1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1847

Помогут ли санкции экономическому развитию?

Иван Ильин утверждал: «Народ, не понимающий своего хозяйства, будет обманут первой же шайкой демагогов… У кого отнят смысл труда, тот перестаёт быть гражданином… не способен к государственному самоуправлению, к корпоративному строю, к демократии… Развитие машинной техники и капиталистического производства резко противопоставило друг другу всё возрастающее богатство одних и всё возрастающую зависть других, бедных». Именно в «производственной беспомощности бедной массы населения» — источник абсолютной зависимости неимущего от имущего, чего не должно быть никогда и нигде, о чём должна быть постоянная забота государства. Эти и многие другие мысли известного русского философа, писателя и публициста актуальны сегодня, полвека спустя.

*****

Украинские события наглядно демонстрируют неразрывную взаимосвязь политики и экономики. Твёрдые политические действия российского руководства завершились воссоединением Крыма с Россией. Последовавшая ответная реакция Запада проявилась в виде экономических санкций.

В краткосрочной перспективе, скорее всего, ощутимы их макроэкономические последствия, к тому же совпавшие с непростой ситуацией в российской экономике. По последнему базовому сценарию, представленному правительству главой Минфина Антоном Силуановым, рост ВВП в 2014—2017 гг. составит соответственно всего 0,5, 2,0, 2,5 и 3,3% («Медведев согласился на полпроцента», «Экономика и жизнь», 2014, № 19 — см. здесь же). Заметим, что Европейский банк реконструкции и развития прогнозирует в текущем году нулевой рост российского ВВП, а в 2015 г. — не более 0,6%.

Сразу оговоримся: в российском обществе выработалось стойкое критическое отношение к всевозможным сценариям и прогнозам, больше похожим на предсказания и заклинания, чем на научно обоснованные выводы. Неудивительно, что большинство не доверяет публикуемым данным и полагается скорее на собственное восприятие действительности. Это подтверждают результаты опроса читателей газеты «Экономика и жизнь» (табл. 1).

Таблица 1. Какому экономическому прогнозу вы доверяете больше, %


Ни одному из них

55

Краткосрочному

25

Затрудняюсь ответить

9

Среднесрочному

7

Долгосрочному

3

Другое

1

В долгосрочном плане санкции могут не только сказаться на макроэкономических показателях, но и нанести государству и обществу серьёзный цивилизационный ущерб, прежде всего, расшатывая бюджет, сокращая возможности модернизации из-за ограничений на инвестиции, импорт технологий и передовых практик (NEWSru.com/Экономика, 14 мая 2014 г.).

При всех издержках, трудностях, искажениях и отступлениях, сопровождающих нынешний этап глобализации, экономическое, научно-техническое, культурное взаимодействие стран и народов всё очевиднее становится решающим фактором прогресса.

С одной стороны, это подтверждает бесплодность попыток утвердить однополярный мир и гегемонию США. Убедительным ответом становятся активно развивающиеся новые мировые центры силы. С другой — свидетельствует об опасности изоляции, которой пытаются подвергнуть Россию западные страны.

Информация к размышлению

1. США рассматривают возможность запретить экспорт нефтегазовых технологий, развивающих перспективы российских госкорпораций (добыча сланцевой нефти, экспорт сжиженного природного газа, разработка арктических месторождений), но без ущерба текущим поставкам сырья на мировые рынки. Цель — замедление выполнения проектов и даже их остановка, рост стоимости разработок, удар по перспективам развития российской нефтегазовой отрасли, снижение стоимости акций «Газпрома» и «Роснефти» (InoPressa, 15 мая 2014 г.).

2. В США разработана стратегия точечного воздействия — «не молотком, а скальпелем» — на российский бизнес, включая банковский, горнодобывающий, энергетический, оборонный секторы экономики. В американский конгресс внесён законопроект, предусматривающий прекращение текущих контрактов с «Рособоронэкспортом» и запрещающий заключение новых соглашений с ним (NEWSru.com/Новости в мире, 16 мая 2014 г.).

Вот некоторые направления и компании, которым антироссийские санкции могут нанести ущерб (Forbes, 29 апреля 2014 г.):

1. Экспорт вооружений и военной техники. Компания «Рособоронэкспорт».

2. Космические аппараты. Компании «Роскосмос», «Объединённая ракетно-космическая корпорация».

3. Вертолеты. Компания «Вертолеты России»

4. Боевая машина пехоты «Атом». Компания «УралВагонЗавод».

5. Электропоезда для РЖД. Компания «Синара» (партнёр — Siemens)

6. Предприятие по производству турбин. Компания «Интер РАО ЕЭС».

7. Электровозы, приводы и системы управления для РЖД, дизельные двигатели. Компания «Трансмашхолдинг».

8. Строительство АЭС и поставки топлива, предприятие по производству турбин. Компания «Росатом».

9. Закупка импортной станкостроительной продукции для ОПК. Компания «Станкопром» (структура госкорпорации «Ростех»).

В частности, речь идёт об элементах авионики и тепловизоров для авиа- и бронетехники, двигателях и отдельных узлах БМП, французских и канадские двигателях для вертолётов, 80% комплектующих для спутниковой системы ГЛОНАСС, совместном производстве электровозов, электропоездов и турбин для энергетики, различной продукции машиностроения и т.д. и т.п.

Подобные высокотехнологичные изделия — лучше или хуже — выпускались в СССР, но за постсоветский период многие производства были свёрнуты, а предприятия закрыты.

Наиболее уязвимые места российской оборонки — импортная микроэлектроника, зарубежные станки, на которых производится вооружение (чешские, французские, швейцарские, американские), продукция украинских предприятий (в первую очередь, компоненты для межконтинентальных баллистических ракет и авиации). По мнению экспертов, уже предпринимаемые активные действия по импортозамещению в оборонке потребуют нескольких лет и значительных вложений («РБК daily», 15 мая 2014 г.).

Информация к размышлению

Объём наукоёмкой, технологичной продукции не превышает 2% российского ВВП и 0,3% мирового ВВП. Государственные и частные ассигнования на науку составляют 25% федерального бюджета и 0,35% ВВП (в странах G7 — 2—3% ВВП, в пересчёте на душу населения в США в 45 раз больше, чем в России). Наукоёмкий экспорт составляет около 5% объёма российского экспорта, 80% его идёт в страны, которые не сотрудничают с США и ЕС и потому санкций не поддержат (Slon.ru, 8 мая 2014 г.).

В качестве ответной меры Россия может ввести запрет на экспорт ракетных двигателей РД-180 в США. Разработка и создание аналогов займут порядка 6 лет и будут стоить 1,5 млрд долл. («Газета.Ru, 21 мая 2014 г.), а общие затраты составят 6 млрд долл. (NEWSru.com/Новости в мире, 22 мая 2014 г.). Россия может также отказаться от эксплуатации МКС после 2020 г. По признанию американских экспертов, это существенно затруднит доставку в космос военного оборудования и гражданский доступ в космос, нанесёт существенный урон космическим программам США.

В руководстве европейского авиастроительный гигант Airbus Group NV признают: «Мы сильно зависим от российских поставок титана». Конструкция новой модели самолета компании A350 включает в себя около 14% компонентов из титана и сплавов с ним (NEWSru.com/Экономика, 21 мая 2014 г.).

Информация к размышлению

10 западных компаний, тесно связанных с российским бизнесом, которым могут навредить антироссийские санкции: British Petroleum, Renault, Metro AG, Danone, Adidas, Stada CIS, Wintershall, Eni, Societe Generale, Альфа-групп и RWE Dea («Сноб», 20 марта 2014 г.).

Не случайно заявление канцлера ФРГ Ангелы Меркель: «Мы, без сомнения, имеем дело с глубокими разногласиями. Тем не менее, я убеждена, что в средне- и долгосрочной перспективе нам следует продолжить тесное партнерство с Россией» («Финмаркет», 16 мая 2014 г.).

*****

Усугубляют ситуацию не только масштабы произошедшей в России деиндустриализации, но и буксующая модернизация, частью которой должна была стать декларируемая реиндустриализация. По мнению руководителя Центра исследований идеологических процессов Института философии РАН Александра Рубцова, «мы уже сползли в допромышленную эпоху. Не важно, что здесь больше сработало — голландский синдром или институциональное проклятье… Схема одна: сначала проще купить у других, а потом нечего восстанавливать из своего... Для такой жизни креативные люди не нужны как класс, здесь полезнее население пассивное и сбитое в коммунальные сборки в объёмах, достаточных для добычи и транспорта сырья, обслуживания красивой жизни на сырьевой ренте… твоя современность целиком импортная и зависимая». Не приходится удивляться, что «разговоры про модернизацию прекратились как по приказу, уступив место всеобщему консервированию» (Forbes, 12 мая 2014 г.).

Не секрет, что наши предприниматели уступают по эффективности западному конкурентному бизнесу, «используют не те компетенции, которые нужны для победы на современных рынках. Им комфортнее работать в России, где есть связи, наезды, хорошие отношения с министром или губернатором». Неудивительно, что «люди сейчас всё чаще ищут работу, не связанную с рынком и упорным трудом, приносящим видимый, реальный результат» (Сергей Петров, основатель группы компаний «Рольф», депутат Госдумы, Forbes, 12 и 13 мая 2014 г.).

Информация к размышлению

С. Петров: «С младых лет мы не видим связи успеха с ценностным рядом. Для меня осознание пришло, когда мы впервые столкнулись с мировыми компаниями. Говорим: для того чтобы быть конкурентным, нужна помощь с налогами, понизьте нам счета. В ответ я слышу от президента Mitsubishi Motors: „Ну что вы! Вы гражданин своей страны, вы должны платить все налоги. Если бизнес после уплаты всех налогов не идёт, значит у вас нет бизнеса — не надо им заниматься“» (там же).

*****

Любопытны размышления экономического обозревателя журнала Research Алексея Байера («РБК daily», 28 апреля 2014 г.), утверждающего со ссылкой на теорию и советский опыт, что если автаркия существует свыше 50 лет, то дело заканчивается всеобщим дефицитом, голодом, а в итоге — перестройкой экономической системы.

При этом, полагает он, будут отменены все достижения рыночной экономики, произойдёт удорожание производства, сопровождающееся падением его эффективности (и без того невысокой). Закупка современных технологий и оборудования не решит проблему, так как их внедрение должно быть основано на постоянных инвестициях в инновационные производственные и управленческие технологии.

Как отмечает автор, «индустриальная революция создала машины для интенсификации или замены физического труда. А информационная революция, новый этап индустриальной, интенсифицирует или даже заменяет „умственные“ процессы — расчёты, коммуникации, менеджмент процессов».

Благодаря информационным технологиям производство в XXI веке существенно подешевело. Высокорентабельной, с высокой добавленной стоимостью стала интеллектуальная составляющая индустриального процесса. Отсюда, быть производителем — «проигрышная позиция», что и объясняет целеустремлённые попытки Китая «уйти от производства в инновации».

Далее следует вполне неолиберальный и некорректный вывод: «Будущее — за инновациями». Но инновации были во все времена. А сегодня в США и Европе вкладываются миллиарды долларов и евро в возрождение собственной промышленности, производящей высококачественную продукцию для своих граждан на территории их проживания, а не в развивающихся азиатских экономиках. Другое дело, когда речь идёт не о «возврате железа», а об инновационных производствах 21-го века, гораздо более эффективных и конкурентоспособных, нежели предприятия известных компаний, на которых тот же Китай производил и производит товары, заполонившие мир.

И это принципиальное уточнение. За два десятилетия бездумного (или мы ошибаемся?) следования неолиберальной идее постиндустриализма, наложившей табу на понятие «промышленная политика» и не признававшей развитие многих производств, российская экономика не только неприлично «ужалась», но и опасно деградировала. И теперь нужна новая индустриализация, надо навёрстывать упущенное в надежде сократить разрыв с мировыми лидерами.

Но, как показывает наш текущий опыт, это будет и затратно, и непросто. Тем более в условиях действия санкций и самоизоляции. Если судить по намерениям США и их союзников избавить европейские страны от зависимости в поставках российских нефти и газа к 2020 г., времени осталось совсем немного…

*****

С целью защиты российской экономики от западных санкций советник президента Сергей Глазьев предлагает закрыть экономику от внешнего мира, отказаться от доллара и заморозить российские валютные счета.

Иными словами, укрепить независимость России от других центров силы, международных валют, платёжных систем, высокотехнологичного импорта, снизить, наконец, зависимость бюджета от нефтяных цен и одновременно — граждан и экономики от бюджета («Ведомости», 12 мая 2014 г.).

По сути, речь идёт о мобилизационной модели экономики, которая, однако, плохо совместима со свободой предпринимательства и, следовательно, с приумножением частных инвестиций. Кроме того, в условиях самоизоляции ослабляется конкурентоспособность, падает эффективность производства, усиливаются монополии — подрывая стимулы к развитию. Ухудшение условий внешних заимствований и, соответственно, инвестиций в новые технологии, порождает опасность примитивизации экономики («Новая газета», 28 апреля 2014 г.).

Декларируя многие годы постепенную модернизацию — через институциональные изменения, структурные реформы, прорывные проекты, мы так и не избавились от многих внешних и внутренних зависимостей.

Легко осуществимые и наиболее болезненные последствия первых — с меньшим ущербом для США и ЕС — экономическое давление на Россию через закрытие для неё рынков капитала, фактически начавшееся.

Информация к размышлению

Зарубежные банки, заключая новые кредитные договоры с российскими компаниями, которые не подпадают под санкции напрямую, вносят пункт о немедленном погашении кредита в случае, если санкции их все же коснутся, а также оговаривают запрет на использование заёмных средств на деятельность, которая подпадает под санкции. При этом американские банки используют более жёсткие формулировки чем европейские (InoPressa, 15 мая 2014 г.).

Для бюджета в краткосрочной и среднесрочной перспективе это некритично — в отличие от корпоративного (частного и государственного) сектора. Накопленный внешний долг России составляет более 720 млрд долл., менее 10% которых — доля правительства и ЦБ. Краткосрочные займы компаний, которые нужно погасить в срок до шести месяцев — свыше 120 млрд долл. Варианты решения: использовать государственные средства (и без того уменьшающиеся), включить печатный станок (подрывая финансово-экономическую стабильность), искать альтернативные источники фондирования.

*****

В последнем случае это Китай с золотовалютными резервами 3,95 трлн долл., что в два раза превышает российский ВВП. Однако китайские кредиты российским компаниям (государственным и частным), активное участие в приватизации, инвестиции в масштабные инфраструктурные проекты чреваты реальным подрывом государственного суверенитета России («Новая газета», 28 апреля 2014 г.).

Тесное взаимодействие в финансовой сфере предусматривает увеличение объемов прямых расчетов в рублях и юанях в торговле, инвестициях и кредитовании, рост взаимных капиталовложений, в том числе в объекты транспортной инфраструктуры, комплексное освоение месторождений полезных ископаемых, строительство жилья эконом-класса на территории России.

Эксперты считают, что от сотрудничества выиграют. В первую очередь, крупные российские компании: «Газпром», «Роснефть», «Новатэк», «РусГидро», «Интер Рао» («Slon.ru»,22 мая 2014 г.).

Не следует, однако забывать: кто платит — тот и заказывает музыку. Китайские кредиты российским компаниям (государственным и частным), активное участие в приватизации, инвестиции в масштабные инфраструктурные проекты чреваты реальным подрывом государственного суверенитета России («Новая газета», 28 апреля 2014 г., «Финмаркет», 19 и 20 мая 2014 г.).

Информация к размышлению

1. Немаловажный фактор — «китайский разворот» российских внешнеэкономических приоритетов. В 2013 г. объём двусторонней торговли составил почти 90 млрд долл. По прогнозам в 2015 г. он составит 100 млрд долл., а к 2020 г. увеличится до 200 млрд долл. (NEWSru.com/В мире, 21 мая 2014 г.).

2. Доля России в китайском экспорте не более 2,4%, а совокупная доля ЕС (16,9%) и США (20%) в 15 раз больше. Анализируя «сделку века» — контракт на поставку Китаю 38 млрд кубометров российского газа ежегодно на протяжении 30 лет, нельзя не учитывать отсутствие в регионе явно выраженного дефицита энергоресурсов, поставки которых из России в Китай будут только возрастать и перспективы их диверсификации: СПГ из Катара, в ближайшем будущем из Австралии и Северной Америки, собственный сланцевый газ и т.д. (http://echo.msk.ru/blog/nikolaev_i/1323754-echo/).

3. Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович: В России с начала реформ производство молока сократилось почти вдвое и примерно на 6% за путинское время. В соответствии с планами сотрудничества с Китаем, на российские пастбища планируется привлечь китайские инвестиции и скорее всего – китайских работников. Произведенное китайцами молоко будут экспортировать и в Китай («Независимая газета», 26 мая 2014 г.).

Опасения в связи с тесным сближением между Россией и Китаем активно высказывают учёные.

Депутат Госдумы от Красноярского края Валерий Зубов уверен, что в результате от нас может «уйти» Сибирь. СМИ сибирских регионов утверждают, что Китай перекраивает и формирует экономическую инфраструктуру Восточной Сибири и Дальнего Востока в своих интересах.
По мнению директора Института экономики РАН Руслана Гринберга, если окончательно порвем с Западом, Китай будет общаться с Россией как с младшим партнером и, конечно, примется осуществлять запланированное.

С ним солидарен директор Центра социологии экономики ИСПИ РАН Игорь Богданов: «Китайцы уже хозяйничают в сибирских и дальневосточных регионах. Мы позволили им. Да, Минрегионразвития и Минэкономики разрабатывают программы развития этих территорий. Но там не хватает людей… Сейчас самое главное – развивать экономику… Нужно экстренно возрождать и создавать производства разных профилей. Прежде там, где это чрезвычайно необходимо, – в Сибири и на Дальнем Востоке. Тогда мы спасем эту обширную часть нашей страны».

По словам депутата Госдумы Александра Четверикова на этих территориях вероятен «крымский сценарий»: «Они активно заполняются гражданами Китая, в то время как численность местного населения сокращается. Может дойти до того, что подавляющую часть жителей ряда субъектов Сибири и Дальнего Востока станет составлять китаеориентированное население», которое заявит: «Хотим в Китай!»
(«Новые Известия», 22 мая 2014 г.).

Информация к размышлению

Выступая на ПМЭФ, зампредседателя КНР Ли Юаньчао сказал: «У России ощутимое научно-техническое, ресурсное и интеллектуальное преимущество... В Китае самая большая рабочая сила, огромные финансовые ресурсы, - перечислил Ли Юаньчао. - в России обширная территория, а в Китае самый трудолюбивый в мире народ. Если мы сможем сочетать эти факторы, то получим существенное развитие. В России большая территория и мало народа, в Китае – наоборот» (NEWSru.com/Экономика, 26 мая 2014 г.).

А потому не стоит забывать: руководствуясь своими национальными интересами и выгодой, Китай в международной стратегии исходит из того, что у страны нет союзников и друзей, есть временные партнеры и соперники («Ведомости», 20 мая 2014 г.).

*****

К внутренним зависимостям можно отнести зависимость от центральной власти, контролирующей через ренту (сырьевую и административную. — В.Т.) такие факторы, как движение капиталов, осуществление бюджетной политики, принятие управленческих решений, поведение граждан, различных институтов и структур и т.д. Отдавая дань лояльности, а не компетентности, не признавая конкуренцию, власть регулирует деловой климат в ручном режиме и экономит на человеческом капитале. Велика зависимость от коррупционных практик, отсутствуют надёжные гарантии частной собственности, хороший деловой климат («Ведомости», 12 мая 2014 г.).

В складывающейся новой действительности всё более нетерпимой становится пронизывающая все сферы общественной жизни коррупция, порождаемая объективными и субъективными причинами. К первым можно отнести несовершенство законов и правил или излишне жёсткие требования их исполнения, провоцирующие неформальные соглашения в различных формах, но позволяющие преодолеть возникшие затруднения. Ко вторым — моральные устои и нравственные принципы конкретных людей (чиновников), особенности возникших обстоятельств и т.д.

Информация к размышлению

В России особенно плохо исполняются именно те законы, которые необходимы для функционирования экономики, и относительно хорошо — те, которые регулируют обязанности бизнеса. Администрирование налогов в России организовано и работает на порядки успешнее, чем защита прав собственности. Мелкое регулирование и правила документирования деятельности и отчётности становятся чуть ли не главным фактором выживания организации. Защита контракта или антикоррупционная политика провисают за ненужностью правоприменителям. На выходе — конфликт между государством и экономикой и бизнес-климат, обусловивший текущую рецессию (там же).

По данным социологов фонда «Общественное мнение», почти две трети граждан (61%) уверены, что для России важнее толковое руководство, тогда как четверть опрошенных (25%) говорят о необходимости хороших законов. Это соотношение остается практически неизменным с 2001 г. Подавляющее большинство россиян (72%) выступает за соблюдение любых законов — и хороших, и плохих. Лишь 16%, полагают, что закону с изъяном следовать необязательно. Каждый второй респондент (51%) объясняет нарушения законов невозможностью их исполнения, а 30% опрошенных видят причину в правовом нигилизме («Финмаркет», 15 мая 2014 г.).

*****

По словам французского социолога, психолога и юриста Жана-Габриеля Тарда (Tarde, Jean-Gabriel, 1843—1904 гг.), «одного пера достаточно, чтобы заставить говорить миллион языков». Продолжим: или молчать, или действовать, или пребывать в самоуспокоении.

Отечественные СМИ, телевидение, Интернет по-разному преподносят гражданам информацию на политические и социально-экономические темы. Это нормально и свидетельствует, что в том или ином объёме в стране сформировано гражданское общество.

Но обратим внимание на результаты мартовского опроса, проведённого «Новой газетой»: доминантное мнение относительно антироссийских санкций и их последствий не столько однозначное, сколько слабовыраженное (табл. 2).

Таблица 2. Кто пострадает от санкций Запада против России, %

Все россияне, потому что власти России будут вводить встречные ограничения, например, на свободное обращение доллара или на выезд в Европу и США

37

Большое число россиян, потому что санкции ухудшают состояние нашей экономики

23

Никто не пострадает, это не санкции — это риторика

23

Небольшое число политиков и чиновников

17

Источник: www.novayagazeta.ru/polls.html

ВЦИОМ также приводит не менее любопытные данные, из которых следует, что три четверти граждан настроены оптимистично относительно состояния российской экономики. В то же время 71% из них оценивает своё материальное положение как не более чем удовлетворительное и столько же не имеют вкладов в банках.

Согласно исследованиям РОМИР, горожане надеются на рост своих доходов и продолжают делать сбережения (рис.1).

Рисунок 1. Динамика изменения доходов горожан

У 40% российских семей доходы за последние полгода выросли, причем у 7% - значительно. Сокращение доходов наблюдалось в каждой пятой семье (19%). Таким образом, доля семей с позитивной динамикой доходов, таким образом, превосходит долю семей с негативной динамикой в два раза. 68% опрошенных ожидают в ближайшие полгода роста доходов своих семей, причем 25% ожидают роста значительного. Лишь 10% участников исследования опасаются снижения доходов («Финмаркет», 20 мая 2014 г.).

Информация к размышлению

1. Февральский (2014 г.) опрос Фонда общественного мнения показал, что у 71% россиян нет денежных сбережений — живут от зарплаты до зарплаты.

2. Большинство граждан (40%) хранят сбережения в рублях. В долларах и евро — 5 и 3% соответственно. О накопления остальных 52% информации нет («Московская правда», 12 мая 2014 г.).

Понятно, что разнятся фокус-группы, что по-разному сформулированы и понимаются вопросы, а в интерпретациях — при всём стремлении к объективности — трудно избежать влияния субъективного фактора. Но во множестве ответов россиян наблюдается своего рода социально-политический инфантилизм, просматриваются некая успокоенность и благодушие, отстранённость и нежелание хотя бы вдуматься в суть происходящего.

Причин тому много, и они хорошо известны. Но, как говорится, «воз и ныне там». А значит справедливо бескомпромиссное утверждение С. Петрова: «Только после шока, после удара пыльным мешком по голове большинство истеблишмента поймёт, что надо что-то делать… Агрессивная к бизнесу, а значит, ко всему здравому и прогрессивному среда, существующая сейчас в России, изменится, только когда средний класс придёт в парламент.

Скорее всего, возможностью для такой победы станет очередной кризис. Тогда этот класс, способный создавать что-то конкурентное, начнёт принимать законы для развития страны, а не для власти. Он будет исходить в своих действиях из культивирования закона и понимания основ рыночной экономики. Не пренебрегая вопросами морали, представлениями о личной ответственности за свои действия и здравым смыслом» (Forbes, 13 мая 2014 г.).

Информация к размышлению

По результатам опроса, проведённого порталом Superjob, 37% представителей экономически активного населения России относят себя к среднему классу, в том числе 40% — работники интеллектуального труда (специалисты, менеджеры, служащие), 20% — начальники отделов, 17% — представители топ-менеджмента, 7% — руководители компаний (в основном, небольших). 6% трудятся на рабочих должностях, 8% — обслуживающий персонал. Наибольшее число респондентов, относящих себя к среднему классу, — 40% — получают зарплату от 35 000 до 45 000 руб. в месяц.

Не относят себя к среднему классу 39% опрошенных, по мнению которых, в России практически нет среднего класса, а есть богатые, бедные и очень бедные. Затруднились определить свое место в общественном устройстве 24% россиян («Финмаркет», 15 мая 2014 г.).

Сегодня шансов обойтись без мобилизационной составляющей у российской экономики всё меньше. В любом случае, не теряя времени, необходимо формировать соответствующий общественный настрой, искать такие формы мотивации, которые позволили бы консолидировать общество в новых условиях и подвигнуть большинство граждан на решение актуальных экономических задач и достижение неоднократно заявленных целей — и в краткосрочной, и долгосрочной перспективе.

Основополагающую роль будет играть человеческий фактор, помноженный на патриотический подъём, в основе которого, по словам главного редактора «Литературной газеты» Юрия Полякова, не грёзы, а понимание реального положения дел (www.polyakov.lgz.ru/news/156.php).

Без уважения к духовным ценностям, как общим нравственным нормам жизни, без честного признания сокращения доли России в мировой экономике и реального отставания, без сбалансированного мышления, сочетающего стиль державной ментальности и прагматику эффективности государства, бизнеса и гражданского общества, будет трудно преодолеть санкции и добиться успеха.

Необходимо, перефразируя приведенное в начале статьи высказывание И. Ильина, вернуть гражданам смысл труда, способность к государственному самоуправлению, корпоративному строю и демократии.