1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2388

Западные санкции и российская экономика

Антироссийские санкции (финансовые и технологические запреты и ограничения в первую очередь) расширяются. Стремление обеспечить устойчивый экономический рост, сосредоточившись на крупных инфраструктурных проектах, способствующих конкурентному развитию экономики и предусматривающих мультипликативный эффект — условие необходимое, но недостаточное. В складывающейся обстановке актуально импортозамещение. Отсюда, одна из первостепенных задач «новой индустриализации» — разработка и внедрение отечественных высоких технологий. Ещё одно звено цепи — создание высокопроизводительных рабочих мест как основы эффективного производства. И, наконец, немаловажное, но упорно замалчиваемое: как мотивировать большинство на «трудовые подвиги»?

Импортозамещение: от носков и до станков?

Провозглашённый в начале 1990-х либеральный экономический курс на энергичное формирование рыночных механизмов и создание основ постиндустриализма привёл к вытеснению государства из экономики и фактической деградации большинства отраслей промышленности. На протяжении двух десятилетий экономисты и эксперты неоднократно указывали на опасную, быстро растущую импортозависимость страны. Она сопровождалась массовым закрытием, банкротством и приватизацией (нередко за бесценок) некогда успешных предприятий, потерей профессиональных кадров.

И вот гром грянул! Стало очевидно, что принятие антироссийских санкций во многом определяется именно зависимостью российских производителей товаров и услуг от различных западных поставок — вплоть до предприятий ВПК.



Информация к размышлению

1. Сегодня доля импорта в станкостроении превышает 90%, тяжёлом машиностроении — 60—80%, лёгкой промышленности — 70—90%, радиоэлектронной промышленности — 80—90%, фармацевтике и медицинской промышленности — 70—80% («Новости ВПК», 11 июля 2014 г.).

2. Потери России от экономических санкций Евросоюза составят около 100 млрд евро — 23 млрд евро в нынешнем и 75 млрд евро в будущем году. Потери ЕС могут составить 40 и 50 млрд евро соответственно, если Россия примет ответные меры на торговые и финансовые санкции («Независимая газета», 29 июля 2014 г.).

3. Разработан план по замещению импорта украинской продукции оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Для устранения зависимости от украинских комплектующих российской космической отрасли понадобятся один-два года. Переход на использование в космической промышленности только отечественной электронно-компонентной базы может потребовать не менее пяти лет. Примерная стоимость импортозамещения в космической отрасли — 33 млрд руб.(«Коммерсант», 28 июля 2014 г.).


Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК обращает внимание, что практически во всех отраслях Россия зависит от западных поставок, в том числе в обрабатывающую и добывающую промышленности. Сильная зависимость в авиапроме, автомобилестроении, развивавшемся, в основном, за счёт зарубежных производителей, строивших в России свои заводы. В меньшей степени зависимо сельское хозяйство, пищевая промышленность» («gazeta.ru», 30 июля 2014 г.).

Поздно устраивать разборки, искать крайних, заниматься поучениями и призывами — пришло время действовать, чтобы не оказаться на цивилизационной обочине. Правительство разрабатывает меры стимулирования экономического роста, изучает возможности конкурентоспособного импортозамещения в промышленности и сельском хозяйстве, определяет номенклатуру товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, закупка которых должна осуществляться исключительно или преимущественно у производителей государств — членов Таможенного союза.



Информация к размышлению

К ноябрю 2014 г. для российского ТЭК будет разработан план импортозамещения и снижения зависимости от зарубежного оборудования, технических устройств, комплектующих, услуг и работ иностранных компаний, иностранного программного обеспечения. Россия не намерена отказываться от импортных компонентов, но отечественный ТЭК должен стать одной из площадок по развитию импортозамещения и производству лучших образцов техники и оборудования, налогового стимулирования и поддержки («Финмаркет», 22 июля 2014 г.).


По словам заместителя министра промышленности и торговли Сергея Цыба, поставлена задача к 2020 г. снизить в полтора раза (до 50—60%) зависимость промышленности России от импорта. Необходима продуманная политика импортозамещения с использованием уже предпринимаемых и новых мер, преференций для отечественных производителей при госзакупках, снижением ввозных таможенных пошлин на отдельные виды сырья и комплектующих, учётом требований ВТО.

При этом, по его мнению, «в краткосрочном периоде импортозамещение возможно только при наличии соответствующих свободных производственных мощностей и, конечно же, конкурентоспособных предприятий. Предприятий, которые способны предложить качественную современную продукцию по рыночным ценам. В долгосрочной перспективе снижение импортной зависимости возможно лишь за счёт инноваций, стимулирования инвестиций и создания нового производства» (там же).

В настоящее время в ведущих мировых экономиках набирает силу тенденция возврата на родину собственных конкурентных производств национальных компаний. В странах-лидерах разворачивается масштабная реиндустриализация с учётом требований пятого и шестого технологических укладов.

В России ситуация иная: произошла глубокая деиндустриализация, и в ряде отраслей потребуется не только модернизировать и внедрять инновации в действующие производства, но и восстанавливать разрушенное, воссоздавать утерянное. Иными словами, одновременно активно формировать постиндустриальные «оазисы» и последовательно отстраивать современную индустриальную промышленность.



Информация к размышлению

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН: «Центральной задачей экономической политики … становится создание современной перерабатывающей промышленной базы, обеспечивающей критически необходимый для страны набор производств. Это включает восстановление утраченных конкурентоспособных производств, создание принципиально новых и обновление на современной технологической основе тех из оставшихся, которые могут и должны быть включены в структуру нового технологического уклада. Называть этот процесс реиндустриализацией, новой индустриализаций, переходом к пятому (или шестому) технологическому укладу — не суть важно. Важно - единство в понимании сути необходимых преобразований» («dialogi.su», 25 марта 2014 г.).


Разумеется, необходим объективный и системный анализ, выделяющий отрасли, в первую очередь нуждающиеся в модернизации, и те сферы жизнедеятельности, продукцию и услуги которых целесообразно импортировать.

Показательны результаты опроса экспертов относительно значимости конкурентных преимуществ государств в период 2013—2050 гг. (табл. 1, «Можно ли из двух „Д“ сделать два „У“, или Оговорка по Фрейду»— см. здесь же).

Таблица 1. Конкурентные преимущества развитых стран в период 2013—2050 гг., %

Доступ к новейшим технологиям, в том числе энергетическим

48

Совершенство системы образования

43

Наличие системы долгосрочного государственного планирования

30

Сильная роль государства в поддержании конкуренции

27

Высокий уровень ответственности национальных элит

27

Источник: фонд «Посткризисный мир»

Высокие технологии по всему спектру производства товаров и услуг, включая базовые отрасли, современные исследовательские технологии, передовая инфраструктура обеспечивают конкурентные преимущества на внешнем и внутреннем рынках, удовлетворяя растущие запросы потребителей. Этому же способствуют соответствующая профессиональная подготовка квалифицированных кадров и адекватный образовательный уровень населения, содействующий его органичной адаптации в быстро меняющемся, развивающемся мире.

Как видим, современные рыночные отношения не противоречат необходимости иметь систему долгосрочного государственного планирования, определяющего стратегические направления социально-экономического, научно-технического, культурно-образовательного развития, задающего ориентиры для рынков, бизнеса и нации в целом.

И даже ставить задачи по ускоренному наращиванию экспорта несырьевых товаров с целью диверсификации. Премьер-министр Дмитрий Медведев: «В самое ближайшее время нужно постараться по экспорту несырьевых товаров выйти на темпы, которые опережают динамику международной торговли, то есть не менее 6% в год. Россия по качеству товарной структуры экспорта серьёзно уступает другим развитым странам. Сырьевые товары всё ещё формируют около половины наших экспортных поставок». Однако вклад РФ в мировой оборот несырьевых товаров остаётся незначительным — около 1,5% в год («Финмаркет», 23 июля 2014 г.).

Бодрящие дух задания — конечно, хорошо! Помнится, в бытность президентом, нынешний премьер, чтобы поддержать кампанию по энергосбережению, принял решение прекратить производство 100-ватных электроламп. Поговаривали, что уже на следующий день на одном из предприятий в характеристиках, наносимых на стеклянную поверхность лампы, указывали — 99 Вт.

Подобные конъюнктурно-выборочные (по большому счёту случайные) предложения не стимулируют даже «первичное желание инвестировать» (Игорь Николаев) и не могут сработать. Тем более в нынешней, резко усложнившейся политической и экономической ситуации. Не пора ли руководствоваться исключительно системным подходом? В частности, в отношениях с бизнесом учитывать влияние и динамику изменения трёх важнейших, постоянно присутствующих факторов: недостаточного внутреннего спроса, высокой налоговой нагрузки и неопределенности экономической ситуации?

Справедливо замечание Юрия Саакяна, генерального директора Института проблем естественных монополий о том, что все проекты должны быть очень хорошо просчитаны и укладываться в некую определенную стратегию развития государства, задача которого – показать вектор развития: «Нужна нормальная стратегия страны – куда мы движемся, … какие нам нужны инфраструктурные проекты. Нужен нормальный качественный прогноз, … то, что сегодня мы имеем, проще сказать, что мы не имеем никакого прогноза, насколько я понимаю, у нас Минэк является сегодня абсолютным рекордсменом по части несбывшихся прогнозов» («dialogi.su», 25 марта 2014 г.).

По словам Гарегина Тосуняна, президента Ассоциации российских банков, есть ещё одно немаловажное обстоятельство: необходимо изменить в нашей системе управления, в наших общественных отношениях состояние тотального недоверия, изменить парадигму нашего управления и нашего отношения к самим себе (там же).

ВПРМ — судить строго!

Добиться снижения зависимости от импорта в полтора раза — задача не из лёгких. Тем более что, невзирая на трудности, глобальная экономика в целом не стоит на месте, растёт. Следовательно, чтобы сокращать разрыв, нужны темпы экономического роста выше общемировых. Но сегодня ситуация обратная. Переломить её необходимо не только количественно (по росту ВВП), но и качественно.

Таким образом, активное создание высокопроизводительных рабочих мест — лишь одно из необходимых условий. По разным данным, в российской экономике в настоящее время уже насчитывается порядка 10—12 млн ВПРМ. К 2020 г. их число должно возрасти до 25 млн.

Из открытого письма руководителя портала Superjob.ru Алексея Захарова Президенту РФ: «Реальная политика, проводимая в области кадров, ведёт к тому, что к 2020 г. будет создано дополнительно 25 млн рабочих мест для низкоквалифицированных мигрантов… В ближайшие десятилетия количество привлеченных из-за рубежа низкоквалифицированных мигрантов составит более половины экономически активного населения страны».

И далее: «Необходимо сегодня (завтра будет уже поздно) полностью закрыть российский рынок труда для неквалифицированной миграции из-за рубежа. Полностью! Никаких квот. Невозможность привлекать дешёвую рабочую силу заставит бизнес вкладываться в те самые инновации, повышать производительность труда, создавать „хорошие“ рабочие места. Другого пути нет. Либо деградация (а её скорость увеличивается), либо жёсткие политические решения» (http://www.mjobs.ru/news/25-millionov-rabochih-mest-k-2020-gody.html).



Информация к размышлению

Выступая на заседании Дискуссионного экономического клуба, руководитель Росстата Александр Суринов признал:

«Перед нами стоит задача — оценить количество высокопроизводительных рабочих мест. Когда мы задавали вопросы «что это такое?» экспертному сообществу… , ответы я не получил. Мы нашли косвенные ответы в материалах Международной организации труда. Но мы государственные служащие, несмотря на то, что не понятно – что это такое, мы должны, тем не менее, это просчитать, разработав критерии…, выдать систему показателей, которые характеризуют уровень технологического развития отрасли. Мы… надеемся на экспертов,…министерства, но прежде всего… на себя».

И далее: «По поводу инноваций. Можно говорить долго, правда, что это такое, мало кто понимает. Хотя есть два руководства, которые были разработаны ОЭСР и Евростатом. Российские эксперты принимали участие в их разработке» («dialogi.su», 25 марта 2014 г.).


Без комментариев! Некоторые вопросы, посвящённые проблемам и перспективам создания ВПРМ в различных отраслях российской экономики, рассмотрены в статье «С миру по нитке: о некоторых примечательных событиях» (см. здесь же).

Президент России Владимир Путин поручил правительству разработать меры по стимулированию экономического роста и модернизации промышленности, создать фонд поддержки промышленности, разработать систему льгот для новых компаний и дополнительных налогов на устаревшее оборудование с истёкшим сроком амортизации (Slon.ru, 28 мая 2014 г.).

Минэкономразвития видит возможность ускорения экономического роста и активного создания новых рабочих через стимулирование модернизации (вплоть до принуждения), экологическое регулирование, использование механизма наилучших доступных технологий и повышение производительности труда, развитие системы подготовки и переподготовки кадров, создание базы вакансий, повышение мобильности населения («Ведомости», 22 мая 2014 г., «Финмаркет», 22 мая 2014 г.).



Информация к размышлению

В целом по экономике производительность труда выросла в 2012 г. на 3,1%, в 2013 г. — на 1,6%, ориентир на 2014 г. — 1,1%. К 2018 г. Минэкономразвития прогнозирует увеличение в среднем на 12,6%, в том числе на 77% в комплексе обрабатывающих производств и на 90% — в машиностроении (там же).


Как стать ударником «капиталистического труда»?

Движущей силой общественного развития является трудящееся большинство — те, кто создаёт материальный и интеллектуальный продукт и оказывает разнообразные услуги: от тех, кто занят физическим трудом, до креативно мыслящих.

Выше было показано, что импортозамещение, предполагающее производство конкурентной продукции, требует внедрения современных высоких технологий и повышения производительности труда. Увеличение числа ВПРМ в отечественной промышленности — не только шаг в правильном направлении, но и обязательное условие.



Информация к размышлению

Ярослав Лисоволик, руководитель аналитического департамента Deutshe Bank в России: «С точки зрения концепции модернизации, наряду с развитием инфраструктуры очень важной темой, важным фактором является развитие человеческого капитала, которое должно во многом подкреплять вот эту траекторию развития модернизации и, в том числе, способствовать развитию тех институтов, которые должны стать основой для более эффективных трат, расходов на инфраструктуру» («dialogi.su», 25 марта 2014 г.).


Понятно, что заявленные процессы должны сопровождаться обоснованными законодательными новациями, продуманными институциональными преобразованиями, действенными налоговыми стимулами и т.д.

Но вопрос вопросов — экономическая консолидация большинства россиян на основе мотивации производителей. Для этого требуется запустить механизмы, не только предотвращающие дифференциацию общества, но и активно способствующие преодолению социального неравенства и имущественного расслоения.

Эпизодическая благотворительность частного бизнеса и государственный патернализм (заметим, всё более обременительный для бюджета) «не играют» и достаточных стимулов для эффективного, заинтересованного труда большинства не создают. Перераспределение не может ни устранить неравенство, ни даже уменьшить (смягчить) его, ибо не развивает у пользователя ощущения причастности к общему делу и своей ответственности за собственное благополучие (табл. 2).

Таблица 2. Считаете ли вы справедливым распределение национального богатства в России, %

Варианты ответов

Читатели «ЭЖ»

Студенты

Не считаю

88,3

40—55

Считаю

6,3

10—25

Справедливо частично

2,6

18—23

Затрудняюсь ответить

2,8

9—18

Масштаб компенсаций, предлагаемых большинству, несоизмерим с возможностями меньшинства — весомо растущими, невзирая ни на стагнацию, ни на рецессию. Большинство, придавленное жизненными проблемами, трудно выживает, а успешное меньшинство не очень заинтересовано в назревших переменах.

Не «подачка», перераспределяемая по воле собственника (в том числе государства), а доля дохода по результатам общественно полезного труда работника. Такая экономика сможет справедливо и последовательно преодолевать отчуждение работающих от средств производства, расширять их участие в управлении, принятии решений и распределении прибыли, стимулируя тем самым их заинтересованность в экономических реформах и долгосрочном всестороннем развитии российского общества.

Иными словами, актуально формирование государственной политики, предусматривающей становление работников труда одновременно как работников капитала и массовое создание предприятий с коллективной формой собственности — в частности, акционерных обществ работников (народных предприятий), кооперативов.

На предприятиях, находящихся в совместной собственности работников, в сравнении с частными и государственными предприятиями достигается баланс между коммерческой выгодой и социальной ответственностью, гармония личных, коллективных и государственных (общественных) интересов.

Коллективная собственность (в частности, собственность работников), как промежуточное звено между частной и государственной собственностью, способна снять противоречия между трудом и капиталом, сделать труд заинтересованным, а экономику справедливой, повысить общественную полезность и социальную ответственность капитала.

Опрос читателей «ЭЖ» и более чем 55 000 студентов из 21 российского региона показал (табл. 3): свыше половины респондентов разного возраста не считают справедливой ситуацию, когда результаты общественного труда «по праву собственности» достаются владельцам средств производства. Чуть более трети опрошенных студентов и менее 20% читателей ответили утвердительно, поддержав традиционную точку зрения.

Таблица 3. Должно ли из права собственности на средства производства следовать безусловное право их владельца присваивать результаты общественного труда, полученные с помощью этой собственности, %

Варианты ответа

Читатели «ЭЖ»

Студенты

Не должно

62

54—60

Должно

19

35—39

Другое

7

9—13

Затрудняюсь ответить

2

1—15

Таким образом, большинство опрошенных ставят под сомнение многовековую аксиому классической политэкономии о неотъемлемом праве частных собственников средств производства присваивать результаты общественного труда, полученные с использованием этой собственности.

Подобный вывод нельзя игнорировать не только применительно к современной индустриальной стадии развития отечественной экономики, но и к постиндустриальной стадии, характерной для глобальных экономических лидеров.

Интеллектуальный продукт становится доминирующим фактором общественного производства, именно как результат общественного труда, а не только как сугубо креативный результат.

Традиционная схема присвоения последующего дохода собственником средств производства (больше — в промышленности, меньше — в некоторых видах услуг, например, юриспруденции) всё ощутимее противоречит реальному положению дел, всё менее соответствует современным глобальным тенденциям эпохи перехода от индустриальной экономики к экономике знаний, основанной на всемерном развитии человеческого капитала.

Этапы общественного развития исторически преходящи. Экономическое развитие — не исключение. Возникло классическое несоответствие сложившихся производственных отношений (включая отношения собственности) уровню и характеру развития производительных сил. Углубляющееся противоречие всё более трансформируется в анахронизм и тормоз развития, не позволяя преодолевать возникающие в мировой экономике трудности, решать проблему социальной несправедливости, всё более тревожащую мировое сообщество.

Не отсюда ли берут начало истоки повсеместного неравенства, предвещающие общественные потрясения в недалёком будущем, грозящие хаосом, смутой, бедами, которые сегодня даже трудно прогнозировать, словом, цивилизационной деградацией? («Как ответить Чемберлену?» — см. здесь же).

Нельзя не согласиться с утверждением, что «ускорение экономического роста и повышения эффективности производства должны коррелировать с повышением благосостояния через мотивацию членов трудового коллектива» (Выделено. — В.Т., «Робот — хорошо. Но человек ценнее», «Экономика и жизнь», 16 июня 2006 г. — см. здесь же).

Профессии и престиж

Ещё одна тема, неразрывно связанная с обсуждаемыми — изменение сложившихся стереотипов и повышение престижа рабочих профессий. Как подчеркнул Д.Медведев, современные квалифицированные рабочие требуются практически во всех отраслях — «и в промышленности, и на транспорте, и в сфере услуг. Поэтому задача мотивировки школьников выбирать такие специальности остается весьма и весьма значимой».

Заметим: не преуменьшая положительной роли Олимпиады-2014, которая стоила миллиарды и миллиарды долларов, серьёзных подвижек в решении проблем доступного массового спорта и развитие детского спорта не случилось...

Проблема нехватки квалифицированных рабочих рук возникла не вчера, однако её долго не замечали. Заговорили о ней недавно. Но внятных, обоснованных и систематически разработанных предложений по этой животрепещущей теме пока нет. Зато демонстрируется готовность побороться за проведение в 2019 г. мирового чемпионата по профессиональному мастерству WorldSkills Competition: «Мы сделаем все, чтобы провести это мероприятие на самом высоком уровне» («Финмаркет», 24 июля 2014 г.).

Да, возможно через 5 лет даже чемпионами станем. А десятки миллионов профессионалов различных специальностей кто готовить будет — целенаправленно, скрупулёзно, продолжительно? Сколько можно наступать на одни и те же грабли?

Крымские уроки

Итоги «крымской весны» во многом были определены политическим курсом российского руководства в отношении полуострова и широкой общественной поддержкой внутри страны. Это доказывает: идеи, консолидирующие большинство граждан, отвечающие интересам и чаяниям каждого, становятся материальной силой.

Актуально использование приобретённого политического опыта при подготовке и осуществлении конкретных экономических реформ. Соединение труда и капитала совместными, заинтересованными усилиями власти и общества может и должно стать важным шагом на пути реальных преобразований в российской экономике.

Россия нуждается в разработке экономической модели, предусматривающей новую экономическую парадигму, новую экономическую политику и новую стратегию действий. В том числе — комплексной программы развития коллективной собственности с развёрнутыми целевыми установками и критериями оценки достигнутых результатов.

Президент России В. Путин на встрече с губернатором Липецкой области Олегом Королёвым 12 мая 2014 г. одобрил деятельность по созданию коллективных предприятий, предложения по разработке федеральной госпрограммы развития коллективных форм хозяйствования, распространению отечественного и зарубежного опыта в российских регионах («Ещё раз о справедливости в экономике» — см. здесь же).

Неужели снова отмахнёмся высокомерно?