1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 223

Российская экономика: за здравие?

Более года прошло после введения антироссийских санкций. Проблемы очевидны — не вчера возникшие и вновь появившиеся, внешние и внутренние, объективные и «рукотворные». И всё же Россия избежала обвала отечественной экономики и не «разорвана в клочья», как о том мечтали некоторые наши «партнёры». А «восточный разворот» предотвратил опасность международной изоляции. Однако высокая инфляция, падение ВВП, дефицит федерального бюджета, активный вывоз капитала на фоне укрепляющегося рубля и растущих цен на нефть свидетельствуют о неэффективности экономического курса: гроза не миновала…

*****

Эксперты Forbes считают, что западные санкции не только не сломили экономику России, но подтолкнули её к развитию («Прайм», 16 мая 2015 г.).

Замдиректора Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, член научного совета при Совете безопасности РФ Дмитрий Кувалдин уверен, что в некоторых секторах рынка возможно значительное замещение импорта — до 90%. Так, производство мяса птицы выросло в 2,5 раза, Россия превратилась в одного из ведущих мировых экспортеров зерна. Хорошие перспективы импортозамещения в химическом производстве «и даже в добыче нефти из северных болот, где нам нет равных» («Российская газета», 12 мая 2015 г.).

Однако, предупреждает учёный, чтобы «сделать упор на реальный сектор и наконец-то перейти от слов к делу, проблемой импортозамещения нужно заняться системно. Пока приоритетно инвестируются лишь сырьевые отрасли, занятые первичной низкопередельной переработкой, нам не сдвинуться с мертвой точки» (выделено мной. — В.Т.).

И заключает: необходимы смена ориентиров, уход от фрагментарного промышленного развития, масштабные системные перемены в большинстве сфер жизни.

Опасный симптом — «отсутствие плавности реформ, наши метания из крайности в крайность, от полной заморозки активов естественных монополистов до резкого повышения цен на их услуги вместо ограничения темпов. Экономику России не спасти без создания современного госплана, с чётким целевым планированием» (выделено мной. — В.Т., там же).

Д. Кувалдин формулирует шесть условий воспроизводства технологического потенциала России:

— стимулирование роста экономики отказом от её сырьевой зависимости;

— экстренные меры защиты и поддержки национальных производителей (снижение ключевой ставки ЦБ РФ до 3%, доступные кредиты до 5—6%, поддержка экспорта, разумные внутренние цены на энергоресурсы, отсутствие административных барьеров;

— акцент на импортозамещении как на ключевом векторе выхода из кризиса;

— инвестирование в отечественную экономику резервных средств, а не вливание их в экономики других стран;

— наращивание кредитного рычага (показателя соотношения между суммой активов кредитных организаций и суммой выданных ими кредитов);

— поиск механизмов раскрутки инвестиционной активности.

*****

Принципиальное условие стабилизации — сбалансированное использование рыночных и административных инструментов, в частности, налоговых, обеспечивающих гармонизацию интересов государства и экономических субъектов в условиях длительного периода низких мировых цен на нефть.

По словам директора налогового департамента Минфина Ильи Трунина, в соответствии с параметрами налогового маневра предельная ставка экспортной пошлины на нефть снизится с нынешних 42% (59% в 2014 г.) до 30% в 2017 г. Завершить обнуление экспортных пошлин на нефть планируется до 2025 г. («Коммерсантъ FM», 12 мая 2015 г.).

Одновременно возрастёт с 493 руб. за тонну в 2014 г. до 919 руб. в 2017 г. базовая ставка НДПИ на нефть. Будут увеличиваться ставки экспортных пошлин на нефтепродукты и снижаться ставки акцизов на моторные топлива По мнению правительственных чиновников, такая мера предотвратит потери бюджета от значительного сокращения цен на нефть и позволит поддержать инвестиционный потенциал нефтедобывающих компаний.

Однако эксперты предупреждают, что решение Минфина на внутреннем рынке может привести к удорожанию нефтепродуктов, росту цен и полному краху российской несырьевой промышленности.

Информация к размышлению

Константин Бабкин, сопредседатель Московского экономического форума, президент ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш»: сегодня пошлины на экспорт удобрений и металлов равны нулю, а внутренние цены на эти ресурсы привязаны к мировым ценам. За прошедший год цены на удобрения повысились в два раза, металл дорожает на 10—15% в месяц. Нефтепродукты после обнуления пошлин на экспорт нефти будут стоить не дешевле, а дороже, чем на мировом рынке. Кредиты в России также значительно дороже, чем во многих странах. Следовательно, развивать несырьевое производство в России будет невыгодно (там же).


*****

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН: замедление экономического роста началось раньше введения западных санкций. Экономике, оказавшейся в стагнации, мешает усиливающееся неравенство россиян по доходам. К тому же «философия экономполитики базируется на гипертрофированном представлении о всемогуществе частного бизнеса и механизмов саморегулирования. Для выхода из стагнации не обойтись без мощного и последовательного участия государства в экономике» («Российская газета», 15 мая 2015 г.).

По его мнению, Россия не сможет усилить экономическую активность и выйти из кризиса без должного участия государства в экономике, выбора нескольких приоритетных направлений и открытия новых мегапроектов. Понадобится создавать новые высокотехнологичные производства — «для развития экономики, обеспечения людей современными рабочими местами. Сейчас многим просто некуда пойти, кроме как в финансы, ТЭК и торговлю». Но будет ли обеспечен долговременный мультипликативный эффект? Вопрос остаётся открытым…

В то же время, предупреждает Р. Гринберг, при проведении структурных реформ недопустима «коммерциализация важнейших сфер — образования и науки, здравоохранения, культуры. Фактически речь идёт о том, чтобы россияне сами оплачивали все соцуслуги, от роддома до могилы» (там же).

Сегодня нужны не соревнования в оптимистичных прогнозах, а коррекция экономической политики, «чёткое стратегическое планирование, целеполагание и выделение приоритетов в экономике, которые действительно можно и нужно активно финансировать» (выделено мной. — В.Т.). В противном случае «прозябание нам обеспечено при любой цене на нефть» (там же).

*****

Опасения не напрасны. Российская экономика продолжает демонстрировать отрицательную динамику. Согласно данным Росстата промышленное производство в апреле 2015 г. сократилось на 4,5% (см. рисунок, http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d05/92.htm), а в мае — на 5,5% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. («Финмаркет», 16 июня 2015 г.).

Рисунок. Динамика изменения индексов промышленного производства

В марте текущего года объём промпроизводства в стране снизился на 0,6%, т.е. за месяц промышленный спад ускорился в 7,5 раза. Апрельский спад в обрабатывающих производствах в годовом выражении составил 7,2%, в мае — ускорился до 8,3%. За первые четыре месяца 2015 г. сокращение промпроизводства в РФ составило 1,5% по сравнению с январём — апрелем 2014 г. Внутренний розничный рынок в результате глубокой девальвации в I квартале 2015 г. сжался на 8% (Slon.ru, 20 мая 2015 г., «Ведомости», 17 июня 2015 г.).

Согласно сообщениям Росстата объем ВВП России в первом квартале текущего года составил 16,565 трлн руб., сократившись на 2,2% в годовом выражении. В мае Росстат оценивал снижение ВВП России за январь—март в 1,9% («Взгляд», 15 июня 2015 г.).

*****

Как известно, девальвация ведет к сокращению внутренних издержек в долларовом выражении и росту конкурентоспособности отечественного производства, но при этом повышаются цены на инвестиционные ресурсы и внутренние цены — сокращая покупательную способность и внутреннее потребление.

В итоге импортозамещение происходит в некоторых товарных группах пищевой промышленности, производстве труб, фармацевтике, в которых преимущества девальвации были подкреплены дополнительными, прежде всего административными факторами: продовольственными контрсанкциями, сокращением торговли с Украиной и т.д. («Ведомости», 17 июня 2015 г.).

Однако отдельные успехи в импортозамещении не снимают с повестки дня преодоление деиндустриализации российской экономики.

Информация к размышлению

Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН: российская экономика в месяц производит один трамвай и четыре троллейбуса, чуть больше 200 металлорежущих станков и 200 плугов. За год производит одно пальто на 140 человек, одну пару трикотажных носков/колготок на одного человека, одно платье на 20 женщин, одну пару брюк на 12 человек (данные Росстата, 2015 г.) и одну деревянную кровать на 100 человек.

В экспорте товаров доля нефти и газа 65—67%. Доля импорта в станкостроении более 90%, в тяжелом машиностроении 60—80%, в электронной промышленности 80—90% (данные Минпромторга, 2014) (Slon.ru, 18 мая 2015 г.).

Переоценённый рубль мешал экспорту, стимулировал импорт, вытеснял отечественного производителя сложной продукции. Финансовая система не обеспечила дешёвый кредит, низкую инфляцию (текущая инфляция в годовом измерении достигла 16%), обоснованные налоги, устойчивую валюту. Офшоризация стимулировала вывоз капитала и выведение за рубеж активов с частичным возвратом в виде иностранных инвестиций. После кратного падения цен на нефть и девальвации в 1,6—2,3 раза рубль стал недооцененным (до апреля 2015 г., там же).

Ситуацию в российской экономике демонстрируют данные таблицы.

Таблица. Сравнительные показатели российской экономики

Источник: Росстат, Федеральная таможенная служба. Экспорт-импорт по текущей стоимости, в долларах США (Slon.ru, 18 мая 2015 г.).

Рост производства отдельных видов продовольственной продукции чередуется с падением выпуска в других товарных группах. В I квартале 2015 г. выросло производство сыров на 30%, вина — на 34%, тепловозов — на 43%, но снизилось производство молока на 26%, обуви — на 26%, легковых автомобилей — на 19% (там же).

Добыча природного газа упала на 5—9%. В 2014 г. инвестиции оказались менее 20% ВВП при необходимых для нормального роста 28—32% (для сравнения: у Китая — 46% ВВП). Экспорт в денежном выражении сократился на 20—30%, импорт — на 35—40% (I квартал 2015 г. относительно I квартала 2014 г.). До 45—46% уменьшилась доля Евросоюза во внешнем товарообороте России (2014 г. — 50%), на 30—40% — торговля с Белоруссией и Казахстаном. Товарооборот с Украиной за год сжался на 60% (там же). Но свято место пусто не бывает…

Как известно, 30% энергопотребности Евросоюза покрываются Россией. Понятно, что действия ЕС по активному достраиванию альтернативной инфраструктуры для приёма топлива из Центральной Азии, Северной Африки, Норвегии, США, а также растущие поставки газа в Европу из Норвегии, вносят известную неопределённость в среднесрочные и долгосрочные перспективы отечественного ТЭКа.

Информация к размышлению

По итогам 2014 г. Россия опустилась на шестое место по объёму исходящих прямых инвестиций за рубеж — 56 млрд долл. (95 млрд долл. в 2013 г.). Общий объём зарубежных мировых инвестиций в 2014 г. составил 1,341 трлн долл., в том числе компании США — 337 млрд долл., Гонконга — 150 млрд долл., Китая — 116 млрд долл. (NEWSru.com/Экономика, 20 мая 2015 г.).

Ещё одна зреющая проблема, которую нельзя недооценивать — безработица. Официально в стране как безработные зарегистрированы порядка 1 млн чел. Но по данным Роструда можно говорить о 15 млн экономически активных гражданах (каждом пятом трудоспособном россиянине), которые нигде не работают или заняты в теневом секторе (NEWSru.com/Экономика, 19 мая 2015 г.).

*****

Иван Ангелов, профессор, член-корреспондент Болгарской академии наук: в России нет стратегии комплексного развития экономики с современной структурой и технологиями, с активными институтами, эффективным управлением.

Поражают масштабы вывоза за рубеж и непроизводительного использования российского капитала вместо инвестирования внутри страны с целью структурной и технологической модернизации экономики, повышения конкурентоспособности, трудовой занятости и поступлений в бюджет. Это могло бы обеспечить увеличение личного, коллективного и инвестиционного потребления, стать решающим фактором экономического роста. При более эффективной экономической политике были бы достижимы темпы роста не менее 7—8% (здесь и далее — «Российская газета», 15 мая 2015 г.).

*****

Анатолий Пороховский, завкафедрой политической экономии экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова:

В российской экономике 86% предприятий — частные, 7% остались в государственной и муниципальной собственности. Уровень приватизации превышает аналогичный показатель по ряду развитых стран.

По структуре произведённого ВВП в России доля услуг примерно 60%, товаров ~ 25%. Наша экономика превратилась в сервисную, материальное производство даёт работу все меньшему числу трудоспособных.

Технически и технологически почти вся обрабатывающая промышленность — на уровне 90-х. Значительно возросла зависимость России от импорта основной массы товаров. Открытость внутренних рынков пошла на пользу зарубежным, а не российским компаниям и не активизировала конкурентные механизмы.

Во всех развитых странах сформировалась смешанная экономика, построенная на сочетании рыночного и нерыночного регулирования. В России достижение частных интересов за счёт рыночных сил доминирует над обеспечением общественных благ и национальных интересов через государственное регулирование. Однако модернизация экономики не идёт.

*****

Сергей Бодрунов, директор Института нового индустриального развития им. С.Ю. Витте:

В российской экономической политике нужно усилить государственное регулирование и восстановить приоритет материального производства при одновременном повышении защищенности бизнеса, реализующего эти приоритеты, с соответствующим социальным сопровождением.

Главное звено — реиндустриализация на базе создания новых высоких технологий, ориентированных на максимально широкое использование в сферах несырьевого материального производства, в единстве с развитием соответствующих производственных структур, научных и образовательных комплексов. Эта триединая задача развития производственно-научно-образовательных комплексов может и должна стать драйвером ускоренного развития остальных сфер экономики.

Для достижения стратегических целей, отвечающих коренным интересам граждан и России, нужна активная промышленная политика, предусматривающая стимулирующие меры (налоговые каникулы и долгосрочные дешевые кредиты), государственно-частное партнёрство (например, инвестиционное).

*****

Юрий Князев, главный научный сотрудник Института экономики РАН:

Государство должно проводить политику, нацеленную на ускоренное развитие обрабатывающих отраслей, переработку промышленного и сельскохозяйственного сырья, создание инновационных предприятий, производящих нужную для народного хозяйства продукцию и замещающих на внутреннем рынке импортные товары, возведение инфраструктурных объектов, формирование научно-производственных комплексов, выпускающих высокотехнологичную продукцию.

Чтобы определить главные цели и решать проблемы в их совокупности, необходимо комплексное народно-хозяйственное планирование, а не разрозненные целевые программы.

Профессиональные органы макроэкономического планирования в центре и на местах должны составлять планы и обеспечивать выполнение намеченных целей и задач в рыночных условиях при преобладании частной и корпоративной собственности.

Главным инструментом должно стать государственно-частное партнёрство на основе совместного долевого финансирования и льготного кредитования с использованием госзаказов, гарантированных государством коммерческих контрактов.

*****

Владимир Оболенский, руководитель Центра институтов внешнеэкономической деятельности Института экономики РАН:

Нужна большая нацеленность на формирование благоприятной и предсказуемой бизнес-среды, позволяющей предпринимателям планировать свою деятельность, в первую очередь инвестиционную.

Желательно совершенствовать налоговое администрирование и облегчать налоговую нагрузку на бизнес, которая в России выше, чем в Польше, Норвегии, Казахстане. Укрепление доверия между бизнесом и властью уменьшит отток капитала, увеличит инвестиционный потенциал страны.

Чтобы стимулировать инвестиции в обрабатывающие производства, целесообразно выравнивать отраслевые уровни рентабельности, предлагать дешёвые кредиты, государственное субсидирование части процентных ставок по кредитам на модернизацию производства.

В России монополизирована половина производства и обращения. У монополистов нет потребности в снижении издержек, повышении производительности труда и конкурентоспособности товаров и услуг. Отсюда актуальность сокращения степени монополизации экономики.

*****

Александр Потемкин, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова:

В России пустуют громадные площади сельскохозяйственных земель. За рубежом — сельскохозяйственное перенаселение. Необходимо привлекать из этих стран трудовых мигрантов, создавать иностранные колонии поселения.

Из современной Германии ежегодно выезжают более 100 000 граждан в страны Латинской Америки и Восточной Азии, в основном для ведения сельскохозяйственного бизнеса. Царская Россия ещё в XVIII веке начинала политику обширной миграции в малозаселённые регионы страны.

Если принять соответствующие законы, дать налоговые льготы на первые пять лет развития бизнеса, крестьяне Италии, Испании, Португалии, Греции, Болгарии массово переедут в Россию.

Нужно поддерживать отечественное сельское хозяйство, поощрять бережное отношение к земле, создавать устойчивые экосистемы, развивать экологически чистое земледелие. И перестраивать отечественную миграционную политику с учётом лучшего из прошлого опыта.

*****

Пессимистическая ретроспектива (взгляд в прошлое): неэффективное импортозамещение, «буксующая» модернизация, «забытые» приоритетные национальные проекты, а там маячат и «шоковые кампании» лихих 90-х...

Но американский Bank of America изменил прогноз по снижению ВВП России в 2015 г. до 2,8 против 4% и повысил прогноз по росту российского ВВП в 2016 г. с 0,9 до 1,1%.

А генеральный директор компании «ГЕА Рефрижерейшн Рус» Оливер Ческотти говорит о начале масштабного продвижения бренда «Сделано в России» («Взгляд», 19 мая 2015 г.).

Появится ли новый сценарий? Разглядим ли оптимистическую перспективу будущего? Не случится ли как по русской пословице: «Начинали за здравие — закончили за упокой»?

Российская экономика снова застряла на «пороге перемен»?