за названное нарушение условий контракта с заказчика взыскана неустойка в пользу истца. В этой части учреждение не оспаривало судебные акты нижестоящих инстанций. Истец, являющийся самостоятельным хозяйствующим субъектом, принял переданные ему продавцами товары и был обязан исполнить обязательства по договорам поставки и оплатить строительные материалы. Это было необходимо сделать независимо от исполнения заказчиком своих обязательств по муниципальному контракту. Более того, общество не приняло разумных мер, чтобы предупредить возникновение убытков либо уменьшить их размер.

В муниципальном контракте и договорах поставки отсутствуют положения, свидетельствующие о том, что оплата товара покупателем (подрядчиком по контракту) поставлена в зависимость от выполнения заказчиком своих обязательств перед ним. Указанные положения позволили бы должнику рассчитывать на возмещение учреждением убытков от штрафных санкций. Судебная коллегия также отметила, что ответчик, не являясь стороной договоров поставки, не имел возможности повлиять на размер неустоек, предусмотренных истцом и его контрагентами, в то время как их размер был существенным.