1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 5169

Договор займа с работником: гражданское право vs трудовое

Договор займа относится к одной из самых распространенных сделок в гражданском обороте и заключается не только между бизнес-партнерами, но и между работником и работодателем. Правда, в таких случаях порой возникает путаница в законодательном регулировании этих отношений: когда действует Трудовой кодекс, а когда Гражданский? Из-за неверного применения правовых норм пострадать могут как займодавец, так и заемщик.

Гражданское и трудовое право представляют собой две самостоятельные отрасли. Они являются независимыми по отношению друг к другу, поскольку каждая из них имеет свой собственный предмет правового ­регулирования.

Предмет гражданского права составляют основанные на принципах автономии воли, равенства и имущественной самостоятельности имущественные и личные неимущественные отношения (ст. 2 ГК РФ). Предметом же трудового права выступают трудовые и иные, непосредственно связанные с ними отношения (ст. 1 ТК РФ). Трудовой кодекс РФ не предусматривает возможности применения к трудовым отношениям положений гражданского законодательства, равно как и ГК РФ не распространяет действие своих норм на трудовые отношения (п. 3 ст. 2 ГК РФ).

Вместе с тем если определенные лица состоят в трудовых отношениях, это не мешает им вступать также и в гражданско-правовые отношения по самым различным основаниям. Например, работник не лишен возможности помимо заключенного с работодателем трудового договора принять на себя обязательство выполнить определенную работу или оказать определенную услугу на условиях гражданско-правового договора. Он может принять на себя поручительство за работодателя перед третьими лицами (как часто делают, допустим, руководители компаний), и такое поручительство регулируется §5 главы 23 ГК РФ, поскольку выходит за рамки трудовых отношений. Однако, предоставляя за работодателя поручительство, работник должен учитывать, что оно не прекращается после его увольнения, поскольку поручительство не зависит от факта его трудовых отношений с работодателем (Определения Московского городского суда от 22.04.2011 № 4г/9-2975, от 04.10.2010 по делу № 33-28551, Липецкого областного суда от 12.05.2010 по делу № 33-1063/2010).

Поскольку речь здесь идет не о трудовых отношениях, а об отношениях, которые составляют предмет регулирования гражданского права, то оно и подлежит применению к ним. Факт наличия или отсутствия трудовых отношений между определенными лицами не влия­ет на гражданско-правовые отношения между теми же субъектами.

Погашение займа может производиться в рассрочку из зарплаты заемщика

Работодатель может предоставить своему работнику заем, и такие отношения будут регулироваться правилами о до­говоре займа (§1 главы 42 ГК РФ), поскольку они выходят за рамки трудовых и отвечают существу заемных правоотношений.

Вступая в правоотношения по договору займа, работник принимает на себя обязательство вернуть в оговоренный срок полученную сумму займа с начисленными на нее процентами или без таковых, если договор займа является беспроцентным. На практике в договоры займа с работниками работодатели включают условие о том, что сумма займа равными частями удерживается из его заработка, на что подписанием договора работник дает согласие. Такой порядок погашения займа не противоречит закону (Определение Ленинградского областного суда от 03.11.2011 № 33-5426/2011).

Работодатель сумму займа работнику может выдать как в безналичной форме путем зачисления на его банковскую карту, так и наличными деньгами через кассу. Помимо этого, компания вправе выдать заем работнику путем перечисления денежных средств по его просьбе третьим лицам (п. 1 ст. 313 ГК РФ). Так, в одном деле работник устроился на работу в авиакомпанию летчиком, а до этого момента проходил обучение в специализированных учебных центрах. До заключения с ним трудового договора работодатель выдал ему заем путем перечисления денег в оплату его обучения в специализированные центры, на что работник дал согласие.

Поскольку впоследствии работник уволился и потраченные на его обучение деньги не возвратил, работодатель обратился с иском в суд. Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что денежные средства за обучение ответчика истцом перечислялись — что ответчик не оспаривал, часть денежных средств была выдана самому ответчику на сопутствующие расходы. На момент заключения договора займа ответчик не состоял в трудовых отношениях с истцом, трудовой договор был заключен позже, следовательно, заключенный между сторонами договор следует расценивать именно как гражданско-правовой договор, регулируемый нормами гражданского права.

Кроме того, суд учел, что трудовым договором, заключенным между истцом и ответчиком, было прямо преду­смотрено, что в случае обу­чения работника за счет работодателя после обучения работник обязан отработать не менее установленного срока либо возместить работодателю затраты на обучение (переобучение), повышение квалификации (Определение Московского городского суда от 24.11.2011 по делу № 33-38134).

Работодатель, предоставив заем, вправе издать локальный акт об освобождении работника от обязанности возвращать заем, если его финансовое положение стабильно и позволяет освободить работника от долга. Однако такой приказ или распоряжение, как и любой другой локальный акт, может быть работодателем в любое время отменен, при этом у работника нет права требовать его обязанности по возврату займа погашенной. Для того чтобы обязательство по погашению займа прекратилось, стороны договора займа должны использовать соответствующие способы, предусмотренные главой 26 ГК РФ (надлежащее исполнение, прощение долга, отступное, новация и т.д.).

Локальный правовой акт прекращает свое действие в связи с его отменой или признанием его утратившим силу в связи с изданием другого локального акта, поэтому работодатель вправе отменить свой приказ об освобождении работника от обязанности возвращать заем (Определение Московского городского суда от 14.03.2013 № 4г/7-1709/13).

Если заемное обязательство работника перед работодателем не было прекращено одним из предусмотренных гражданско-правовым законом способов, то он должен заем вернуть (Апелляционное определение Московского городского суда от 24.10.2012 по делу № 11-23950).

При неисполнении работником обязательства по возврату займа работодатель вправе потребовать его возврата и уплаты процентов за пользование займом, если они были предусмотрены договором, штрафных процентов по ст. 395 ГК РФ или взыскания неустойки, если она была согласована сторонами (Кассационное определение Краснодарского краевого суда от 11.10.2011 по делу № ­33-23308/11). При этом необходимо иметь в виду, что нормы главы 39 ТК РФ об ограничении материальной ответственности работника перед работодателем в данном случае применению не подлежат, поскольку нарушение заемного обязательства, возникшего из гражданско-правового до­говора, регулируется отраслью гражданского, а не трудового права.

Выдавая своим работникам заем, работодатель, как правило, тем самым стимулирует их к надлежащему труду, рассчитывая на получение своих денег обратно за счет регулярно получаемого работником заработка. По сути, выдавая заем под условие удержания долга из зарплаты, работодатель авансирует работника, выдав ему заработок в большем размере на будущее время.

Однако на практике работники иногда увольняются до истечения срока договора займа, в связи с чем работодатели в договорах вынуждены преду­сматривать свое право досрочно потребовать погасить заем с возможностью удержать необходимые суммы из причитаю­щихся работнику при увольнении выплат (начисленная зарплата, компенсация за неиспользованные отпуска и др.).

В ином случае, когда такое условие договор займа не содержит, работодатель рискует столкнуться с необходимостью добиваться взыскания долга с уволившегося работника в ситуации, когда неизвестно, будут ли у того какие-либо источники дохода. Потребовать досрочного возврата долга от сотрудника работодатель не сможет, поскольку такого основания, как увольнение, договор займа обычно не предусматривает.

Маскировка взыскания материального ущерба под заем незаконна

Как и любые иные виды сделок, конструкция договора зай­ма не может использоваться для обхода закона.

Нередко на практике работодатели сталкиваются с необходимостью привлечения к дисциплинарной и материальной ответственности виновных работников, которые совершили дисциплинарные проступки, допустив хищение или уничтожение товарно-материальных ценностей. Если с привлечением работника к дисциплинарной ответственности и депремированием проб­лем не возникает, то возложение на него материальной ответственности иногда может повлечь возникновение серьезных затруднений.

Привлечение работника к материальной ответственности допускается при условии, что его должность включена в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности (утв. постановлением Минтруда РФ от 31.12.2002 № 85).

Помимо этого, с конкретным работником должен быть заключен договор о полной материальной ответственности, а сами товарно-материальные ценности должны быть ему вверены по акту или иному до­кумен­ту. Только в такой ситуации с соблюдением процедуры и сроков допускается привлечение работника к полной материальной ответственности.

Если оснований для заключения с работником договора о полной материальной ответственности не имеется, то пределы его ответственности перед работодателем вообще ограничены среднемесячным заработком работника (ст. 241 ТК РФ), и поэтому полного возмещения причиненного ему ущерба работодатель вообще не получит.

В такой ситуации многие работодатели испытывают искушение воспользоваться какими-то иными способами возмещения ущерба с винов­ных работников, которые гарантируют получение компенсации. Конструкция договора займа в этом случае выступает самым простым и доступным средством для оформления обязанности работника по возмещению ущерба.

Договор займа может быть составлен не только в виде договора, подписанного обеими сторонами, но и просто в виде обычной расписки (п. 2 ст. 808 ГК РФ). Заставить виновного работника написать распис­ку на сумму причиненного ущерба с указанием на возврат денег к определенной дате, на первый взгляд, кажется выходом из проблемы, поскольку освобождает работодателя от необходимости оформлять с работником договор о полной материальной ответственнос­ти, фиксировать причинение ущерба и доказывать, что ценности действительно передавались работнику, что имеются законные основания для возложения на него материальной ответственности.

Между тем в судебной практике такая расписка оценивается судами критически, поскольку они подходят к разрешению спора не формально, выявляя основания для взыскания долга по договору займа, а исследуя всю совокупность фактических обстоятельств, при которых сложились взаи­моотношения работодателя с работником, а также цель, которую преследовали стороны при составлении расписки.

Так, в одном деле суд установил, что работник состоял в трудовых отношениях с индивидуальным предпринимателем, работая продавцом в его магазине с возложением на него полной материальной ответственности. В период работы сотрудник выдал расписку о том, что он обязуется отдать работодателю денежную сумму в размере 327 500 руб. в течение трех месяцев. Поскольку в установленный срок работник деньги не вернул, работодатель обратился с иском в суд о взыскании долга.

Оценив данную расписку, суд пришел к выводу, что она не подтверждает обстоятельств получения работником от работодателя денежных средств взаймы, а свидетельствует о том, что он при составлении расписки признал свой некий долг перед ним без указания оснований его возникновения.

Помимо этого, в судебном заседании работник утверждал, что спорной распиской были оформлены его обязательства по возмещению истцу недостачи товарно-материальных ценностей в магазине, а истец не оспаривал обстоятельств того, что факты недостач имели место, и их общая сумма составляет 707 916 руб.

Опрошенные в ходе судебного разбирательства свидетели подтвердили, что в магазине истца проводилась инвентаризация, была выявлена недостача, и работник написал по требованию работодателя расписку, обязавшись возвратить недостачу. Такое положение вещей суд признал недопус­тимым, поскольку в силу ст. 2 ГК РФ, ст. 1, 5, 11 ТК РФ отношения между индивидуальным предпринимателем и его работником являются трудовыми и не регулируются нормами гражданского законодательства.

Из смысла ст. 818 ГК РФ следует, что замена заемным обязательством возможна только в отношении долга по обязательству, носящему гражданско-правовой характер, а условия и порядок привлечения работника к материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю, регулируются нормами трудового законодательства (главы 37, 39 ТК РФ).

С учетом изложенных обстоя­тельств, послуживших основанием для написания оспариваемой расписки, и в силу положений ст. 232, 233, 238 ТК РФ в случае причинения ущерба работодателю в связи с работой обязанность возмес­тить причиненный ущерб возникает на основаниях и в порядке, предусмотренном трудовым законодательством (главы 37, 39 ТК РФ). Ответственность работника перед работодателем не может быть выше, чем это предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами (ст. 232 ТК РФ). Законом предусмотрен порядок выявления ущерба, определения его размера, привлечения работодателем работника к материальной ответственности, от соблюдения которого работодателя не освобождает долговая расписка работника.

При таких обстоятельствах суд сделал вывод о том, что спорная расписка не удостоверяет возникновение между работодателем и работником заемных правоотношений, сам договор займа не может считаться заключенным, поскольку работодатель не доказал, что им реально выдавались работнику деньги (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 12.03.2014 № 33-2279/2014).

К аналогичным выводам пришел суд и в другом деле, установив, что договоры займа были работодателем заключены именно с теми работниками, которые исполняли свои трудовые функции на складе предприятия, из которого совершено хищение товарных ценностей. Решение о заключении этих договоров было принято работодателем непосредственно после обнаружения хищения, суммы в договорах займа совпадали с суммами, подлежащими удержанию с работников на основании приказов работодателя. Данные обстоятельства в совокупнос­ти свидетельствовали о том, что деньги по договору займа от работодателя работникам не передавались, а договор зай­ма был заключен с целью возмещения ущерба, причиненного работодателю хищением товарных ценностей, что нельзя признать правомерным (Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 18.04.2012 по делу № 33-1752, см. также Кассационное определение Томского областного суда от 12.04.2011 по делу № 33-1004/2011).

Единственная цель, для которой может быть задействована такая расписка, — это представление ее в суд как одного из доказательств по делу в подтверждение факта причинения ущерба и его размера, при том что свои требования к работнику работодатель сформулирует как возмещение ущерба, а не как взыскание долга по договору займа.

Суд соотносит сумму долга по расписке с размером причиненного работником ущерба, даты составления расписки и выявления данного дисцип­линарного проступка, выявляет, имелись ли основания для выдачи расписки, действительно ли работник получал заем от работодателя, стаж работы работника-займодавца в компании, наличие у него каких-либо высоких заслуг перед работодателем, что послужило основанием для выдачи займа, отсутствие цели займа, какого-либо локального акта или коллективного договора в компании, позволяющих предоставлять займы (Кассационное определение Ростовского областного суда от 19.09.2011 по делу № 33-12856), учитывает иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Если работодатель является организацией или индивидуальным предпринимателем, то факт выдачи займа работнику должен подтверждаться платежным поручением с отметкой банка об исполнении при безналичном платеже или квитанцией к приходно-кассовому ордеру, если деньги выдавались работнику в наличной форме. В отсутствие надлежащих доказательств выдачи займа распис­ка работника сама по себе его заемное обязательство перед работодателем не подтверждает. Такой договор займа может быть оспорен по безденежности (ст. 812 ГК РФ).

А вот если факт выдачи зай­ма работнику работодатель подтвердит надлежащими и достоверными доказательствами, то суд может при нарушении работником срока возврата займа удовлетворить требование работодателя. В такой ситуации оснований полагать, что расписка выдана при осуществлении каких-либо расчетов между работодателем и работником либо денежные средства по ней не получены, не имеется (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 10.09.2012 № 33-12606/2012).