1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1002

Что год текущий нам готовит?

Наступил год 2014-й. Очень хотелось бы верить, что его экономические итоги не будут столь обескураживающими, как у предшественника. Напротив, придадут нам оптимизма, уверенности в своих силах и способностях, а не повергнут в ещё большее уныние. Факты — вещь упрямая, и вместо утверждения, что «всё не так уж плохо», куда более честно признать, что всё не так уж хорошо. Важно сделать правильные выводы и, не теряя времени, засучив рукава, взяться за ДЕЛО.

*****

Мы много говорим о недопустимости растущего социального неравенства, несправедливого распределения доходов, имущественного расслоения, продолжающейся концентрации капитала в руках меньшинства и т.д. Одновременно используем среднестатистические показатели, нивелирующие множественные разрывы в российском обществе. Их отличительная особенность — манипулируя причинами и последствиями очевидных экономических ошибок и проблем, выводить приемлемую «среднюю температуру по больнице». Не будем приводить примеры, они хорошо известны.

Подобная «средняя температура» адекватно описывает именно сбалансированное (но не застывшее) состояние общества. В нашем же случае речь должна идти скорее о метастабильности — состоянии неустойчивого равновесия мегасистемы, в котором она (российское общество) может находиться известное время. Конец общественной стабильности (метастабильного состояния) наступает с началом социальных волнений. К причинам возникновения последних следует отнести экономические трудности, ощущаемые большинством, отсутствие реальных перемен, неопределённость жизненных перспектив молодёжи, старение общества, демографические взрывы или, напротив, провалы и др. Значительное влияние оказывают и внешние силы. Яркий пример — «арабская весна». Да и события на Украине тому подтверждение.

А что в России? Казалось бы, здесь всё намного спокойнее и стабильнее. Зарплаты и пенсии выплачивают; по данным Росстата, бедность сокращается, а доходы граждан скорее растут (правда, более успешно у богатых и сверхбогатых), внутренний спрос в целом не падает, безработица по сравнению с другими экономиками на низком уровне.

Даже о «ловушке среднего дохода» поговаривают. Если, конечно, «не заметить» коэффициент Джини — статистический показатель степени расслоения общества: его российские значения порядка 15—16 (по некоторым данным выше) свидетельствуют о приближении к опасной черте и даже о её достижении.

Так что «тишь да гладь» обманчивы. К примеру, просматривается растущая тенденция увольнять и сокращать работников под предлогом изменения или оптимизации структуры компаний, а то и закрытия предприятий. Не случайно на пресс-конференции 19 декабря прошлого года прозвучало предупреждение президента о том, что «собственники не имеют права бросать работников на произвол судьбы». Сколь адекватной будет реакция, каким будет ожидаемый результат?

Информация к размышлению

В одном из первых после освобождения заявлений Михаил Ходорковский подчеркнул, что «частный бизнес всегда эффективнее государственного. Но в современном обществе бизнес, не ощущающий социальной ответственности, не имеет права на существование» (выделено. — В.Т.).

Такое признание дорогого стоит! Неужели останется без внимания бизнес-элиты? Вот уже и январские каникулы закончились, а комментариев всё нет…

Прогнозы о неизбежно растущей безработице порождают вопрос. Разве не рационально было бы федеральному центру озаботиться совместно с региональными властями и бизнесом разработкой системных мер по созданию временных рабочих мест для общественных работ или переброске высвобождающихся трудовых ресурсов в другие регионы на определённый период? Разве такие проекты не могут выполняться в рамках государственно-частного партнёрства?

Между прочим, рассуждения главы правительства о необходимости людям адаптироваться к новым вызовам, быть готовыми к возможной смене места работы, профессии и даже места жительства в поисках работы — запаздывают. Как свидетельствуют итоги опроса аналитического центра «ЭЖ», мобильность, по крайней мере среди молодёжи, весьма высокая — более половины уже готовы к «перемене мест» (табл. 1). С учётом затруднившихся ответить (14%) при наличии привлекательных условий это число может возрасти до двух третей.

Таблица 1. Готовы ли вы переехать в другой регион, чтобы обеспечить достойную жизнь, %

Да

Нет

Затрудняюсь ответить

53

33

14

Но что будет предложено и на каких условиях, каковы перспективы? Где продуманная и внятная миграционная политика государства, позволяющая разумно и обоснованно регулировать соотношение между местными жителями, «внутренними» (из российских регионов) и «внешними» (из стран СНГ) мигрантами.

По данным Минтруда, безработица в России в течение 2014—2016 гг. несколько подрастёт, но её уровень не превысит 5,7% от численности экономически активного населения. Вице-премьер Игорь Шувалов заверяет, что правительство не бросит безработных на произвол судьбы: в бюджете-2014 на переобучение и переселение работников выделено около 200 млрд руб. (KM.ru, 10 декабря 2013 г.).

Но согласно расчётам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) к 2016 г. безработица достигнет 6—6,1%. Будет происходить общее сокращение численности работающих с 68 млн человек в 2012 г. до 66,8 млн в 2016 г. Численность трудоспособного населения сократится с 86,6 млн в 2012 г. до 82,6 млн в 2016 г. («Коммерсантъ», 20 декабря 2013 г.).

Негативная ситуация на рынке труда может быть нивелирована за счёт увеличения числа работающих пенсионеров — их удельный вес в численности трудовых ресурсов возрастёт с 10,2% в 2012 г. до 11% в 2016 г. и составит более 10 млн человек. Что касается привлечения мигрантов, их долю в годовом выражении предполагается увеличить и довести до 3 млн человек (см. рисунок).

Рисунок. Структура трудовых ресурсов России

(«Коммерсантъ», 20 декабря 2013 г.)

*****

Зададимся двумя вопросами: почему буксует модернизация и почему в российской экономике не удаётся повысить производительность труда?

Казалось бы, ответ на поверхности: нет модернизации — не растёт и производительность труда. Но почему не идёт модернизация? Не будем перечислять «традиционные» причины: отсутствие необходимых институтов, неблагоприятный бизнес-климат, налоговый пресс и т.д. Примем, однако, к сведению, что практически все опросы ведущих социологических центров однозначно показывают, что в российском обществе нарастает ощущение апатии, неверие в возможность изменить ситуацию к лучшему, добиться успеха честным, добросовестным трудом, обеспечить на всей территории страны достойную даже по среднероссийским меркам жизнь. Положительные примеры есть, но не как результат системной модернизации экономики, а потому не определяют направление тренда.

Информация к размышлению

Как считает бывший вице-премьер правительства и экс-министр финансов, а ныне председатель Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексей Кудрин, полумеры, принимаемые правительством по развитию экономики, и проводимые им полуреформы не дают нужных результатов. Закончившийся 2013 г. и наступивший 2014 г. могут стать потерянными, если так продолжать. Нет осмысленных действий правительства — есть отдельные шаги («Алексей Кудрин: уходящий год был самым противоречивым, если не считать кризисный 2008 год», «Экономика и жизнь», 24 декабря 2013 г. — см. здесь же).

Мы ни в коей мере не принижаем роль элиты (политической, научной, предпринимательской, культурной). Но её политическая самостоятельность малозаметна (не путать с конъюнктурной политической активностью). Эффективность экономической деятельности не соответствует общественным ожиданиям (не путать с личными и корпоративными интересами и достижениями). Научная результативность весьма скромная (российское происхождение уехавших за рубеж лауреатов Нобелевской премии не должно вводить в заблуждение), а культурная деградация (при ещё живущих в Отечестве титанах духа) едва не зашкаливает.

Отсюда регулярные политические новации: то избираем — то назначаем, то казним — то милуем, то создаём — то упраздняем, то «впереди планеты всей» — то возвращаемся к отвергнутому ранее. Как следствие, поспешные, зачастую противоречащие друг другу действия в экономике — трудно прогнозируемые и настораживающие отечественных бизнесменов, отталкивающие иностранных инвесторов, приводящие в недоумение экспертов, порождающие неопределённость и общественную пассивность.

Отсюда назревшая, но «отработанная» в лучших бюрократических традициях, а потому неоднозначно воспринятая реформа РАН — негласно подготовленная и унизительно осуществляемая. Наконец, парадоксальные нововведения в образовательном процессе, умом непостижимые, но якобы «современные» предложения по воспитанию духа и нравственности — отдающие ханжеством, а не истинным вкусом, впитавшим национально-исторические колориты и подлинные общечеловеческие ценности.

Информация к размышлению

Летом 2010 г. политолог Станислав Белковский, предвосхищая приближающуюся, по его словам, перестройку-2 как период долгосрочной политико-социальной турбулентности, выделил в качестве её основных причин непреодолимое отчуждение активной части общества от власти и прогрессирующее разочарование элит в той политико-экономической системе, которая их воспитала, взрастила и вскормила (Slon.ru, 19 декабря 2013 г.).

Как и многие его коллеги, известный политолог не замечает (делает вид?) нарастающего отчуждения от власти и государства основной массы населения. Отмена порога явки избирателей на выборы — тому подтверждение, свидетельствующее также, что власть осознаёт наблюдаемую тенденцию и стремится нейтрализовать её негативное воздействие.

Да, элита — это наиболее продвинутая и просвещённая часть общества, его авангард, исторически призванный формулировать и разъяснять цели и задачи, увлекать на свершения убедительным личным примером.

Но напомним никем не опровергнутое: главной движущей силой развития любого общества является сам народ, граждане страны, каждодневным, кропотливым, упорным трудом которых созидаются и приумножаются национальные богатства.

Адам Смит писал: «Создание богатства — это продукт труда всех трудящихся, бесплодны только бездельники… Истинное богатство страны состоит не в деньгах, а в землях, строениях и всякого рода предметах потребления. Его источником является труд».

На эту истину указывал ещё великий Пушкин словами Евгения Онегина: «Как государство богатеет, и чем живёт, и почему не нужно золото ему, когда простой продукт имеет».

Самое время ответить на сформулированные выше вопросы, в том числе памятуя известные высказывания Владимира Путина («мировая экономика припала, и наша за ней немножко присаживается») и Дмитрия Медведева (ситуация в экономике «кислая»).

Обратим внимание: протесты в России в форме социальных выступлений, а тем более политических требований, немногочисленны и не имеют значимой общественной поддержки. Скорее справедливо утверждение, что протесты носят экономический характер, массово воплощаясь и воспроизводясь в форме незаинтересованного, немотивированного, неэффективного, низкопроизводительного труда. Популярное в советские годы выражение «Пока вы делаете вид, что платите, я делаю вид, что работаю» снова востребовано.

Естественными последствиями являются проблемы современной российской экономики. Конечно, необходима Концепция уверенного восхождения России к цивилизованным вершинам мира — чётко сформулированная, объясняющая, почему, что и когда нужно сделать, какие результаты и в какие сроки будут достигнуты, а потому понятная и поддерживаемая гражданами страны. С соответствующими структурными преобразованиями, реформой государственного и корпоративного управления, подготовкой конкретно востребованного профессионального менеджмента, улучшением инвестиционного климата, модернизацией промышленности, прорывными инновационными разработками…

*****

Разве не ясно: глубинная причина экономических проблем — следствие отторжения, выдавливания большинства граждан на периферию общественной жизни, особенно в экономической сфере. Причём речь идёт, прежде всего, о производящем национальные богатства трудящемся большинстве, которое многое видит и понимает (за два десятилетия информационные и коммуникационные возможности увеличились кратно).

Факт отчуждения наших граждан от разнообразных управленческих функций, принятия решений, распределения и потребления материальных и нематериальных ресурсов, доходов и прочих ими же произведённых и накопленных благ — в первую очередь, в экономике — власть явно недооценивает. Неудивительно, что призывы к инициативности, гражданской активности и самостоятельности на словах оборачиваются необходимостью патернализма на деле — как якобы единственного решения в текущей ситуации и ближайшем будущем.

Однако отсутствие экономической самостоятельности трудящихся и вынужденный социальный патернализм государства — две стороны одной медали, давно не являющейся наградой и гарантией успешного развития стран и народов в современном мире.

Происходящее органично стыкуется с принципами «ручного управления», позволяющими достигать поставленных целей, используя административно-командные рычаги, не прибегая к заметным, давно назревшим изменениям, в том числе без экономических стимулов. Отсюда немало прочих, негативных результатов.

Экономическое положение дел в государстве настолько скверное, что без серьёзного преобразования существующей системы управления трудно надеяться на скорый выход из кризиса. По словам председателя правления Сбербанка Германа Грефа, «сначала власть должна реформировать себя… Повысить эффективность бюджетных расходов, не повысив в целом эффективность системы, невозможно. Поэтому вопрос эффективности как государственных структур, так и бизнес-структур, бюджетных учреждений стоит на повестке дня под номером один».

И далее: «На мой взгляд, вся система управления несёт в себе пережитки ХХ века, причем характерные не для конца ХХ века, а для его начала. К тому же система разбалансирована. Поэтому вопрос номер один — это выстраивание собственно системы управления. А потом вопрос номер два — это проведение реформ. Если их поменять местами, будут проблемы» (KM.ru, 17 декабря 2013 г.).

Одна из наболевших тем — проблема офшоризации, гораздо более серьёзная для России, чем для Запада. Как подчёркивает Валентин Катасонов, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, «там» компании и банки выводят в офшоры свои прибыли. Сами компании и банки, за редкими исключениями, «прописаны» в странах Запада. А российский бизнес выводит в офшоры не только свои прибыли, но и активы. Российские компании начинают управляться из офшоров. От 85 до 90% крупных частных компаний зарегистрировано в офшорах. Государственные структуры также участвуют в офшоризации. В условиях тотальной офшоризации правительство лишь делает вид, что управляет экономикой — фактически оно лишено реальных рычагов управления (KM.ru, 16 декабря 2013 г.).

Информация к размышлению

В Послании Федеральному собранию президент потребовал от российских компаний подчинения налоговым правилам нашей страны в пользу российского бюджета и объявил курс на деофшоризацию экономики. Крупные российские компании («Русал», «РусГидро», КамАЗ, «Металлоинвест», МТС — продолжение следует?) начали делать заявления, которые укладываются в новую государственную концепцию «возвращения на родину».

Крупнейший в мире производитель алюминия — международная группа «Русал» разработала план поэтапного переноса финансовых и хозяйственных операций на территорию России.

Акционеры ОАО «КамАЗ» — крупнейшего российского производителя грузовых автомобилей, решили начать юридические процедуры по переводу владения акциями из офшоров в российскую юрисдикцию (NEWSru.com/Экономика, 19 декабря 2013 г.).

«Поддерживаю деофшоризацию центров прибыли, потому что это правильная и нужная для экономики идея»,— заявил глава и совладелец «Норникеля» Владимир Потанин («Коммерсантъ», 19 декабря 2013 г.).

Эти решения давно назрели как соответствующие общероссийским интересам. Но ведь уход в офшоры, кроме очевидной эгоистично-корпоративной составляющей, обогащающей крупных акционеров, но обескровливающей национальную экономику, в известной степени был и объяснимой реакцией отечественного бизнеса на отсутствие достаточных гарантий прав собственности, неадекватные налоги, размер которых непредсказуемо менялся, снижая конкурентоспособность продукции, вынуждая «на ходу» корректировать производственные планы

Информация к размышлению

Из интервью И. Шувалова телеканалу «Россия 24»: «Если сказать в целом, какой итог по экономическому росту 2013 г., — итог не очень хороший. Институты не созданы, нет такой защиты прав собственности, которой бы хотелось, нет такой судебной системы, которая нам нужна, нет такой прозрачности при государственных закупках» (NEWSru.com/Экономика, 23 декабря 2013 г.).

Отметим, однако, что кое – кто всё равно в шоколаде!

Итак, без каких-либо значимо привлекательных налоговых подвижек начинается административно-принудительная кампания по деофшоризации. Причины понятны: экономическая ситуация ухудшается, сокращается доходная часть бюджета и срочно необходимы новые источники его наполнения. Мириться с оттоком капиталов, с тем, что десятки, а за все годы — сотни миллиардов долларов осели в офшорных банках, обескровливая российскую экономику, больше нельзя. Их ежегодный частичный возврат в виде инвестиций «особую погоду» не делал.

На декабрьской пресс-конференции В. Путин подчеркнул, что для ухода в офшоры уловок много: «Налоги должны уплачиваться там, где зарабатывается прибыль.... Нельзя здесь зарабатывать деньги, пользоваться всем, но не платить. В работе с нашими компаниями будем добиваться того, чтобы центры прибыли появились и оставались в России».

Спрашивать, почему 20 лет «не замечали», наивно. Но проявленная политическая воля и начавшийся процесс возвращения капиталов на родину в долгосрочном плане должны опираться не столько на внеэкономическое принуждение, сколько на экономическую целесообразность. Только настойчиво сочетая «кнут» и «пряник» (от налоговых и прочих льгот до национализации), удастся возвратить в «родные пенаты» десятки тысяч офшорных компаний вместе с активами.

Если этого не произойдёт, значит, власть и бизнес в очередной раз перевернули обратной стороной идею государственно-частного партнёрства, подтверждая взаимное коррупционное сращивание. Кстати, в недавнем президентском послании Федеральному собранию практически ни слова о коррупции.

Информация к размышлению

1. Нелегальный отток капитала из России за 2002—2011 гг. составил 881 млрд долл. (максимум в 2011 г. — 191 млрд долл.). Отток из Китая за этот период — 1,076 млрд долл. По отношению к ВВП доля выведенных из России средств значительнее, чем в Китае. В десятку лидеров по величине нелегального оттока входят быстрорастущие экономики: Мексика (462 млрд долл.), Малайзия (370,4 млрд долл.), Индия (343,9 млрд долл.), Саудовская Аравия (266,4 млрд долл.), Бразилия (192,7 млрд долл.) («Коммерсантъ», 13 декабря 2013 г.).

2. Согласно официальным данным ЦБ РФ, на конец 2012 г. накопленные прямые иностранные инвестиции (ПИИ) из России на Кипр составили 152 млрд долл. (Slon.ru, 18 декабря 2013 г.).

3. По заявлению главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, в 2012—2013 гг. из России через Таможенный союз выведено около 47 млрд долл. Недобросовестные хозяйствующие субъекты активно используют возможности, связанные с облегченными процедурами перемещения товаров и контроля в рамках ТС («Независимая газета», 19 декабря 2013 г.).

В дверь не пустили — в окно пролезли. Бизнесмены — тоже люди и тоже разные. Поэтому законы, невзирая на личности, должны срабатывать неотвратимо, быстро и жёстко.

Логичный вывод: политическая воля и ручное управление — две стороны ещё одной медали. Запаздывание или недооценка одного действия неизбежно требует увеличения другого, добавляя очки или негатив к имиджу их персонального носителя.

Подтверждением методов ручного управления явились неожиданное заявление президента 19 декабря о том, что в ближайшее время он подпишет указ о помиловании М. Ходорковского, и подписание соответствующего указа уже на следующий день. Ещё одним доказательством может стать судьба «третьего дела» ЮКОСа, по которому, несмотря на грозную активность Следственного комитета с 2011 г., президент не видит перспектив…

Информация к размышлению

Один из заданных на пресс-конференции журналистами вопросов звучал так: «Назовите три главных принципа, характеризующих ваш стиль управления страной».

Путин: «Почему именно три? Каким бы ни был стиль управления, главное, чтобы руководитель не уклонялся от ответственности, это принципиальный вопрос. Это важно. Второе — принцип волюнтаризма, важно слушать людей с разными точками зрения. А если есть развилки, то нужно иметь смелость брать ответственность за принятие окончательного решения. И ещё. Руководитель никогда не должен отходить от граждан. И всегда, днём и ночью, думать о том, как улучшить их жизнь».

*****

Что в остатке?

Российская власть думает о том, как поддерживать и по возможности улучшать жизнь гражданам, раздавая им рыбу, но не удочки для самостоятельного улова. В этом суть российского патернализма, не столько благородного, сколько по жизни неэффективного и в конечном счёте несправедливого. Ведь рыба тоже всем разная достаётся: одним на несколько поколений хватит, другим — до завтра не дотянуть. Неудивительно, что первые легко покупают (получают) удочки и нанимают вторых…

Вполне освоившиеся собственники компаний оценивают труд наёмных работников и наделяют их, по образному выражению академика Святослава Фёдорова, «пайкой». Данное определение — не преувеличение, если учесть размеры зарплат, бонусов, «золотых парашютов», дивидендов и прочих вознаграждений руководства и крупных акционеров.

Именно зарплата — важнейшая (и, как правило, единственная) составляющая дохода работников. В обоих случаях их доход определяется не столько материальными и интеллектуальными результатами труда, сколько зависит от мнения собственников и их полномочных представителей (чиновников, «ведающих» государственной собственностью и топ-менеджмента).

Итог очевиден: работа на «дядю» не вдохновляет и не мотивирует. Возникает порочный круг: работники не видят смысла трудиться производительно, а собственники по экономическим соображениям не могут постоянно повышать им оплату.

Известная дилемма «Что было раньше — курица или яйцо?» применительно к рассматриваемой ситуации не имеет решения, если следовать классической традиции. Не случайно в ХХ веке в индустриально развитых экономиках широкое развитие получил институт акционерной собственности. С одной стороны — естественный путь распыления капитала, препятствующий монополизации экономики. С другой стороны — возможность увеличить доходы населения, способствуя тем самым снижению социального неравенства, укреплению политической и общественной стабильности.

На рубеже XX—XXI веков, по мере перехода государств на постиндустриальную стадию развития и формирования основ «экономики знаний», возникают качественно новые причины социальной дифференциации в обществе. Всё более значимый (решающий) вклад в доходы и накопленное богатство вносят высокотехнологичные товары и услуги, в основе которых интеллектуальные достижения (знания и информация).

Следовательно, не умаляя роль нематериальной составляющей в российской экономике, в процессе «новой индустриализации» необходимо в полной мере учесть и реализовать доказанные зарубежной практикой «социальной оптимизации» возможности успешного индустриального развития: активно формировать массово доступный институт собственности, в частности акционерной и кооперативной («Чёрные лебеди мировой экономики» — см. здесь же).

Информация к размышлению

Ноябрьский пленум ЦК КПК объявил масштабную трансформацию второй по величине экономики мира с целью её либерализации, повышения эффективности, укрепления и дальнейшего развития рыночных отношений. При этом курс на усиление роли частной собственности в китайской экономике не снижает актуальности справедливого распределения дохода, включая возможность приобретения акций предприятий, созданных на основе частного и государственного капитала, работниками этих компаний («Китай — крепнущий лидер или „факир на час“?» — см. здесь же).

Иными словами, сотни миллионов работников труда смогут стать работниками капитала, совладельцами предприятий. Дивиденды принесут дополнительный доход, а принадлежащие работникам пакеты акций станут весомым капиталом, рост которого будет зависеть также и от трудового вклада их владельцев.

Таким образом, активное развитие рыночных отношений в китайской экономике должно не только обеспечить её растущую эффективность и конкурентоспособность, но и содействовать формированию социально справедливого общества. Судя по успехам китайской экономики и принимаемым решениям, китайское руководство знает ответ на вопрос, кто сегодня должен быть достойно мотивирован, чтобы стать подлинной движущей силой, способной к успешной реализации долгосрочной национальной стратегии развития, исполнению многочисленных программ и планов.

Подобная позиция не является, однако, мейнстримом российской экономической науки и практики или хотя бы привлекательной идеей. Достаточно взглянуть на результаты выполненного аналитическим центром газеты «Экономика и жизнь» опроса читателей о провозглашённой китайской компартией новации (табл. 2).

Таблица 2. Является ли приобретение акций своих компаний

мотивирующим стимулом для работников, %

Да

40

Скорее да

29

Нет

18

Скорее нет

9

Затрудняюсь ответить

2

Другое

2

Почти 70% респондентов считают, что наличие у работников акций компаний, в которых они работают — мотивирующий стимул. 39% в этом убеждены, а 30% ответили «Скорее да». Чуть более четверти опрошенных (26%) в этом сомневаются или отрицают мотивирующий эффект для владельцев акций.

Следовательно, по мнению большинства, если работники труда одновременно становятся работниками капитала, возникает заинтересованность в результатах труда, его эффективности и производительности, выпуске конкурентной продукции, модернизации производства, прозрачности финансово-хозяйственной деятельности и т.д.

Примеры подобных предприятий в России — закрытые акционерные общества работников или народные предприятия («Возможен ли союз труда и капитала?» и др. — см. здесь же).

Опыт хозяйствования народных предприятий, сочетающий коммерческую выгоду и социальную ответственность, но упорно не замечаемый властью, — не панацея, но вполне подобающий экономический пример для подражания и широкого внедрения в российскую экономику.

*****

Особый путь для России ищут многие: неоклассики-либералы, монетаристы, государственники и неокейнсианцы, радикальные патриоты и оппозиционные конституционалисты. Противоречащие друг другу рекомендации учёных определяют непоследовательность практических действий. С одной стороны — курс на приватизацию, совершенствование рыночных условий ведения бизнеса. С другой — «замораживание» (фактически госрегулирование) тарифов естественных монополий, изъятие части пенсионных накоплений («Прайм», 19 декабря 2013 г.).

Синтез порождает новые идеи. Все говорят об институциональных реформах, предусматривающих не только свободный рынок, но и различные методы госрегулирования. И едины в одном: если правительство не перейдёт к решительным действиям, следующий год может оказаться хуже 2013-го, но, к сожалению, лучше 2015 г. (там же).

Информация к размышлению

Важное значение приобретает принцип эффективности использования бюджетных средств. Однако понятия эффективности и неэффективности бюджетных расходов и критерии эффективности нормативно не закреплены, утверждает глава Счётной палаты Татьяна Голикова.

Эксперты ссылаются на мировой опыт общественного надзора со стороны делового сообщества и гражданских институтов. Например, в бразильском городе-миллионнике Порту-Алегри составление бюджета начинается «снизу», со списка потребностей и приоритетов, при участии представителей домохозяйств и всех гражданских ассоциаций районов города. Удельный вес каждой заявки соответствует проценту населения, нуждающегося в том или ином проекте. В дальнейшем представители общества контролируют бюджетный процесс («Независимая газета», 20 декабря 2013 г.).

Чтобы успешно двигаться к провозглашённым целям, необходимо администрировать объективно и на современном уровне, обеспечить честную и добросовестную конкуренцию идей и элит, искренне содействовать становлению активного гражданского общества. Конечно, реформировать институты, преодолеть фискальную суть налогов, сформировать благоприятный бизнес-климат и т.д. Однако всё это условия необходимые, а не достаточные.

Информация к размышлению

Вадим Дымов, председатель совета директоров компании «Дымов»: «Мне кажется, что экспертов и инженеров создавать можно, но создать атмосферу открытости и вовлеченности — это стоит очень дорогого, и зачастую мы это недооцениваем» («Ведомости», приложение «Форум», 24 декабря 2013 г.).

Американский бизнес-консультант, специалист в области управления, писатель Джим Коллинз говорил: «Сначала „кто“, а потом „что“», то есть сначала люди и только потом структуры, планы, стратегии.

Много возвышенных слов произносится об актуальности вложений в человеческий капитал. Но фактически власть относится к трудоспособной части населения как к трудовому ресурсу, как к юзерам, которые должны быть благодарны за доступные потребительские возможности. Кто же будет творить? И в какой стране?

Мотивированное трудящееся большинство — главное национальное достояние страны, искомая движущая сила успешных преобразований российской экономики. Мотивация работников — во-первых. Одновременно, исполняя данное условие, — все провозглашаемые и назревшие действия. Иначе реформы «не пойдут».

Пока так считают немногие, а действуют соответствующим образом и того меньше…