1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2135

Можно ли в России «сказку сделать былью»? Часть 2. Неоиндустриальный ренессанс

В сентябре 2012 г. в рамках XI Международного инвестиционного форума «Сочи-2012» прозвучали несколько странные рекомендации председателя правительства Дмитрия Медведева: «Что делать применительно к Российской Федерации, для того чтобы наши крупнейшие компании начали соответствующую работу — занимались НИОКР, поддерживали стартапы, занимались развитием инноваций? Это действительно мировая проблема… Она по-разному решается и в Соединённых Штатах Америки, и в Израиле, и в нашей стране... У нас есть один рецепт — принуждение к инновациям».

*****

Минуло без малого полтора года. Похоже, рецепт, на который уповала власть, был действительно единственным — но в отличие от состоявшегося в 2008 г. силового «принуждения к миру» Грузии, попытки административного «принуждения к инновациям» (модернизации, новой индустриализации и пр.) оказались безуспешными и бессмысленными по определению. Под воздействием административного пресса, угроз и посулов было предложено столько концепций, «нарисовано» инвестпрограмм и проектов, сколько потребовали чиновники. Но российская экономика всё равно «немножко присаживается».

Задумаемся, почему нет необходимости принуждать к приватизации? Ответ очевиден: потому что есть интерес! Так, может быть, следует конкретно увязать то, что уже реализуется, с тем, что пока буксует? В рамках отдельной компании, отрасли, всей экономики? Не давить на инвесторов и производителей, а вначале заинтересовать их, разработать, обсудить и утвердить совместные обязательства и приступить к осуществлению под полномочным общественным контролем?

Конечно, обязательно потребуется «включить мозги». Сформулировать конкретную ответственность работников всех уровней (от рядовых исполнителей до топ-менеджеров), собственников, чиновников (от местных клерков до федеральных министров). Переформатировать роль государства, бизнеса, общества.

Например, не вообще говорить о государственно-частном партнёрстве и приводить отдельные положительные примеры (то «оттуда», то «отсюда»), а чётко зафиксировать количественные и качественные обязательства партнёров, чтобы не обвинять государство в излишнем присутствии, а частных предпринимателей — в недостаточной социальной ответственности.

Не пенять невысокой производительностью труда, а разными способами стремиться сбалансировать накопление и потребление наёмных работников, менеджмента и владельцев компаний. Не «проедать» доходы, а модернизировать производство, не излишествовать на бытовом уровне, а заботиться о достойном уровне жизни сотрудников.

Провозглашая великие цели и озвучивая грандиозные задачи, государство обязано каждодневно, упорно содействовать конкретным улучшениям во всех жизненно важных сферах — пусть небольшим, но зримым, всеми ощущаемым, вдохновляющим общество на свершения. Не объявлять антикоррупционные кампании, быстро «сдувающиеся», словно резиновый шар, а оперативно преследовать и жёстко наказывать всех, кто сознательно преступил закон. Не сбивать с толку бизнес непредсказуемостью и непоследовательностью своих действий, а установить, наконец, продуманные и обоснованные правила игры на долгосрочную перспективу. Тогда и призывы к уходу государства из экономики утихнут.

Информация к размышлению

Один из видных экономистов-теоретиков ХХ века Джон Гэлбрейт указывал, что экономика США на 55% плановая.

Лауреату Нобелевской премии по экономике Милтону Фридману принадлежит утверждение, что в высокоразвитых обществах необходимый уровень координации для всемерного использования возможностей, предлагаемых современной наукой и техникой, неизмеримо выше, чем в остальных. Не случайно он постоянно задавался вопросом: «Как совместить эту всеобщую взаимозависимость с индивидуальной свободой?» («Приватизация: грабли старые — шишки новые?» — см. здесь же).

Зарубежные аналитики убеждены, что в России всегда лучше иметь тесные связи с государством — в том случае, если избранная стратегия разумна. Будущее России станет светлее, если государство станет меньше вмешиваться в бизнес (InoPressa, 23 октября 2012 г.).

Уточним: не вмешиваться, а разумно содействовать развитию отечественного предпринимательства и становлению конкурентных рыночных отношений.

Как известно, план «приватизации-2013» неоднократно пересматривавшийся в сторону понижения, не был выполнен. Некоторые комментаторы видят в этом чуть ли не трагедию. Но избавление государства от излишних активов не идея фикс, а всего лишь одно из средств совершенствования рыночной экономики и достижения целей с учётом мирового опыта, реальной ситуации и национальных интересов.

Ещё памятны «лихие 90-е», когда под видом разгосударствления произошло неприкрытое разграбление богатств, созданных упорным трудом многих поколений: одним (меньшинству) достались пироги, а другим (большинству) — дырки от бублика. Но последствия реформирования в 2000—2008 гг. РАО «ЕЭС России» (с созданием приватизированных генерирующих и сбытовых компаний) наглядно подтверждают, что «урок не впрок» («Особенности национальной приватизации», «Приватизация: грабли старые — шишки новые?» — см. здесь же).

Информация к размышлению

В своей речи на заседании «Меркурий-клуба» 14 января 2014 г. Евгений Примаков заявил: «Выступая за резкое и незамедлительное сокращение роли государства в экономике, наши неолибералы поставили своей задачей провести новую масштабную приватизацию государственной собственности, настаивают на максимальном охвате приватизацией важнейших для страны государственных предприятий. В качестве мотива выдвигается не только пополнение доходной части бюджета, но и недостатки в работе государственных компаний».

В современной российской действительности именно государству принадлежит решающая роль в содействии развитию рыночных отношений, стратегических инвестициях, исправлении провалов рынка, обеспечении социальной справедливости и т.д. Государства должно быть ровно столько, сколько требуется, чтобы обеспечить достойную жизнь собственному народу и заслужить мировое признание. Но без упорного, созидательного труда самих граждан не будет ни достойной жизни, ни нравственности, ни духовности, ни подчинения закону, ни уважения к прошлому, ни веры в будущее.

*****

Ещё одна важнейшая функция государства в экономической сфере — обеспечить разработку долгосрочной стратегии социально-экономического развития страны. Несмотря на неоднократные заявления, обещания и представленные многочисленные проекты, полноценного документа как не было, так и нет.

А ведь речь должна идти о нашем видении будущего России как элемента необратимо развивающейся (пусть и с временными торможениями) мировой цивилизации. В предыдущей статье мы констатировали: прогноз-2030 от Минэкономразвития означает, что за предстоящие полтора десятка лет отставание России от мировых темпов роста примет необратимый характер, причём так называемая «стратегия» социально-экономического развития России до 2030 г. фактически признаёт проигрыш в глобальной конкуренции — как текущий, так и в долгосрочной перспективе («Можно ли в России „сказку сделать былью“? Часть 1 „Человек работающий“ — звучит гордо?» — см. здесь же).

Неудивительно, что отсутствие уверенности в экономическом росте порождает в среде предпринимателей и промпроизводителей пессимизм, ставит под сомнение возможность инвестиционного всплеска, увеличения спроса на высокотехнологичные разработки и снижения оттока капитала, гарантии окупаемости инвестиций и целесообразность долгосрочных вложений, подталкивая многих участников рынка к выводу средств за рубеж, считает замдиректора «Центра развития» Высшей школы экономики Валерий Миронов («Независимая газета», 13 января 2014 г.).

Информация к размышлению

1. По сообщению Федеральной таможенной службы, основу российского экспорта в страны дальнего зарубежья в январе — ноябре 2013 г. составили топливно-энергетические товары, удельный вес которых в товарной структуре экспорта вырос с 72,9 до 74,4% («Финмаркет», 14 января 2014 г.).

2. Выступая на Гайдаровском форуме, министр финансов Антон Силуанов отметил, что российский бюджет свёрстан на основе цены чёрного золота на уровне 101 долл. за баррель, и заявил: «Есть много рисков, что цены изменятся в сторону понижения… до уровня 90—80 долл. за баррель, а это, соответственно, уже изменение параметров и доходов бюджета, что приведёт к пересмотру бюджетной политики («Новый Регион — Москва», 15 января 2014 г.).

Низким уровнем доверия бизнеса и инвесторов к деятельности власти и правительства объяснил отсутствие роста инвестиций в российскую экономику и экс-министр финансов Алексей Кудрин. Инновации двигать вперёд может конкуренция, но её дефицит очевиден. Экономическая политика правительства недостаточно выверена, с не очень чёткими принципами, отсутствуют меры по выводу России из стагнации. Он уверен, что поведение инвесторов и объём инвестиций в ближайшей перспективе зависят именно от ожидаемых решений (NEWSru.com/Экономика, 13 января 2014 г.).

*****

Дискуссии о судьбе инфраструктурных мегапроектов, крупных отраслевых программах, источниках финансирования и формуле участия государства и частного бизнеса в их реализации возникают в России регулярно, но не случайно. По замыслу авторов, заявленные «проекты века» — Сочи-2014, ЧМ-2018, модернизация БАМа и Транссиба, ЦКАД, ВСМ «Москва — Казань» и т.д. — призваны не только придать ускорение росту российского ВВП и экономики в целом. Они вуалируют (пусть даже временно) фактическое отсутствие у власти системного, концептуального видения основных направлений долгосрочного развития страны. Концентрируя общественное внимание на действительно ключевых проблемах, регламентирующие рамки таких направлений могли бы серьёзно ограничить её (власти) возможности маневрировать и менять правила игры.

В условиях стагнации, длительность которой не берётся прогнозировать даже глава Минэкономразвития, практически прекратились дискуссии о выборе перспективной модели развития — догоняющей или опережающей. Но что любопытно, эти горячо обсуждавшиеся модели различаются в основном значениями используемых параметров и индикаторов, исходными данными и ожидаемыми результатами, то есть скорее количественно, чем качественно.

Применим для сравнения терминологию из лёгкой атлетики: учитывая возможности бегуна (физическое состояние, квалификацию, экипировку) и задавая ту или иную приемлемую скорость бега на дистанции (в том числе учитывая внешние факторы — скорость ветра, состояние покрытия), несложно прогнозировать ориентировочное время финиша и соответствующее итоговое место в группе. Но если спортсмен начинает существенно отставать от группы лидеров, его ожидавшийся успех становится проблематичным, и может состояться благодаря разве что неожиданно открывшимся внешним обстоятельствам и внутренним возможностям.

Ни догоняющая, ни опережающая модель развития подобную «креативную» ситуацию не предусматривают, предлагая ориентироваться как на собственные заделы и ресурсы, так и на достижения экономических чемпионов. А речь должна идти также и о том, чтобы, воспользовавшись прорывными идеями, потенциал которых заведомо превосходит известные перспективные разработки, не только формировать оазисы будущей постиндустриальной экономики, но и суметь объединить процесс их создания с успешным и активным решением текущих индустриальных проблем.

Образно говоря, уже сегодня поставить будущие возможности и предложения на службу нынешним потребностям и спросу, запустив тем самым самоподдерживающийся механизм качественно нового этапа инновационного развития на рыночных принципах взаимно определяющих друг друга спроса и предложения.

Нельзя недооценивать интенсивно растущие интеллектуальные, информационно-коммуникационные, финансовые и общественные возможности человечества, подготавливающие объективные условия для следующей, качественно новой научно-технической революции. Промышленное освоение высокотехнологичных практик подтвердит высказывания о превращении науки в непосредственную производительную силу общества, соединяя науку и производство в активно взаимодействующую систему развивающегося общества. Устоявшаяся приверженность оценке экономического роста по ВВП, прочим классическим критериям и индикаторам, традиционным социокультурным ценностям уже в ближайшее время потребует коренного пересмотра.

*****

Два десятилетия безуспешных российских реформ шли под знаком актуальности деиндустриализации, приведшей к разрушению национальной промышленности. Нас пытались убедить, что это органичное условие постиндустриального благоденствия, при котором заботу о производстве и поставках материальной продукции (и ширпотреба, и оборудования, и соответствующей инфраструктуры) якобы возьмут на себя некие экономические субъекты, возникающие как непреложная данность глобальной экономики. Субъекты действительно появляются, правда, судя по происходящему вокруг, зачастую они не столько возникают, сколько выскакивают, словно черти из табакерки…

Во второй половине ХХ века обязательные издержки в развитых странах заметно росли, сокращая прибыль и эффективность производства. А когда наступил «момент истины» и оказалось, что расходы на дешёвую рабочую силу и производство продукции, в частности в странах Юго-Восточной Азии, существенно ниже, чем в «метрополиях», туда не только обратились взоры владельцев капитала, но и были перемещены их предприятия. Прогресс в информационных технологиях и коммуникациях существенно ускорил индустриальную миграцию в рамках экономической глобализации.

Таким образом, в развитых странах (странах-донорах) одновременно происходили осмысленная, экономически выгодная деиндустриализация (не деградация, а перемещение действующих производств и технологий массового выпуска продукции) и рост доли высокотехнологичных услуг и разработок с обеспечением качества жизни своих граждан на уровне реальных возможностей высокоиндустриальной стадии, последовательно переходящей в постиндустриальную (стандарты «золотого миллиарда»).

Добиваясь наивысшей экономической эффективности и производительности труда, страны-лидеры одновременно обеспечивали в целом достойный уровень жизни своих граждан. Необходимо понимать, что это было продиктовано не только стремлением гарантировать общественную стабильность. Не будет преувеличением утверждение, что прибыль и общественная полезность — две стороны одной медали в нормально функционирующей рыночной экономике.

Однако к середине XXI века в мировой экономике могут произойти поистине тектонические сдвиги. Набирает силу процесс возврата производственных мощностей глобальных экономических лидеров на свою историческую родину.

По данным исследования, выполненного The Boston Consulting Group (BCG), более половины американских производственных компаний в различных отраслях промышленности с годовой выручкой свыше 1 млрд долл. (54% по сравнению с 37% в феврале 2012 г.), выпускающих продукцию как для американского, так и для зарубежных рынков, планируют перенос производства из Китая в США или рассматривают такую возможность («Финмаркет», 20 сентября 2013 г.).

С 2009 г. 44 компании вернули производство во Францию. Разработана десятилетняя дорожная карта реанимации промышленности. Одна из важнейших задач — внедрять собственные инновационные разработки в национальное производство, а не отдавать их другим странам (Vedomosti.ru, 16 сентября 2013 г.).

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил на Всемирном экономическом форуме в Давосе, что результатом нового этапа глобализации должно стать возвращение рабочих мест из Азии в страны Запада: «Этот тренд затрагивает все отрасли экономики. Рабочие места возвращаются из Китая в английский Лидс, а из Индии в Уэльс… Мы говорим о рабочих местах для инженеров, менеджеров, адвокатов? Потому что защита собственности, свобода слова и верховенство закона - это основа стабильности экономики и успехов в бизнесе». Основные потребители товаров находятся на Западе и возвращение производств позволяет быстрее реагировать на изменение спроса и выстраивать отношения с поставщиками комплектующих. Великобритания приняла программу стимулирования экономики, предусматривающую уменьшение дефицита бюджета и контроль над уровнем госдолга, снижение налогов на трудовую деятельность, сокращение иммиграции, поддержка образовательных программ и льготы для бизнеса, создающего новые рабочие места. Вкладываются миллиарды в инфраструктуру, в том числе в дорожное строительство (NEWSru.com/Экономика, 24 января 2014 г.).

Лидеры «умной экономики» вновь будут активно развивать на своих территориях неоиндустриальное производство. Актуальный для России и неожиданно дальновидный президентский призыв к «новой индустриализации» вне зависимости от собственной исторической судьбы обретает своеобразное второе дыхание даже в тех странах, за которыми мы пока тщетно пытаемся хотя бы организовать погоню.

Неоиндустриальное возрождение ведущих мировых экономик базируется на новейших производственных технологиях, заведомо более эффективных и конкурентных, чем ныне используемые в странах Юго-Восточной Азии. Основное преимущество этих стран — дешёвая рабочая сила — постепенно улетучивается из-за роста оплаты труда. Роботизированные и автоматизированные производства следующего поколения позволяют снизить себестоимость продукции, но требуют более высокой квалификации работающих, что достижимо в родных краях.

Многолетний опыт совместного производства не только позволил большинству компаний развивающихся экономик успешно встроиться в мировые технологические цепочки. Он обеспечивает возможность дальнейшей успешной, самостоятельной деятельности — теперь благодаря не заимствованию зарубежных технологий, а последующим разработкам собственных специалистов, что даёт шанс на успех в конкурентной борьбе на внутренних и внешних рынках.

Логично предположить, что между производителями из развитых и развивающихся стран развернётся ожесточённая борьба за «место под солнцем». Это не только резко ускорит последующую разработку и внедрение будущих инноваций, приведёт к системно нарастающим изменениям в других сферах жизнедеятельности, но и вполне может придать мощный импульс глобальному экономическому развитию.

*****

Надо понимать, что речь идёт не о механическом перемещении в «альма матер» действующих производств в виде, образно говоря, «железа». Среди особенностей новой индустриализации — необратимо расширяющееся использование роботов в промышленности, технологии, основанные на новейших научно-технических достижениях, многие из которых развивающиеся экономики пока объективно не в состоянии применить, качественно иная логистика, принципиально меняющая всю организационно-сбытовую систему поставок, оптовых и розничных продаж, и т.д. («Форбс», 2 февраля 2013 г.).

Информация к размышлению

1. Один из примеров активно развивающихся высоких технологий — рост применения 3D-технологий в проектировании и производстве продукции (включая пищевую) из исходных материалов в виде химических соединений органического и неорганического происхождения и т.д. Так, NASA готовит к запуску в космос первый 3D-принтер: будет печатать еду и скафандры. Существует проект SpiderFab по строительству в космосе 3D-фабрики, на которой будут создаваться километровые конструкции (NEWSru.com/Технологии, 1 октября 2013 г.).

2. Разрабатываются 4D-технологии создания предметов с эффектом самосборки, с использованием вместо материалов с жёстко определёнными свойствами (3D-печать) так называемых адаптивных материалов, способных изменять форму и свойства по заданной программе, самопроизвольно или под воздействием внешних факторов («Компьютерра.ru», 2 октября 2013 г.).

3. На выставке потребительской электроники CES-2014 в США представлен 3D-принтер за 500 долларов (NEWSru.com/Технологии, 10 января 2014 г.).

4. Компания Natural Machines разработала продовольственный принтер Foodini, который возьмет на себя трудоёмкую и сложную работу повара и сможет печатать практически все твёрдые продукты: от шоколадок причудливой формы до равиоли. Надо только загрузить в машину соответствующие капсулы с ингредиентами для печати. Принтер печатает слоями, поэтому сможет делать и блюда с начинкой. Ориентировочная стоимость — 1000 евро (NEWSru.com/Технологии, 12 декабря 2013 г.).

5. В английском Манчестере закрыта «первая фабрика по 3D-распечатке оружия»: изъяты 3D-принтер, а также готовые элементы для пистолетов (NEWSru.com/Технологии, 25 октября 2013 г.).

6. В Японии, Великобритании и Германии существует услуга на создание собственных копий в формате «мини», напечатанных на 3D-принтере. В США на 3D-принтере начали печатать родителям модели будущего ребёнка (NEWSru.com/Технологии, 4 сентября 2013 г., 21 января 2014 г.).

7. По мнению учёных, мощности по печати генов вырастут колоссально, что раскроет перед нами возможность проектировать и модернизировать биологические устройства, буквально «выращивая» их (Slon.ru, 11 октября 2013 г.). И т.д.

8. Велик потенциал «прорывных» технологий ближайшего будущего (робототехника следующих поколений, генная инженерия, возобновляемые источники энергии и др.). Так, разработаны роботы, состоящие из биологических и технологических деталей, в том числе с биологическим мозгом, которые через 20—30 лет смогут размножаться, активно самосовершенствуясь, воспроизводя потомство и ускоряя собственную эволюцию (NEWS.ru.com/Технологии, 24 января 2014 г.).

В ближайшем будущем могут получить массовое распространение технологии сборки товаров по индивидуальным проектам-заказам в региональных (местных) автоматизированных (роботизированных) накопительно-сборочных предприятиях с доставкой потребителям. В начале — из множества готовых стандартных модулей, далее — из полуфабрикатов, что позволит увеличить ассортимент производимой продукции.

С одной стороны, будет удовлетворяться массовая потребность в продукте при сохранении массового характера производства. С другой — каждая единица готовой продукции как индивидуальная будет производиться по техзаданию будущего покупателя (возможно, им же самим!) из «бесконечного» набора исходных базовых компонентов. Структурно это могут быть не традиционные производства, а своего рода накопительные, производственно-сборочные, роботизированные кластерные системы нового типа (вне зависимости от их числа в технологической цепочке, но, скорее всего, замкнутого типа — до конечного потребителя).

С известными допущениями можно утверждать, что традиционное, в том числе совместное, производство конечной продукции по вполне конкурентным технологиям в России более-менее налажено. Но дальнейшее расширение производства в этих и ряде других отраслей с учётом высокой конкурентоспособности импортной продукции (например, товаров массового спроса из Юго-Восточной Азии, высокотехнологичных товаров из Европы и других регионов) может оказаться экономически не выгодным по вполне очевидным причинам.

Следовательно, целесообразно продолжать активные усилия по развитию высокотехнологичных производств и услуг, где у России ведущие мировые позиции. Одновременно обоснованно выбрать другие отрасли, в которых сосредоточиться на комплексной разработке и создании индустриальных накопительно-производственных, роботизированных кластерных систем нового типа (следующего уровня). Их назначение — обеспечивать массовое производство многопрофильных комплектующих с последующей сборкой в конкурентные изделия по индивидуальным проектам.

Очевидно, такие производства-агрегаторы постепенно будут становиться безлюдными (минимизируя издержки на оплату труда и пр.), стандартно индивидуальными (модульными, обеспечивая многовариантные решения для конкретного потребителя), предусматривающими возможность быстрой сборки и доставки в кратчайшие сроки.

С одной стороны, удовлетворяется массовая потребность в продукте и сохранён массовый характер производства. С другой — каждая единица готовой продукции индивидуальна, производится по «техзаданию» будущего покупателя из условно бесконечного набора исходных базовых компонентов.

Информация к размышлению

1. Не означает ли это, что если покупатель участвует в производстве и доставке нужного ему продукта, он уже не только покупатель, но частично — производитель и продавец товара, претендующий на долю прибыли (тем более в случае, если появляются другие покупатели на этот товар)? Не здесь ли скрыты элементы будущей экономической теории, затрагивающей принципиальные проблемы глобализации, рыночной экономики, собственности, ценообразования, участия в доходе, управлении и т.д.? Возникнут принципиально иные перспективы для мировой экономической практики…

2. В перспективе может получить развитие тенденция «сборки» в домашних условиях возрастающего ассортимента продукции (бытовые принтеры на основе 3D и 4D-технологий — это лишь начало большого пути), что станет причиной ещё более грандиозных исторических трансформаций в мировой экономике.

Таким образом, возникает качественно иная идеология индустриального развития, требующая принципиально новых подходов к технологическим процессам, менеджменту, логистике, подготовке кадров и т.д. Классическая цепочка разработка продукта — производство — доставка — потребление трансформируется в современную систему взаимодействующих и взаимопроникающих элементов, по необходимости «проявляющихся» друг в друге и видоизменяющих друг друга.

В частности, изменится само понятие «конечная продукция», в экономике начнут происходить фундаментальные преобразования — вплоть до исчезновения одних отраслей и возникновения других, будет возрастать значение универсальных технологий-трансформеров, адаптивных логистических схем и др. Индивидуальный конечный продукт будет выпускаться на серийном оборудовании из массово произведенных компонентов.

Информация к размышлению

1. Компания Frog, исследуя технологические тренды — 2014 предрекает расцвет 3D-ремёсел — изготовления продукта собственными руками. Ремёсла в будущем будут модульными: представители малого бизнеса сами будут собирать необходимые конфигурации устройства и настраивать их, обеспечивая индивидуальность и эксклюзивность своего продукта.

Косвенно стимулируют развитие 3D-ремесленничества и крупные корпорации. Компания Nike сочетает современные материалы и 3D-печать при производстве кроссовок для регби. Основными материалами подошвы послужили нейлон и расплавленный пластик, последний вводился в полость специального металлического каркаса.

Предполагается, что в 2014 г. рост продаж 3D-принтеров для малого бизнеса с ценой ниже 50 000 долл. составит 49%, а объём этого рынка может превысить 800 млн долл. (Slon.ru, 14 января 2014 г.).

2. Американские военные планируют строить бетонные здания с помощью специального 3D-принтера (рисунок) — существенно ускоряя и удешевляя строительство, ликвидируя пространство для коррупции (rnd.cnews.ru/tech/news/top/ 22 января 2014 г.).

Как подчёркивает Джек Ма — основатель крупнейшей китайской интернет-компании Alibaba Group и один из ведущих игроков мировой электронной коммерции, само понятие «товар» перейдет в другую плоскость — огромную массу товаров будут производить небольшие мануфактуры, ремесленники, частные предприниматели. Это будет продажа товаров, которых еще нет, которые ждут своей очереди на мини-конвейере или 3D-принтере, персонализированных товаров. Задачей интернет-магазинов будет предоставить торговцам самые удобные каналы для продаж и коммуникаций с потребителями. Он полагает, что «в будущем нас ждет тотальное разделение на производителей и продавцов» (Slon.ru, 20 января 2014 г.).

Таким образом, системно продуманное, сбалансированное по форме собственности и размерам компаний (малые, средние, крупные) неоиндустриальное развитие внутри страны могло бы также обеспечить успешную и масштабную экспансию на глобальные рынки, если, конечно, мы ещё не утратили способность не только много говорить, но и быстро и эффективно делать…

Рисунок. 3D-строительство: уже реальность

*****

В свете вышесказанного логична попытка определить целесообразные трансформации российской экономики, прежде всего её индустриального сектора. Очевидно, что при любых обстоятельствах в первую очередь необходимо преодолеть произошедшую деградацию, максимально используя как внутренние резервы, так и внешние возможности.

Однако в стремлении развивать современное производство мы должны ясно понимать, что конкурировать по всем товарным группам бесперспективно. В сравнении со многими нашими предприятиями производства в развивающихся странах, оснащённые современными западными технологиями, в большинстве случаев оказываются более конкурентными. Для упрощения мы не рассматриваем российские компании с иностранным участием.

Следовательно, актуальна своего рода системная (тотальная, не конъюнктурно-выборочная!) «инвентаризация» наших реальных индустриальных возможностей с необходимой объективной оценкой по большинству позиций и определением критериев такой оценки. По итогам анализа должно быть принято решение: что и в каких объёмах целесообразно модернизировать своими силами, что — совместно с зарубежными партнёрами, используя их технологии, оборудование и опыт применительно к российским условиям.

Наконец, определяем, что восстанавливаем или разрабатываем на перспективу с максимальным приближением или возможной адаптацией в будущем к роботизированным кластерным системам. В последнем случае есть шанс сыграть на опережение — мы начинаем почти с чистого листа, не отягощены действующей сегодня производственной «классикой», мышление наших разработчиков свободно от технологического консерватизма и, хотелось бы надеяться, достаточно креативно.

С учётом изложенного, логично утверждение, что будущий промышленный сектор постиндустриальной экономики уже сегодня создаёт базовые предпосылки формирования качественно нового уровня цивилизационного развития. Тем более грозным по последствиям будет разрыв в мало конкурентных индустриальных и передовых постиндустриальных научно-технологических разработках и их внедрении уже в ближайшем будущем. Доселе невразумительные попытки реализовать курс на вторую индустриализацию (первая состоялась в СССР в 20—30-е гг. прошлого столетия) грозят стать системными и непреодолимыми, отбрасывая Россию на обочину цивилизационного развития.

По самым оптимистичным прогнозам, вклад высокотехнологичных отраслей в ВВП страны в 2020 г. составит 2%, а доля на глобальных инновационных рынках к 2030 г. не превысит 2—3%. С такими показателями в группу мировых лидеров «умной» экономики не попасть.

*****

Индустриальное и постиндустриальное развитие, технологическое усложнение производства, его наукоёмкий характер высветили возрастающую роль работников в достижении высокой конкурентоспособности и эффективности. Машины и механизмы, роботизированные комплексы всё более заменяют человека как непосредственного исполнителя той или иной технологической операции. Но, высвобождая, разве одновременно не способствуют становлению «над производством», в качестве управляющего теми или иными производственными процессами, актуализируя творческое (креативное) начало?

Информация к размышлению

Джек Ма, названный Financinal Times «человеком 2013 года», уверен, что нужно демократизировать управление в подразделениях, привлекая к принятию важных решений всех сотрудников. В соответствии с логикой экономического развития актуализируется объективная потребность стимулировать подобную деятельность в массовых масштабах (Slon.ru, 20 января 2014 г.).

Творческая (креативная) роль человеческого фактора и стимулирующего справедливого вознаграждения за добросовестный труд существенно растут, означая исторический переход от состояния «человек как трудовой ресурс» к состоянию «человек как человеческий капитал».

Однако классический механизм перераспределения национальных благ, вызывающий растущее социальное неравенство в обществе и острую ответную реакцию, становится всё более неадекватным.

Подразумевая ведущую роль частной собственности, необходимо помнить, что она «не охранная грамота для личного обогащения, а призвана в первую очередь служить людям труда. Структура частной собственности должна обеспечивать общую предназначенность земных благ. Только через служение делу справедливости и солидарности, через содействие удовлетворению потребностей в социальной сфере структура частной собственности может снискать себе уважение как структура свобод» («Может ли экономика быть справедливой» — см. здесь же).

Профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини убеждён: «Продолжающееся десятилетиями перераспределение от труда к капиталу, от зарплат к прибылям, от бедности к богатству и от домохозяйств к концернам привело сейчас к тяжёлым последствиям» («РБК daily», 19 октября 2011 г.).

В 2012 г. на Всемирном экономическом форуме в Давосе главной мировой угрозой были названы недопустимое расслоение на богатых и бедных и серьёзная диспропорция в доходах населения: «Капитализм в его нынешней форме уже не соответствует миру вокруг нас. Мы не смогли извлечь уроки из финансового кризиса 2009 г. Глобальная трансформация должна начаться с восстановления чувства социальной ответственности по всему миру» (Клаус Шваб, бессменный руководитель форума).

Влиятельный американский философ, политический экономист и писатель Фрэнсис Фукуяма в работе «Конец истории» утверждал: «Состояние сознания стабилизируется, если оно обеспечено изобилием».

*****

Чтобы в России «сказку сделать былью», необходимо:

1. Наращивая усилия по развитию высокотехнологичных производств и услуг (где у России ведущие мировые позиции), одновременно обоснованно выделить другие отрасли, в которых сосредоточиться на комплексной разработке и создании индустриальных накопительно-производственных, роботизированных кластерных систем нового типа. Их назначение — массовое производство многопрофильных комплектующих-трансформеров для индивидуализированной сборки в последующем.

2. Осуществляя актуальные всесторонние преобразования, последовательно преодолевать отчуждение работников от результатов труда, привлекать к участию в прибыли и управлении, содействовать их становлению одновременно как работников капитала.

3. Системно отслеживать объективные тенденции цивилизационного развития для определения стратегических направлений формирования постиндустриальных основ российской экономики.

И помнить, что нет истины в последней инстанции!

*****

P. S. 1. Анекдот от Ксении Юдаевой, первого заместителя председателя Банка России: «Аргентина, кризис, президент собрал правительство и говорит: „Надо что-то делать. У нас есть два сценария: фантастический и реалистический. С какого начнем?“ Ему говорят, что с реалистического. Он отвечает: „Реалистический сценарий — прилетят инопланетяне и решат все наши аргентинские проблемы“. „Если это реалистический, то какой тогда фантастический?“ — спросили его. „А фантастический — это если аргентинцы засучат рукава и сами решат все свои проблемы“. Вот мне кажется, что мы немножко так же живем: всё время пытаемся двигаться по фантастическому сценарию, но ждём, что случится реалистический» («Ведомости», приложение «Форум», 24 декабря 2013 г.).

2. На ежегодном традиционном заседании «Меркурий-клуба» экс-премьер России Евгений Примаков в резкой форме подчеркнул, что «правительство в 2013 г. не сосредоточилось на системе мер, необходимых для экономического роста». Подвергнув критике неолиберальные воззрения ряда министров, отвергаемые самой жизнью, он указал на востребованную системообразующую функцию государства на современном этапе развития страны, решительно высказался против непрекращающихся попыток выдавить государство из экономики.

Ключевые вопросы российской «повестки дня» ждут ответов...