1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Маска, я тебя знаю!

После активизации мировой кампании по борьбе с отмыванием денег многое изменилось, в том числе поведение банковских служащих стран дальнего зарубежья. Как ни парадоксально, но сегодня нередки случаи, когда клерки забывают о том, что их прямой обязанностью является привлечение в свой банк максимального количества клиентов, а не поставка иноземных сидельцев в местный зиндан. А теперь представьте себе, что вам нужно открыть счет в одном из европейских или американских банков, но при этом пришлось столкнуться именно с таким «человеческим фактором», запрограммированным на то, что «у русских не может быть «чистых» денег просто по определению». О том, как можно «разрулить» подобную ситуацию, рассказывает председатель президиума коллегии адвокатов «Джон Тайнер и партнеры» Валерий Тутыхин.

Если банковский клерк просто «не любит русских», то это сумрачное состояние души в любом случае скажется на его отношении к нашим соотечественникам. С таким же успехом ваш визави может не любить и индусов, если его родственник погиб в турпоездке от укуса кобры. Помимо людей с предубеждением по нацпризнаку существует еще и очень много таких, которые испытывают элементарную зависть к людям «с деньгами», при этом твердо убежденных, что за любым большим состоянием стоит еще большее преступление. Поэтому в данном случае ответная рефлексия — не лучший ваш советчик.

Итак, если в ходе решения своих коммерческих проблем вы наткнулись именно на такого человека и от него зависят результаты анализа вашей персоны, ваших денег и вашей деятельности на предмет «чистоты», то и вопросы будут задаваться с позиции полицейского, а не банкира. То есть вас будут стараться «поймать», вместо того чтобы помочь вам не запутаться и изложить стройное повествование, убедительное для местного законодательства.

Что делать в этом случае? Практика показывает, что не следует подключать «к процессу» его непосредственного начальника: клерки злопамятны, и, даже если вам повезет с начальником, его подчиненный найдет-таки способ осложнить вам жизнь. Не надо также показывать свою собственную значимость и разговаривать на повышенных тонах — со стороны вы будете смотреться, мягко выражаясь, «не очень».

Практический опыт показывает, что в подобных случаях лучше прервать диалог и задать клерку один-единственный вопрос, который будет сформулирован примерно так:

✔ «Мой опыт работы свидетельствует о том, что существует два подхода банковского служащего к потенциальным клиентам: в первом случае банкир изначально исходит из презумпции виновности клиента, то есть подменяет собой полицейского; во втором случае банкир исходит из презумпции невиновности, но поскольку он в законодательном порядке обязан получить определенную информацию о клиенте, то вынужден задавать ряд вопросов.

✔ Возможно, в вашем случае имеет место первый вариант потому, что я русский или в силу каких-то иных причин, но развитие нашего диалога позволяет мне сделать вывод, что вы априори подозреваете меня в махинациях с «грязными» деньгами и, как следствие, ждете, смогу или не смогу перед вами оправдаться. Если это так— прошу мне сразу сказать об этом, если нет — перенастроить наше общение на иной лад.

✔ Итак, вы мне говорите, какая информация нужна для удовлетворения требований вашего банка и законодательства вашей страны, а я постараюсь наиболее полно ответить на вопросы с целью скорейшего установления отношений сотрудничества с вашим уважаемым кредитным учреждением». Практика показывает, что это срабатывает.

Таким образом, прежде чем вдаваться в пространное обсуждение коммерческих деталей с вашим собеседником, уясните для себя, кто он есть. Или он — винтик глобальной бюрократической машины, стремящейся контролировать частную жизнь максимального количества людей, в том числе и вашу, или он — нормальный человек, добросовестно исполняющий свои должностные обязанности. До тех пор пока вы это не поймете, все ваши попытки что-либо растолковать вашему визави будут пустой тратой времени.