1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1249

Кредитные игры для налога на прибыль

Довольно часто налоговые органы отказывают компаниям в учете расходов в целях налога на прибыль по причине их несоответствия критерию экономической обоснованности. Иногда это связано с недостаточным документальным оформлением, реже с погрешностями учета. Но встречаются ситуации, когда искусственное завышение расходов настолько же очевидно, насколько и труднодоказуемо. Тем не менее инспекторы научились раскручивать сложные схемы и доказывать их необоснованность. Пример — постановление АС Волго-Вятского округа от 15.10.2014 № А82-14606/2013.

История, в которой разбирался суд в комментируемом постановлении, выглядит крайне запутанно. Но суть ее проста: компания взяла кредит в банке на довольно крупную сумму и списывала проценты по долговому обязательству в расходы по налогу на прибыль.

Инспекция пришла в компанию с выездной проверкой, по результатам которой исключила суммы списанных процентов по кредиту из налоговой базы по налогу на прибыль, аргументировав свои действия тем, что расход экономически не обоснован. Почему она сделала такой вывод? Налоговики смогли проследить судьбу займа и выяснили, что в результате нескольких переводов от одной фирмы к другой вся сумма кредита вернулась обратно в банк. Правда, не в центральное отделение, а в филиал. Но сути это не меняет. Инспекторы смогли убедить суд, что оформление кредита преследовало только одну цель — увеличить расходы за счет выплаты процентов по нему. Тем паче что компания-заемщик в течение нескольких лет показывала одни убытки, то есть налог на прибыль в бюджет не платила вообще.

Сколько веревочке не виться…

Попробуем разобраться, что же в комментируемом деле навело инспекцию на мысль, что кредит нужен не для производственных целей, а исключительно для минимизации налога на прибыль.

Итак, банк в 2008 г. предоставил фирме кредит на покупку земельного участка под строительство. Сумма кредита составила почти 110 млн руб. В тот же день деньги ушли на счет продавца участка. Но через два дня договор купли-продажи земли был расторгнут, и деньги вернулись на счет общества, открытый в банке-кредиторе. Буквально пару дней, и почти вся сумма уходит компании, учредителю проверяемого налогоплательщика в виде займа, договор на который стороны успели за эти два дня заключить. Как пояснил представитель общества на проверке — предоставление займа материнской компании имело целью получение процентов. Но тут вышла неувязочка — брали кредит под 14% годовых, а отдали — под 11%.

Материнская компания перечисляет деньги в филиал банка-кредитора, тем самым погашает свой кредит, выданный ей за три месяца до «аферы», который, кстати, пошел на покупку нескольких векселей этого же банка стоимостью по 13 с лишним млн руб. каждый. А через пару недель учредители «дочки», число которых равнялось количеству векселей, получили по аналогичной сумме. Согласно справкам по форме 2-НДФЛ данные выплаты отражены как доходы, полученные от реа­лизации долей участия в уставном капитале.

Более того, во всей этой истории руководитель дочерней компании одновременно был учредителем и директором материнской фирмы, а «по совместительству» — замом управляю­щего филиалом банка, участвующего в схеме. Материнская фирма должна была вернуть заем своей «дочке» еще в 2011 г. Но на момент рассмотрения дела в 2014 г. никаких действий по этому поводу так и не предприняла. Как говорится: «Свои люди — сочтемся».

Когда описанная выше цепочка была раскрыта, налоговые инспекторы с чистой совестью написали в решении по проверке, что «денежные средства на приобретение земельного участка не были использованы на эти цели, а были возвращены в банк, пройдя через ряд счетов, то есть использовались не для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, а для увеличения внереализационных расходов в виде учета процентов по кредитному договору». Следовательно, как указала кассация, проценты по кредиту, отнесенные в состав внереализационных расходов, не соответствуют критерию экономической обос­нованности, установленному ст. 252 и 269 НК РФ, и не могут уменьшать налогооблагае­­мую прибыль.

Когда нецелевое использование — не повод для доначислений

Отметим, сам по себе факт использования заемных средств на нецелевые нужды не всегда является основанием считать проценты по нему экономичес­ки необоснованными. Об этом не раз говорили суды. Так, в постановлении ФАС Поволжского округа от 28.12.2010 № А12-9127/2010 суд встал на сторону плательщика, который перечислил кредитные средства за товар фирмам, оказавшимся однодневками. В этом споре, на наш взгляд, ключевую роль сыграл тот факт, что налоговый орган не доказал аффилированность и согласованность действий между заемщиком и его контр­агентами, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

Еще пример. Компания заняла деньги в банке под проценты и передала их дочерней фирме, но без процентов. Суды поддерживают и подобные действия — постановления ФАС Московского округа от 24.12.2009 № КА-А40/13939-09, Уральского округа от 17.12.2007 № ­Ф09-10363/07-С3. На самом деле, производственный характер или направленность на получение дохода в подобных ситуациях доказать довольно просто — если дочерняя компания за счет такой поддержки наращивает производство и продажи — это влияет на размер дивидендов, причитающихся учредителям.