1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 299

Инвестиции и инновации не заменят мотивацию

О смене экономической модели сегодня не говорит разве что ленивый. Антироссийские санкции и внутриэкономический кризис несколько сместили акценты. Актуальная задача — последовательно преодолевая возникшие и накапливавшиеся годами и десятилетиями трудности, вернуться на траекторию стабильного экономического роста. Вначале достичь среднемирового уровня, далее — превзойти его. При этом не расслабляться и твёрдо помнить: лидеры уходят в отрыв…

*****

Мировой опыт свидетельствует: глобальными лидерами становятся страны, которые не только опережают других по темпам роста ВВП, но и следуют чётко сформулированным стратегическим целям, отвечающим долгосрочным национальным интересам. Достижение последних обеспечивается политической консолидацией социальных групп и адекватным требованиям момента балансом интересов — государства и частного бизнеса, собственников и работников, общества в целом, отдельных коллективов и индивидов.

Российский политик Алексей Подберёзкин подчёркивает: «Модернизация невозможна, если вся нация не станет участником этого процесса, но для этого она должна увидеть ясную и привлекательную цель. Цель, которая бы была максимально адекватна национальным интересам (потребностям) общества», а не частным бюрократическим или правовым решениям («Национальный человеческий капитал, т. 1, книга 1 — М., 2011 г.).

И далее: «…у Китая и у Индии были адекватные концепции и ресурсы развития, то есть адекватный экономический алгоритм развития. В развитых странах кризис продемонстрировал пределы развития существующих моделей (а не их идеальность, как утверждали накануне), а в России и на Украине — отсутствие адекватных моделей развития, слабые и малоэффективные антикризисные стратегии, что, в конечном счёте, объясняется отсутствием внятной идеологии и механизмов её реализации».

Сделан вывод, что «социально-экономические модели, выработанные промышленно развитыми странами в ХХ в., не соответствуют условиям глобализирующегося мира и новому, постиндустриальному этапу развития человечества» (выделено автором. — В.Т.).

Финансово-экономический кризис 2008—2009 гг. возродил значимость государственных институтов, способных мобилизовать необходимые ресурсы для эффективного экономического развития на приоритетных направлениях. «Если судить по некоторым шагам самих Соединённых Штатов (введение госконтроля над иностранными инвестициями, усиление протекционизма), можно предположить, что в целом мир перенасытился предпринимательской свободой: она стала превращаться в свою противоположность» (выделено автором. — В.Т., там же). Заслуживает внимания тогда же высказанное мнение Константина Ремчукова, главного редактора «Независимой газеты»: «Долгосрочные предпосылки роста достигаются с помощью микроэкономики, куда входят инвестиции, инновации, конкуренция, подготовка и переподготовка кадров… Ещё один важный аспект — это частный капитал, а его никто не рассматривает в качестве главного агента развития. Повторюсь: инвестиции, инновации, конкуренция и подготовка кадров — это то, что, на мой взгляд, создаст долгосрочные предпосылки роста» (выделено мной. — В.Т., «Независимая газета», 23 ноября 2012 г.).

Но возобновившийся рост цен на нефть лишь подстёгивал амбиции, отвлекая от решения назревших проблем. У российского правительства была иная «престижная» цель — превратить Москву в мировую финансовую столицу.

Насколько не соответствовали реалиям устремления власти, подтверждают данные Всемирного экономического форума (см. рисунок, «Коммерсантъ», 1 ноября 2012 г.). 

Рисунок. Рейтинг России среди мировых финансовых центров

В 2012 г. в рейтинге мировых финансовых центров Россия занимала всего лишь 39-е место из 62 и не обеспечивала бизнесу необходимый уровень доступности к финансированию.

*****

Для объективного прогнозирования — как основы стратегического планирования будущего — важно знание современных глобальных тенденций, последствий их взаимодействия с возможными поправками на элементы непредсказуемости и неожиданности и учёта внутрироссийских особенностей.

Судя по каждодневно меняющимся прогнозам и бесконечным комментариям, главное — не столько подвергнуть происходящее непредвзятому критическому анализу, сколько убедить общественность в верности курса «партии и правительства».

Важная особенность стратегического анализа — системный подход, позволяющий интегрировать различные точки зрения, проявившиеся и выявляемые аспекты проблемы. Однако на принимаемых решениях неизбежно сказываются упрощение и даже огрубление исследуемой ситуации, недооценка тех или иных деталей и особенностей, институциональные ограничения и корпоративные интересы, противоречащие провозглашённым целям.

У российской экономической политики немало недостатков, в т.ч. рассмотренных. Но прежде всего, отсутствует обоснованная долгосрочная национальная стратегия развития. Различные издания НЭП-2020 подчёркивают разброд и шатания в умах и действиях. Варианты стратегии до 2025, 2030 и даже 2050 гг. не впечатляют, не вдохновляют, да и порядком подзабыты.

Редкие «проблесковые» идеи и предложения из официальных или неформальных источников погоды не делают и систематизации, как правило, не поддаются: конкурирующие «фирмы» (институты РАН, вновь созданные научные структуры, общественные организации и др.) к продуктивному сотрудничеству не стремятся.

Отечественная элита (в первую очередь интеллектуальная и бизнес-элита) напитана противоречиями и не может выдать «на гора» проект взаимно согласованной и в целом общественно поддерживаемой концепции развития, учитывающей глобальные тренды и национально-исторические особенности России. Правительство бесконечно ждать не может и в динамично меняющихся внешних и внутренних условиях вынуждено оперативно реагировать по своему (чиновничьему — не обязательно плохому) разумению. Далеко не всегда получается хорошо, и тут же следует активная критика со стороны профессионалов — политиков, учёных, экспертов. Возникает замкнутый круг…

*****

Не умаляя реальных достижений, следует признать, что позитивный перелом пока не произошёл, и в целом российская экономика сдаёт позиции на мировых рынках. Даже по самым оптимистичным прогнозам, к 2030 г. её доля в мировом ВВП не превысит 4%. А как изменится структура экспорта? Насколько возрастёт в нём присутствие конкурентной высокотехнологичной продукции? Вопросы можно продолжить…

Информация к размышлению

Сергей Глазьев, советник президента РФ: России не хватает до 2 трлн руб. на поддержку экспорта и импортозамещения. Вкупе с объемом внешнего долга к выплате в 2015 г. недостающая сумма оценивается в 7 трлн руб. (http://me-forum.ru/media/news/4294/).

Что в остатке? Стратегия развития отсутствует, экономическая модель не меняется, преобразования буксуют, экономика в кризисе. Чего больше — стагнации или рецессии, пусть выясняют специалисты.

Характерный пример. Различия в происхождении и доступности инвестиционных ресурсов и в возможностях инвестирования — в «тучные нулевые» с одной стороны и в нынешних условиях с остро ощущаемым дефицитом финансирования с другой — очевидны. Однако итог один — «пробуксовка» предпринятой, но безуспешной кампании всесторонней модернизации.

Длительные и настойчивые призывы к модернизации, активному инвестированию и инновационному обновлению к ожидаемым результатам не привели. Российское общество не среагировало...

Почему? Причин множество, они хорошо известны. Так, по мнению генерального директора ОАО «Череповецкий литейно-механический завод» Владимира Боглаева, «программы должны иметь четкие цели, временные рамки, ответственных за выполнение и обеспечиваться необходимыми ресурсами для выполнения мероприятий, которые должны обеспечить выполнение целевых показателей. Попробуйте найти такой документ в нашей стране» (http://me-forum.ru/media/news/4286/).

Повторяться не будем. Но выскажем ещё одно соображение, не ставшее мейнстримом в российских правительственных и деловых кругах: инвестиции и инновации не заменят мотивации. Особенно в нынешних условиях.

Вряд ли кто-либо возьмётся оспаривать данный тезис. Более того. И в мире, и в России немало подтверждений тому, что конкретные стимулы, подобранные оптимально и предложенные своевременно, как правило, — обязательное условие успеха. Достаточно ознакомиться с традиционными мерами мотивации политиков, чиновников, топ-менеджеров и руководителей более низшего звена («Соцнорма на дожитие?», «Жить — хорошо, а хорошо жить — лучше» — см. здесь же).

Однако реформы не идут. Так не пора ли задуматься о реальной мотивации и эффективных стимулах для большинства трудоспособного населения? Понадобятся и оценочные критерии деятельности, в первую очередь, предполагающие зависимость благополучия работающих россиян от результатов их труда.

Сегодня много говорят о вложениях в человеческий капитал. Но они не должны превращаться в банальные (к тому же при необходимости секвестируемые) расходы по поддержанию и воспроизводству трудовых ресурсов. Необходим системный подход, предусматривающий использование современных методов развития и их доступность для граждан. В противном случае это именно затраты — значительные и малоэффективные.

Социологические опросы показывают, что рядовые россияне озабочены ухудшением своего материального положения, ростом цен на товары и услуги, опасениями потерять работу и др. (там же).

Неоднозначно воспринимаются изменения в системе здравоохранения и образования. Провалились очередные попытки пенсионной реформы.

Фактически окно возможностей (если отвлечься от демагогических рассуждений) никогда не было открыто гражданам настолько, чтобы они могли самостоятельно и эффективно реализовать свой потенциал ради себя и своих близких.

Этим также объясняется и (разумеется, с учётом хорошо известных объективных обстоятельств), веками укоренявшаяся, неистребимая, удивляющая экспертов тяга к патернализму («Государство и патернализм» — см. здесь же).

В сложившихся социально-экономических условиях основная задача для большинства россиян — обеспечить более-менее сносное существование. Разве что на словах их можно убедить, что важнейшим условием этого является эффективный производительный труд. На деле необходимость работы «на дядю» отбивает у работника чувство экономической заинтересованности.

*****

В глобальной экономике выявлена тревожная тенденция: в большинстве стран темпы роста доходов на капитал превышают темпы экономического роста. А потому благосостояние владельцев капитала увеличивается быстрее, чем у большинства граждан, живущих на одну зарплату.

Информация к размышлению

Томас Пикетти, французский экономист: «Не стоит называть экономическое неравенство полностью отрицательным явлением, ведь в теории оно таковым не является, без него, например, невозможны экономический роcт и инновации. Проблема заключается в масштабах неравенства: сегодня капитал наиболее обеспеченных людей планеты растёт в три раза быстрее средних доходов оставшегося населения. Такое неравенство сводит на нет социальную мобильность и серьёзно угрожает будущему демократии» (выделено мной. — В.Т., «Приватизация: неоднозначный юбилей», см. здесь же).

Имущественное расслоение в мире растёт, и Россия здесь не исключение.

Владелец капитала — финансовых, физических, а теперь и интеллектуальных активов, используемых для производства товаров и услуг, — является собственником полученного с их помощью дохода. Эту аксиому капитализма в развитых западных странах поколение за поколением буквально впитывали с молоком матери.

Но чем выше уровень общественного развития и соответствующего технологического уклада, тем больше спрос на инновации, знания, умения, таланты, вкладываемые в каждую единицу общественно производимых товаров и услуг. Возникает проблема защиты интеллектуальной собственности, настоятельно требующая адекватного решения. Ибо чем более значим вклад человеческого капитала, тем в меньшей степени частная форма присвоения его результатов соответствует общественному характеру современного производства.

Данное противоречие носит не умозрительный, а практический характер и всё более начинает восприниматься как фундаментальная проблема, само наличие которой ставит под сомнение перспективу дальнейшего цивилизационного развития.

Это подтверждает опрос читателей газеты «Экономика и жизнь» и 25 000 студентов экономических специальностей вузов в 21 российском регионе (таблица).

Таблица. Должно ли из права собственности на средства производства следовать безусловное право их владельца присваивать результаты общественного труда, полученные с помощью этой собственности? (%)

Варианты ответа

Читатели «ЭЖ»

Студенты

Не должно

62

54—60

Должно

29

35—39

Другое

7

9—13

Затрудняюсь ответить

2

< 2

Свыше половины респондентов разного возраста не считают справедливой ситуацию, когда результаты общественного труда безоговорочно достаются собственникам средств производства. Традиционную точку зрения разделяют менее трети читателей газеты и менее 40% студентов.

Таким образом, в глобальных масштабах растёт противоречие между общественным характером труда и частной формой присвоения общественно производимого продукта.

Робкие попытки справедливого перераспределения богатства и разумного планирования проглядывают в действующих сегодня институтах некоторых развитых государств. Но даже в наиболее благополучных из них минувшие несколько десятилетий были годами роста неравенства. В странах с традиционно низким неравенством (Швеция, Финляндия) быстро богатели верхние 10%, в странах с высоким неравенством (США) — верхний 1% («Ведомости», 20 марта 2015 г.).

Информация к размышлению

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН: «Нужно ввести такую налоговую систему, чтобы с человека или предприятия не брали налоги, если он тратит их на производство и дает работу другим. А вот если он тратит заработанное на виллы, дома и острова, то надо брать большой налог и перераспределять его в сторону менее удачливых (http://me-forum.ru/media/news/4293/).

*****

Статистика свидетельствует, что Россия относится к числу стран с наиболее интенсивной концентрацией активов и доходов в руках меньшинства. В этом истоки многих прошлых, настоящих и будущих проблем развития, неравных возможностей и несправедливости, охватывающей жизненно важные сферы, социальной апатии вместо трудового энтузиазма

Информация к размышлению

С 30 апреля 2015 г. гигант интернет-коммерции Zappos отказался от вертикального менеджмента и жёсткой корпоративной структуры в пользу самоуправляющихся команд — «кругов» сотрудников. У проекта есть ответственные, чёткий план, качественные показатели, просчитанные риски. Одна из особенностей самоуправляющихся команд — уровень мотивации и эффективности сотрудника определяется не начальством, а им самим. Отсутствие прямой иерархии и равные отношения создают здоровую конкурентную среду и множество поводов для продуктивного рабочего самоанализа (Slon.ru, 14 мая 2015 г.).

Заметим, в США порядка 50 млн домохозяйств владеют акциями различных компаний и могут получать дополнительный доход.

Ещё более радикальный, эффективный и перспективный путь решения в нынешних российских условиях проблем в сфере материального производства — содействовать становлению работников труда в качестве работников капитала, имеющих право не только на зарплату наёмников, но и на долю дохода от принадлежащей таким работникам части акционерного капитала в компаниях, в которых они трудятся.

В статье 66 Гражданского кодекса РФ среди перечисленных юридических лиц — народные предприятия, принадлежащие работникам. Их деятельность регулирует Федеральный закон «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)». Такие предприятия могли бы с успехом занять определённую нишу в современной российской экономике («Народные предприятия России», «Наступает время работящих людей» — см. здесь же).

Однако непрекращающееся в России противостояние «рыночников» и «государственников», сторонников активной приватизации и частной собственности, и тех, кто ратует за сохранение весомой доли государства в экономике, словом, «плана или рынка», фактически не оставляет выбора для иных предложений и решений.

Заметим, бескомпромиссная позиция «или – или» давно отвергнута глобальными экономическими лидерами в пользу динамично меняющегося, сбалансированного «и – и» («Нужен ли “план” российскому “рынку”»? — см. здесь же).

Рютаро Хасимото, премьер-министр Японии в 1996—1998 гг., утверждал: «Надо, чтобы условия, а не управляющие заставляли людей работать». Именно стимулы явились одним из решающих условий создания японского «экономического чуда».

Руслан Гринберг: наша «миссия состоит в том, чтобы напомнить людям, что от них действительно что-то зависит» («Российская газета», 15 мая 2015 г.).

Доступные инвестиции, конкурентные инновации, полномасштабная модернизация, эффективные вложения в человеческий капитал, всесторонние реформы — неотъемлемые составляющие долгосрочной Стратегии развития.

Но чтобы «сдвинуться с места», необходимо найти эффективные пути повышения экономической активности населения в целом и производственной мотивации в частности. Это — корень проблемы, актуальная, но упорно игнорируемая тема российских реформ.