1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 443

Симуляцию предоставления медицинских услуг продолжат всячески стимулировать

Власти Москвы провели первый аукцион на право льготной аренды нежилых помещений для создания медицинских кабинетов шаговой доступности «Доктор рядом». Стоимость арендной ставки составляет всего 1 руб. за 1 кв. м на 20 лет. В ряде других российских городов также не отказываются от этой затеи, хотя она уже не раз доказала свою бессмысленность.

Московские власти сообщают следующее. Основным требованием для инвестора пилотного проекта является создание кабинета терапевта и педиатра, принимающих пациентов по полисам ОМС. Ещё одно обязательное условие — опыт работы в профессиональной медицине не менее трёх лет. Для создания более удобного функционирования кабинета рекомендовано организовать гибкий график работы специалистов с 8 утра и до 20 вечера.

Приводятся адреса первых пилотных кабинетов лейбла «Доктор рядом». Победители аукциона оплатят аренду за три месяца вперёд.

По задумке городских начальников, «инвесторы» (так власти гордо называют тех, кто готов вложить в аренду сотню-другую рублей), победившие на аукционе, должны подготовить помещение для работы в соответствии с существующими медицинскими стандартами, оснастить необходимой техникой.

Не совсем ясно, что имеется в виду под «оснастить необходимой техникой», по прошлым опытам организации чего-то подобного «Доктору рядом» выходило, что и технику выделяло государство. Обычно это были пара стульев, столик, кусок марли и прочее необходимое.

Ещё городские власти сообщают, что оставшуюся производственную площадь доктора-победители могут использовать под создание кабинетов специалистов других специальностей, оказывающих услуги на коммерческих условиях.

Это тоже нуждается в пояснениях, которых пока не видно и не слышно. Скажем, снимая помещение за рубль, можно попытаться сдать кладовку по сотне за метр. Для исключения, наверное, таких проявлений несознательности людей введены некоторые ограничения. По системе «Доктор рядом», в комплексе оказания медицинских услуг не могут участвовать косметологи, специалисты нетрадиционных практик, венерологии, массажисты.

Новая сеть так называемых пунктов здоровья «Доктор рядом», по утверждению руководителя столичного департамента здравоохранения Москвы Георгия Голухова, «сможет существенно разгрузить поликлиники, позволив воспользоваться услугами врача широкого профиля непосредственно рядом со своим домом».

До конца года планируется выставить на аукционы ещё 30 объектов недвижимости. Следующий аукцион, на котором пройдут торги по семи объектам, состоится в августе.

В некоторых российских городах такие мини-поликлиники уже пытались организовывать. В той же Москве их открывали во время возведения Строгино и Чертаново. Там принимали терапевты и педиатры. Просуществовали пункты недолго из-за своей низкой эффективности. Врачи служили фактически диспетчерами, осуществляя перенаправление в поликлиники к узким специалистам.

И каждый раз, когда на фоне явного дефицита новых идей начальники упрямо возвращаются к идеям бородатым, они непременно ссылаются на какой-то хороший заграничный опыт. Мол, там, как в старой России, есть специалист, которого условно можно назвать «семейным доктором», к которому люди обращаются как к первому советчику.

Да, что-то такое есть. Но стимулы для развития института семейных докторов используются другие. В разных странах и провинциях они разные, но обычно это те или иные налоговые стимулы.

У нас же очевидно усиление налоговой нагрузки на малый бизнес, а ведь именно таким бизнесом только и может, кажется, быть работа в мини-поликлиниках. Если, конечно, не финансировать работу этих докторов из бюджетов (что кажется логичным). У нас упор делается на предоставление доступных условий аренды.

На самом деле из всех известных источников видно, что в тех странах, на опыт которых любят ссылаться наши чиновники, семейные доктора принимают обычно у себя дома. Как принимал, скажем, профессор Преображенский, известный народу по фильму «Собачье сердце».

Другая тенденция во всех странах, где люди живут в среднем дольше, чем у нас. Там стараются развивать квалифицированные, так сказать, диспетчерские службы, которые грамотно направят (при необходимости — быстро доставят) заболевшего человека туда, где можно быстро и качественно провести анализы и начать лечение. К примеру, в США этому обучены все полицейские и пожарники, так что при вызове там скорой помощи подъезжает та машина, которая ближе к пациенту. Задача бригады, будь она из медиков или пожарных, одна — оказать первую помощь и как можно скорее доставить человека в солидную клинику (помощь по скорой везде бесплатная).

Так что открывавшиеся прежде мини-поликлиники превращались в диспетчерские службы совсем не потому, что в них работали плохие специалисты. Они и должны были стать пунктами перераспределения потоков пациентов, замещая явную нехватку грамотных советчиков.

В большой степени преимущества или недостатки той или иной системы медицинской помощи проявляются в данных статистики (конечно, на них влияют и другие важные факторы). В 2012 г. впервые за многие годы пару месяцев в России наблюдался естественный прирост населения. Это быстро закончилось. Уже по итогам пяти месяцев 2013 г. естественная убыль населения резко возросла и составила почти 60 000 человек. В том же 2012-м продолжительность жизни в России немного превысила 70 лет. Для сравнения, в США она составила 78 лет, в Германии — 79 лет, во Франции — 81 год, в Японии — 82 года.

Сам институт семейного доктора, наверное, был бы далеко не лишним. Может быть, такими докторами могли бы работать опытные врачи, вышедшие на пенсию. Странно было бы требовать от них точной постановки диагноза и назначения лечения. Но они способны сказать, что по такому-то случаю не стоить медлить и надо срочно обратиться к такому-то специалисту в нормальную поликлинику, а, скажем, вот на этот прыщик можно не обращать внимания, разве что подорожник приложить. Они могли бы контролировать лечение до выздоровления. Но тогда разумным кажется, чтобы эти доктора давали официальное направление на приём, причём на конкретный час к конкретному специалисту в государственную клинику. Тогда понадобится предоставить ближайшим медикам доступ к Интернету, да и компьютеры выделить, прописать их систему взаимоотношений с поликлиниками и больницами — вот это и впрямь поспособствовало бы разгрузке очередей в поликлиниках.

Но обо всем этом нет речи в решениях градоначальников. Сосредоточились на близком и понятном — на распределении/перераспределении квадратных метров. Однако, нет доказательств, что это имеет целительный эффект.

Можно предположить, почему городские управленцы наложили на себя такие ограничения. Иначе бы пришлось разрабатывать новую программу оказания медицинской помощи в плане первичной диагностики, пришлось бы разным департаментам — распределителям метров, распределителям ресурсов для медучреждений и так далее — работать совместно, и это была бы тяжёлая, рискованная по прогнозированию эффективности и загодя неблагодарная работа.

Выделяя же просто метры для создания загадочных по самому смыслу их существования амбулаторных пунктов, легко продемонстрировать рвение перед начальством, которому надо говорить что-то приятное избирателям.

В медицине нечто подобное называется «симуляция». По БСЭ — «ложное изображение болезни или отдельных её симптомов человеком, не страдающим данным заболеванием». В нашем случае бюрократия, есть подозрение, изображает деятельность по медицинской помощи населению.