1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2431

Наступает время работящих людей

8 августа 2012 г. Святославу Николаевичу Фёдорову, великому гражданину России, талантливому учёному-офтальмологу, выдающемуся организатору медицинской науки и практики, автору уникальных изобретений, вернувших зрение миллионам людей во всём мире, основателю Партии самоуправления трудящихся исполнилось бы 85 лет.

Благодаря его усилиям был разработан и принят в 1998 г. Федеральный закон «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)», утверждающий право работников быть совладельцами предприятий и результатов своего труда. При непосредственном участии Святослава Фёдорова в нашей стране созданы и успешно работают народные предприятия, не менее 75% акций которых принадлежит трудовым коллективам.

Авиакатастрофа оборвала его жизнь в 2000 г. Но идеи свободного труда, коллективной собственности работников и производственного самоуправления актуальны и сегодня. В этом убеждает представленная ниже статья (авторы Святослав Фёдоров и Виталий Тарлавский, «Экономическая газета», 2000, март, № 13), опубликованная незадолго до его трагической гибели.

Труд — отец богатства.

Адам Смит

Конечная цель развития общества — удовлетворение потребностей человека. Важнейшее условие ее достижения — созидательный труд миллионов.

Общественное разделение труда и товарное производство породили наёмный труд непосредственного производителя — человека, который кормит и одевает, лечит и обучает, вдохновенно творит и выполняет тяжелую физическую работу.

Развивается крупное промышленное и аграрное производство — наёмный труд является его основой. Возникают и исчезают народы и государства — наёмный характер труда не меняется. Приходят и уходят поколения за поколениями, предпринимается попытка социалистического переустройства общества — армии наёмников физического и умственного труда маршируют через столетия, преодолевая государственные границы, национальные различия и языковые барьеры.

Первые уроки постсоветской истории

В формировании современного и будущего мира всё более значимую роль играет экономический интерес свободного производителя.

Как раскрепостить творческие силы человека? Как создать необходимые условия и заинтересовать людей интенсивно и добросовестно трудиться, производить всё больше качественных и нужных товаров и услуг? В этом должна была быть решающая суть горбачёвской перестройки и последующих российских реформ.

Страна рванулась вперёд, а оказалась... в прошлом. Судите сами.

Многие государственные производственные монополии в основном приватизированы и преобразованы в частные монополии (сегодня к ним прибавились вновь созданные госкорпорации. — В.Т.). Узкокорпоративные интересы получили безусловный приоритет над государственными, общенародными.

На основе бывшей государственной банковской системы возникли частные коммерческие банки, в которых аккумулируются и «прокручиваются» значительные бюджетные средства, средства частных монополий (и госкорпораций. — В.Т.). Государственный контроль за движением финансов или неэффективен, или отсутствует. Иными словами, образовался самодостаточный частный банковский капитал — минимально инвестиционный, зато максимально спекулятивный.

Происходит активное сращивание промышленных, финансовых (банковских) и административных ресурсов с формированием олигархического капитала, действующего в интересах незначительной части населения.

Фактически бесконтрольно экспортируются за рубеж (на десятки миллиардов долларов США ежегодно) колоссальные природные и финансовые ресурсы, новейшие технологии и научные разработки, происходит «утечка умов». Национальный капитал активно вывозится за границу.

Усиливается борьба за территории и сферы влияния, не прекращается передел рынков сбыта, сопровождающийся сменойсобственников ведущих компаний. Используются все средства — от откровенного государственного протекционизма до межнациональных конфликтов и мафиозных разборок.

Перечисленные пять признаков «нового» российского общественного строя характерны для империализма начала ХХ в. Как известно, он ведёт к антагонистическому противостоянию и революционным потрясениям в обществе, в котором невозможно ни политическое согласие, ни социальное партнёрство, ни честная конкуренция.

От такого загнивающего(по Ленину) капитализма уходили и в конечном счёте успешно ушли ведущие страны мира. И вот в конце ХХ в. (и поныне. —В.Т.) по этому пути снова безоглядно понеслась Россия, слепо копируя чуждый, давно отвергнутый другими опыт, понукаемая политическими авантюристами и доморощенными экономическими скороспелками. Нищета и обездоленность на задворках истории, духовная и индустриальная деградация в цивилизационном тупике — вот что уже различимо на горизонте. У такой России нет будущего.

«Шоковая терапия» обернулась «шоковой хирургией без наркоза». Непродуманная либерализация цен, беспорядочная приватизация всего и вся, так называемые рыночные отношения отбросили Россию в своём развитии на десятилетия назад, развалили экономику и социальную сферу, преступно обогатили «избранных» за счёт ограбления и обнищания большинства, перераспределения общественных ресурсов — громадных материальных и интеллектуальных ценностей, созданных упорным трудом предыдущих (и нынешних. — В.Т.) поколений.

В ещё большем масштабе, чем прежде, растёт зависимость практически бесправных производителей от собственников-работодателей (ранее от государства, теперь — от бывшей партхозноменклатуры и новых русских), владеющих средствами производства. Ещё шире пропасть между трудящимся и результатами его труда. По существу, и общество, и государство оказались в найме у «элиты».

Почему продают товары, накручивают цены и кладут в карман значительную долю прибыли хозяева предприятий, перекупщики-посредники и чиновники-бюрократы, но не производители и даже не государство? Неужели мы так и не осознали, что конкурируют не столько товары, сколько способности и умение эффективно трудиться, таланты и интересы тех, кто эти товары производит? Неужели после всех потрясений, выпавших на долю России, наше общество всё ещё не поняло то, что не только поняли, усвоили, но и давно используют другие?

Зачем нас убеждали и убеждают в объективной необходимости приватизации 1990-х, одна из целей которой — якобы «первоначальное накопление капитала»? Да, сотни лет назад первоначальный капитал накапливали для создания промышленности. Но постсоветская Россия — это уже индустриальное государство, но никак не «банановая республика». Итог катастрофичен — «первоначально неправедные» капиталы потекли не только мимо предприятий, создавая фиктивные стоимости, разрушая производительные силы страны и убивая веру общества в справедливость, но и мимо государства, прямо в частные карманы новоиспеченных собственников.

Существует лишь один исторически оправданный рецепт для излечения российского общества в целом и российской экономики в частности — дать наконец людям возможность много и заинтересованно (на себя!) трудиться.

Без созидательного труда нет и не будет ни достойной жизни, ни нравственности, ни духовности, ни подчинения закону, ни уважения к прошлому, ни веры в будущее.

Общество успешно развивается и имеет перспективу до тех пор, пока производит больше, чем потребляет, пока есть, что передать потомкам.

Мы говорим сегодня о возрождении России, потому что теряем волю и способность к труду, бессовестно потребляя и беззастенчиво проедая сделанное не нами, а нашими отцами и дедами, дарованное нам (всем!) природой.

Унизительная погоня за капиталистическим богатством и западными идеалами оказалась столь же безнравственной, как и социалистическое накопление советского периода — зачастую бездарно растрачивавшееся на «стройках века», в неэффективных технологиях, в не пользовавшихся спросом товарах. Освободившись от идеологического диктата одной партии (КПСС. — В.Т.), общество попало в зависимость от «золотого тельца», алчущего сиюминутной выгоды, а не патриотического служения Родине и народу.

«За державу обидно!» — эти глубоко верные и прочувствованные большинством россиян слова зачастую произносят либо с безысходностью, либо с нескрываемой тоской по «сильной руке», по утраченной военной мощи, составлявшей «сверхдержавную» суть бывшего СССР.

Но в современном мире лидерство определяется прежде всего не устрашающим авторитетом силы, а силой авторитета, не завоёванными трофеями, а достижениями в науке, экономике, культуре, медицине — во благо своего народа, во имя человечества. В первую очередь — качеством жизни собственных граждан.

Сегодня успеха добиваются лишь те народы, которые производят реальные материальные и духовные богатства. Лишь те государства завоевывают мировое признание, которые создают народу условия для созидания и эффективного труда, удовлетворяющего потребности граждан в товарах и услугах. В первую очередь силами национальной экономики.

Основа успеха — интерес производителя

Государство обязано всеми способами поощрять стремление к личному благополучию через добросовестный труд. В этом глубинный смысл современной национальной идеи успешно развивающегося демократического общества. От права производителя владеть результатами своего труда — к реальной экономической демократии. От экономической демократии — к подлинной политической свободе, процветающему государству и сплочённому обществу граждан-патриотов.

Прекрасно сказал коммунист Дэн Сяопин: «Быть богатым — замечательно!» Он считал, что китайскому народу для этого понадобится 100 лет. Ведь стать богатым за счёт результатов своего труда — очень трудная задача. Стать богатым за счёт воровства — просто, на это много времени не нужно. У нас достаточно примеров того, как люди, ничего не сделав полезного обществу, ничего не произведя, в одночасье стали миллионерами и миллиардерами.

Олигархи, воры в законе, чиновники-взяточники. Это и есть экономическая система «загнивающего госкапитализма», не имеющая ничего общего ни с индустриальным, ни с постиндустриальным развитием.

Современное государство нельзя представить без рыночной экономики. Без сосуществования и конкуренции (взаимодействия) различных видов собственности — государственной, частной, коллективной, смешанной. Пусть будут собственниками и общество в целом, и коллективы людей, и отдельные граждане. Здесь нет проблемы. Как любил повторять архитектор китайских реформ Дэн Сяопин, неважно, какого цвета кошка — главное, чтобы она ловила мышей. Стремительно развивающийся и рвущийся в будущее Китай — убедительный тому пример.

Но средства производства и орудия труда мертвы, если они не находятся в руках производителей. Зачем же только соединять их с работниками через частных или государственных посредников-хозяев? Почему не передать непосредственным производителям: в аренду, безвозмездное пользование, в собственность — бесплатно или за выкуп?

Суть вопроса сегодня не столько в том, кто является собственником средств производства, хотя это тоже должно интересовать и государство, и общество, сколько в том, кому принадлежат результаты труда, кто владеет доходом и распределяет его?

Если владелец — частник-временщик, преследующий эгоистические цели личного обогащения любой ценой, или государство, от имени которого бездарно управляют предприятием, значит, производители есть наёмные работники —современные экономические рабы, бесправные и зависимые, искусственно отчуждённые от дохода и работающие без интереса.

Но если совладельцами являются непосредственно трудовые коллективы — значит, большинство производителей есть свободные труженики, лично заинтересованные увеличивать производительность труда и расширять производство, богатеющие сами и приумножающие богатства страны.

Из права собственности на средства производства не должно безусловно следовать право присваивать результаты труда, полученные с помощью этой собственности. Предприятие может быть государственным или частным, но только непосредственные производители вправе быть хозяевами произведенной продукции (товаров, услуг), владеть и распоряжаться полученным доходом. И не пресловутую зарплату должен иметь такой работник, не «пайку», назначенную кем-то ещё до производственного процесса, вне зависимости от конечного результата и его рыночной (общественной) оценки, вне органично справедливой связи с фактическим трудовым вкладом, а лично заработанную долю прибыли как реальную оценку своего труда.

С нашей точки зрения, оптимальной для российской действительности и российской традиции, полностью соответствующей глобальным тенденциям развития постиндустриального общества, является коллективно-частная собственность, когда всё более значительная доля и средств производства, и результатов труда в возрастающей степени принадлежат непосредственным производителям. Именно в коллективном интересе непротиворечиво соотносятся (взаимодействуют и взаимно дополняют друг друга) интересы индивида и общества в целом.

Для чего снова возвращаться в прошлое и тупо повторять путь, уже пройденный другими? Или у нас опять не хватит ума грамотно воспользоваться передовым мировым опытом? Не плестись в хвосте, а не теряя времени и не расходуя и без того истощённые силы и средства, кропотливо способствовать становлению прогрессивных социально-экономических отношений ХХI в.? И оказаться тем самым не в роли «вечно догоняющих», а получить, возможно, последний исторический шанс на опережающее развитие?

Идеи соединения производителей со средствами производства и результатами труда отнюдь не новы.

Вот цитата из письма Фридриха Энгельса Эдуарду Бернштейну от 25 октября 1881 г.: «Маркс продиктовал Геду вводную часть проекта программы французской Рабочей партии: „...рабочий свободен лишь тогда, когда он является владельцем своих средств производства; это возможно в индивидуальной или коллективной форме; индивидуальную форму владения экономическое развитие преодолевает и с каждым днём будет преодолевать всё более; остаётся, стало быть, лишь форма коллективного владения...“».

Еще раньше, в 1845 г., молодой русский помещик Майков писал: «Делаясь подёнщиком, человек приобретает только возможность существовать и не умереть с голоду, точно так же, как в древности военнопленный приобретал право на жизнь, делаясь рабом своего победителя...».

Наши «всегда правые» радикал-экономические недоросли и кое-кто из «всегда левых» догматиков разом возразят, что это утопия. И в очередной раз оконфузятся и те, и другие. Вспомним чилийскую газету, написавшую в шестидесятые годы прошлого столетия о китайских хунвейбинах: «Они настолько левые, что, поскольку земля является круглой, — просто сливаются с правыми» (написано почти полвека назад, а как свежо звучит!).

Весьма характерными чертами современных рыночных экономик в ведущих странах мира являются:

— постоянный рост доли акций компаний, которыми владеют сами служащие этих компаний;

— медленно, но верно набирающая силу тенденция создания предприятий с собственностью работников — совладельцев данных предприятий, то есть работников, владеющих и средствами производства, и результатами своего труда на правах коллективно-частной (долевой) собственности.

Вот мнение президента корпорации «Дюпон» Джона Крола: «Я хочу, чтобы все, кто работает в компании, являлись бы её инвесторами... чтобы их личное благосостояние было в прямой зависимости от успехов компании». На практике это означает «продажу на льготных условиях акций „Дюпон“ среди сотрудников» ( то есть коллективную форму владения капиталом!).

В среднем по 500 крупнейшим промышленным корпорациям США доля акций работников составляет 27,2%, по 100 крупнейшим корпорациям — 33%. Например, «Макдоннелл-Дуглас» — 32,6%, «Маккормик» — 26,3, «Проктер энд Гэмбл» — 24,5% (здесь и далее — данные на момент опубликования статьи. — В.Т.).

Среди 50 крупнейших диверсифицированных финансовых компаний США доля акций у работников составляет: «Морган Стенли» — 57,2% (девятое место в списке), «Меррилл Линч» — 25% (пятое место).

В американской компании розничной торговли «Картер Хоули Хейл» (24-е место вслед за «Макдоналдс» в списке 50) работникам принадлежит 40% акций; в компании «Крогер» (четвертое место в списке) — 34,6%.

Ещё более радикальной является законодательно утвержденная в 1974 г. в США специальная программа ESOP, содействующая наделению рабочих и служащих акциями своих компаний на льготных условиях с целью их активного вовлечения в дела компаний — от участия в управлении до участия в распределении прибыли на правах совладельцев-собственников. Свыше 11 млн американцев — не менее 12% рабочей силы США — участвуют сегодня в реализации программы ESOP. Как тут не воскликнуть: «Привет современным капиталистам — верным продолжателям дела Маркса — Энгельса!».

Аналогичный закон («О коллективных предприятиях в городе и коллективных предприятиях на селе») действует с 1992 г. в Китае. От чего зависит колоссальный успех этой страны? О чём молчат пресса, политики, экономисты?

Китайскому правительству хватило ума послушать Дэн Сяопина и многие государственные фабрики и заводы отдать в полное владение производственным коллективам — рабочим, служащим, инженерам. Создать на предприятиях демократическую обстановку, где своего рода «производственные парламенты» решают вопросы развития предприятия, распределения доходов, инвестиций и многое другое, крайне важное для роста производительности труда и наращивания объёмов выпуска конкурентоспособной продукции, улучшения условий труда и социальной защиты работников за счёт собственных средств предприятия.

Китайские товары заполонили весь мир. За истекшие годы на коллективных предприятиях Китая, являющихся собственностью самих работников, производительность труда выросла в несколько раз, повышаясь на 40—45% ежегодно. Подтверждается старая истина: работающий на себя эффективнее и производительнее наёмника.

Не случайно на 15-м съезде КПК руководитель китайских коммунистов Цзян Цзэминь призвал особо поощрять создание коллективных структур на основе объединения труда и капитала трудящихся, сосредоточить внимание на упорядочении государственного сектора экономики с упором на крупные предприятия, давая при этом простор малым и средним, в том числеколлективным, предприятиям.

С 1 октября 1998 г. в России также вступил в силу Федеральный закон от 19.07.1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)», законодательно решающий проблему создания и функционирования предприятий, в которых основная доля уставного капитала (не менее 75%) всегда принадлежит работникам. Пока таких предприятий немного. К сожалению, Мингосимущество резко возражает против передачи прав собственности простому труженику, который на правах хозяина смог бы участвовать не только в производстве, но и в распределении заработанного.

Народные предприятия, насчитывающие от 50 до 5000 работающих, могут быть отнесены к малым и средним предприятиям. Экономическая статистика свидетельствует, что малые и средние предприятия — наиболее эффективные, конкурентные и динамичные. Так, в США средние предприятия имеют рентабельность 7%, а крупные — 4,5%. В развитых странах малые и средние предприятия производят, как правило, более половины валового внутреннего продукта. В них трудятся в среднем 50—70% от общей численности занятых.

Два примера. В Чувашии более 4000 малых и средних предприятий с числом работающих 36 000 человек. Они формируют 35% бюджета всей республики. Остальные 65% бюджета образуют крупные предприятия, на которых работают 370 000 человек, то есть в десять раз больше.

В 1987 г. трудовой коллектив МНТК «Микрохирургия глаза» получил право самостоятельно распоряжаться заработанным доходом. За это время из дохода инвестировано в развитие (разработку передовых технологий и новейшего оборудования, современную инфраструктуру, реконструкцию зданий и т.д.) более 70 млн долл. США. При этом значительная часть основных фондов и средств производства принадлежит государству, включая огромный комплекс зданий на Бескудниковском бульваре в Москве. Многократно выросла производительность труда (в 6—7 раз выше, чем в среднем по России). Вот что такое экономический интерес работника, зависящий в первую очередь от его квалификации, трудового вклада и конечного результата, а не от владельца предприятия, чиновника или очередного непонятного посредника.

Надо стремиться привить людям чувство хозяина. Свою собственность не разворовывают. Свой продукт не растаскивают. В подъезде своего дома не гадят. На своих дорогах не мусорят. Глупо, бессмысленно, да и другие совладельцы не позволят.

Работать в полную силу себе во благо, ради величия России — это должно быть не столько долгом или обязанностью, сколько естественной потребностью каждого россиянина.

Россия исчерпала лимит ошибок. Пора наконец по примеру других восстановить естественную связь между трудом и его оценкой, преодолеть противоречия между работником и собственностью, трудом и капиталом.

Только так мы сумеем в полной мере раскрепостить личную созидательную инициативу человека, раскрыть его коллективистские начала, интеллектуальные, духовные и физические возможности. Вернуть веру в государство и власть. И тогда не придётся железной рукой гнать народы ни к капиталистическому благоденствию, ни к социалистическому процветанию. Надо только проявить политическую волю. Надеемся, у нового руководства страны её хватит (за несколько дней до публикации статьи Президентом РФ был избран Владимир Путин; в 2003 г. он направил приветствие съезду Российского союза народных предприятий — и на этом всё… — В.Т.).

Люди труда сделают свою жизнь зажиточной и счастливой, обустроят и превратят Россию в могучее, процветающее государство, занимающее достойное место в международном сообществе.

Устойчиво развиваться и крепко стоять на своей земле может только хозяин. Хозяин своего предприятия, своей страны, своей жизни. Пришла пора прощаться с «немытой Россией, страной рабов, страной господ». Наступает время работящих людей. Свободный труженик возродит Россию!