1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Российский ТЭК надеется обойти санкции, правда, при помощи госказны

Запрет Запада на поставку отечественным компаниям оборудования для добычи нефти на глубоководном и арктическом шельфе, а также сланцевой нефти не повлияет на объемы добычи углеводородов в России, считают представители нашего нефтегазового комплекса. Необходимое оборудование можно прикупить в других странах или сделать самим, а долгосрочное финансирование, даст Бог, поступит из госбюджета.

На днях ЕС запретил европейским компаниям предоставлять российским партнерам услуги по разведке и добыче глубоководной и арктической нефти, а также оборудование для проектов сланцевой нефти. Одновременно США ввели ограничения на поставку или реэкспорт технологий для проектов по разведке и добыче на глубоководном и арктичес­ком шельфе, а также для проектов по сланцевой нефти пяти российским компаниям: «Роснефти», «Газпрому», «Газпром нефти», ­ЛУКОЙЛу и «Сургутнефтегазу».

Президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль уверен, что в случае ограничения поставок оборудования для нашей нефтегазовой отрасли со стороны западных компаний российские нефтяники смогут заместить их час­тично за счет оборудования из Азии, в частности Китая, а час­тично — за счет российских производителей. Они, кстати, уже выпускают аналогичные машины (например, насосное оборудование) на уровне высочайших мировых стандартов.

«Я убежден, что никакой траге­дии не будет. К тому же санкции часто играют роль не сдерживающую, а мобилизующую — такая практика уже была, — заявил Г. Шмаль на пресс-конференции в МИА „Россия сегодня“. — В 1981 г. было начато сооружение уникального экспортного газопровода „Уренгой—Помары—Ужгород“. И тогда президент США Рейган объявил эмбарго на поставку нам техники и оборудования для компрессорных станций, а ведь были уже до­говоры подписаны... Но поставщик дрогнул и отказался. Тогда мы обратились в другие страны, и нам поставили блестящую технику — трубоукладчики, бульдозеры, экскаваторы... И мы этот газопровод длиной 4500 км до границы построили за 18 месяцев при нормативе в 60! Это к вопросу о санкциях».

В большей степени президента Союза нефтегазопромышленников России беспокоят ограничения на долгосрочное финансирование за рубежом для отечественных компаний: «Я считаю, что будут некоторые проблемы с получением „длинных“ кредитных денег».

У нас есть и свои деньги, но процентные ставки велики, к тому же деньги дают на небольшой срок, а нефтегазовые проекты — дело дорогое и долгое. Например, от открытия месторождения нефти в Западной Сибири до начала поставок нефти прошло 15 лет».

Более оптимистично смотрит на проблему ограничения долгосрочного финансирования нашего ТЭК со стороны Запада председатель комитета Госдумы по энергетике, д.э.н. Иван Грачев: «Это замечательное для России решение, так как интегрально Россия в стабилизационные и прочие резервные фонды „загоняет“ порядка 650 млрд долл. И примерно столько же занимали наши крупнейшие компании. Но разница заключалась в том, что мы отдавали туда деньги под 1,5% годовых, а брали под 8—12%. То есть этот оборот сопровождался ежегодными потерями примерно в 50 млрд долл.».

Если Россия в короткие сроки отладит схему частичного использования своих денег, которые находятся в госрезервах, на цели экономического развития, то, по словам депутата, это будет только выгодно для нас.

Аналогичного мнения придерживается глава «Роснефти» Игорь Сечин, который немногим ранее сделал заявку на господдержку своей компании в размере более 1 трлн руб. и, кстати, уже получил предварительное одобрение этой идеи со стороны правительства.

Что же касается текущих объемов добычи нефти, то руководитель Минэнерго России Александр Новак полагает, что санкции не приведут к их снижению: «Сейчас мы с компания­ми и экспертами прорабатываем, как санкции повлияют на нефтедобычу. На наш взгляд, существенного изменения произойти не должно».

«Мы ожидаем в этом году объем добычи на уровне 525 млн т, что примерно на 0,7% выше, чем в 2013 г., — уверен министр. — В дальнейшем в рамках прогноза социально-экономического развития мы сохраняем прогноз добычи на этом уровне».