1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 853

Санкции не повлияют на состояние ликвидности российских компаний

Служба кредитных рейтингов агентства Standard & Poor’s подготовила комментарий: как санкции, введенные ЕС и США против российских компаний и лиц в июле — авгус­те 2014 г., скажутся на финансовой стабильности российского бизнеса.

Санкции запрещают гражданам США и ЕС участвовать в сделках, обеспечивать финансирование или участвовать в выпуске новых долговых обязательств сроком погашения более 90 дней или с новыми выпусками ­акций указанных компаний, их имуществом или долями в ­имуществе.

По мнению Службы кредитных рейтингов, основной риск связан не столько с самими ограничениями, которые накладывают санкции, сколько со снижением интереса инвес­торов к приобретению долговых бумаг российских корпоративных эмитентов, что в целом затруднит доступ российских компаний к рынкам капитала. Но санкции пока никак не сказались на рейтингах, которые присваивает Standard & Poor’s.

Среди всех российских корпоративных эмитентов, имеющих рейтинги Standard & Poor’s, доля компаний с адекватными показателями ликвидности по-прежнему превышает 80%. Большинство российских компаний извлекло уроки из финансового кризиса 2008 г., когда дефицит ликвидности спровоцировал целый ряд дефолтов. Российские компании увеличили сроки кредитов и облигаций и стали менее подвержены риску рефинансирования. Одновременно компании все активнее используют кредитные линии в качестве резерва, что также способствует поддержанию «адекватных» показателей ликвидности.

Но доступ российских компаний к рынкам капитала в целом остается довольно ограниченным. Еще до введения санкций фиксировалось значительное сокращение выпуска долговых обязательств: инвес­торы стали осторожней относиться к рис­кам работы в России, и цена заемного капитала выросла.

В 1-м полугодии 2014 г. российские компании выпустили новых еврооблигаций на 1,6 млрд долл. и рублевых — на 115 млрд руб., а также привлекли новых синдицированных кредитов на 9,6 млрд долл., крупнейший из которых получил «Евраз»: договор с несколькими банками (в основном европейскими) на предэкспортное финансирование на 425 млн долл. сроком на пять лет.

Для сравнения: за тот же период 2013 г. еврооблигаций было размещено на 23 млрд долл., руб­левых облигаций — на 523 млрд руб., синдицированных кредитов — на 23,9 млрд долл.

В обращении сейчас находится российских корпоративных облигаций на 90 млрд долл. Сроки их погашения представляются благоприятными для российских эмитентов: в 2014 г. — всего 2,3 млрд долл., в 2015 г. — около 8 млрд долл. Указанные суммы, как правило, могут быть выплачены из денежных средств или текущего денежного потока; но они не слишком значительны и для российских банков, так что компании могут произвести выплату по еврооблигациям с наступающими сроками погашения за счет кредитов.

В частности, «Роснефти» во 2-м полугодии 2014 г. предстоит выплатить 440 млрд руб., а в 2015 г. — 626 млрд руб. Но «Роснефть» по состоянию на 30 июня 2014 г. располагала 684 млрд руб. свободных средств, имела положительный свободный денежный поток и демонстрировала способность получать крупные авансовые платежи в счет будущего экспорта в Китай.

У другой подпавшей под санкции компании, «Новатэка», очень умеренная долговая нагрузка — отношение долга к показателю ­EBITDA ниже единицы; в 2014 г. у «Новатэка» почти нет обязательств, нуждающихся в погашении, а обязательства на 2015 г. более чем покрываются (в 1,2 раза) доступными средствами и текущим денежным потоком.

Единственный риск от запрета на привлечение долгового финансирования для этих двух компаний — задержка крупных долгосрочных проектов; но в краткосрочной перспективе и это неплохо: сокращение капитальных вложений положительно скажется на кредитоспособности обеих компаний. А прямое влияние санкций на производственные показатели нефтегазовых компаний и их прибыль может стать заметным, по мнению Standard & Poor’s, не ранее чем через пять лет.

Более серьезная проблема для российских компаний в целом — санкции против госбанков, доля которых в банковской системе превышает 70%. Доступ к рынкам капитала стал крайне затруднен, что уже привело к повышению ставок кредитов — за последние два-три месяца в среднем на 2%. Так что главный немедленный эффект санкций — повышение расходов на финансирование бизнеса.

Сложности с привлечением иностранного долгового капитала будут понуждать российских корпоративных заемщиков к поиску средств в российском банковском секторе. Но возможности рефинансирования на внутреннем рынке капитала ограничены, и некоторым компаниям, возможно, придется продавать активы (этим уже вовсю занимается металлургический сектор) или пересматривать инвестиционные планы. Пока о существенных изменениях утвержденных программ капитальных расходов на 2014 г. неизвестно, однако в 2015 г. они, вероятно, будут происходить, если санкции останутся в силе.

Аналитики Standard & Poor’s также считают, что госбанкам придется обращаться за финансовой помощью к правительству.

Альтернативой финансовым рынкам США и стран ЕС, особенно если учитывать вектор российской внешней политики, выглядят азиатские рынки, сопоставимые с европейскими по размеру — более 50 млрд долл. Но, считает Standard & Poor’s, российским компаниям понадобится много времени и усилий для того, чтобы утвердиться на азиатских рынках в качестве регулярных эмитентов.В июне-июле 2014 г. российские компании попытались сократить обязательства в иностранной валюте, используя как собственные денежные средства, так и новые ­рублевые заимствования. Эта тенденция в целом сохранится, пока доступ к рынкам капитала остается ограниченным.

А компании, располагающие свободными денежными средствами, тратят их на выкуп собственных облигаций с рынка. Цены на российские еврооблигации сейчас рекордно высоки (после введения санкций они выросли на 5 п.п.). О планах выкупа акций уже объявили «Северсталь» и НЛМК.