1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1702

Формула успеха

Аналитический центр газеты «Экономика и жизнь» выяснил у читателей – далеко не случайных людей в отечественной экономике, – что наиболее важно для достижения успеха в современной России. Наиболее значимые составляющие искомой формулы: связи + деньги + власть. Такие компоненты, как трудолюбие, образование, интеллигентность, – далеко позади.

Данный вывод следует из результатов опроса, представленных в табл. 1. Вряд ли можно назвать неожиданной тройку лидеров. Поручительства и протекции, взятки (неистребимая основа коррупции) и административный ресурс – их наличие сегодня, безусловно, способно вознести на Олимп. Но и низвергнуть – безжалостно и в одночасье – стоит только нарушить одно из этих условий.

Таблица 1. Главное для успеха в России (до трёх вариантов ответа),%

Связи

68,9

Деньги

52,8

Власть

43,3

Беспринципность

27,9

Трудолюбие

26,2

Престижное образование

16,7

Интеллигентность

5,9

Другое

2,3

Затрудняюсь ответить

0,3

Превосходство связей, денег и власти означает, что в российской действительности (в экономике, в частности) эгоистичный и таранный авторитет силы важнее законопослушной и уважаемой общественностью силы авторитета. Последнее как раз и объясняет аутсайдерские позиции интеллигентности и образования. То, что образованию отводится весьма скромная роль, неудивительно. Достаточно вспомнить, кто, начиная с «лихих 90-х», оказался в рядах новоиспечённых российских собственников. Да и сегодня среди тех, кто «рулит» российскими капиталами, немало таких, для кого авторитет силы убедительнее силы авторитета. Конечно, высококлассных профессионалов среди российских предпринимателей немало, и с каждым днём всё больше. Но факты, подтверждаемые многочисленными опросами, – вещь упрямая.

Левада-Центр провёл опрос «На чём, на ваш взгляд, прежде всего держится сейчас власть в России?» (с возможностью нескольких вариантов ответа). Респонденты отметили круговую поруку чиновников и их коррумпированность (37%), поддержку избирателей, надеющихся на улучшение своей жизни со стороны власти (24%), неподконтрольность обществу и пренебрежение законами (24%), мощь государственной машины, работающей только на интересы власти (24%), привлечение во власть по принципу личной преданности (21%) («Коммерсантъ», 27 августа 2012 г.).

Символична упорная борьба за место в группе лидеров или аутсайдеров, развернувшаяся между беспринципностью и трудолюбием (табл. 1).Представляется, что это не случайно. Основная мотивация российских трудящихся при работе «на дядю» – не творчество и трудовые достижения, а зарплата, свидетельствуют исследования компании Towers Watson («Коммерсантъ FM», 23 августа 2012 г.). Так считают 55% опрошенных, для 50% важен отпуск, ещё для 47% – удобство расположения офиса. С утверждением «менеджмент вовлекает сотрудников в процесс принятия решений, касающихся самих сотрудников» согласны 28%. В том, что компания заинтересована во мнениях и предложениях сотрудников, уверены не более трети.

Позиция большинства – руководители не стремятся вовлечь сотрудников в процесс управления и принятия решений, не прислушиваются к их мнению и предложениям. Неудивительно, что доверие высшему руководству компании занимает 20-е место по популярности ответов (8%), а миссии и ценности компании — на 22-м месте (7%). При этом работодатели также не питают иллюзий: 57% из них уверены, что именно зарплата является элементом привлечения сотрудников в компанию (там же).

Аналогичные результаты были получены в 2010–2011 гг. в ряде опросов аналитического центра «ЭЖ» по теме «Работник и компания: взаимный интерес или вынужденная необходимость?»(табл. 2–5).

Таблица 2. Вы удовлетворены своей работой? Устраивают ли вас внутрикорпоративные отношения? (%)

Не удовлетворён. Не устраивают

35,7

Удовлетворён. Устраивают

28,1

Не удовлетворён. Устраивают

16,7

Удовлетворён. Не устраивают

14,3

Затрудняюсь ответить

5,2

Более половины ответивших читателей (порядка 52%) своей работой не удовлетворены. Среди удовлетворённых – 42%. Половину респондентов не устраивают внутрикорпоративные отношения. Тех, кто не удовлетворён ни работой, ни отношениями внутри компании, – более 35%. Тех, кто всем удовлетворён – 28%. Приблизительно равное число тех, кого устраивает одно, но не устраивает другое – соответственно, 14 и 17%. Затруднились ответить 5%.

Таблица 3. Вы уверены в своей востребованности в компании? Работаете ли вы с полной отдачей? (%)

Уверен. Да, работаю

47,2

Не уверен. Да, работаю

21,7

Уверен. Нет, не работаю

15,4

Не уверен. Нет, не работаю

13,5

Затрудняюсь ответить

2,2

Почти 70% (больше двух третей!) опрошенных считают, что «выкладываются на все сто». Не сомневаются, что востребованы и работают с полной отдачей, без малого половина опрошенных (чуть более 48%). В целом более трети (34%) не уверены в своей полезности компании, что, однако, не мешает 21% работать с полной отдачей. Тех, которые не уверены, что нужны компании и соответственно работают без особого рвения, – 13%.

Таблица 4. Вы знаете стратегию развития компании, в которой работаете? (%)

Не знаю

46,0

Знаю и одобряю

28,3

Знаю и не одобряю

25,7

Таким образом, знакомы со стратегией компании, где работают, чуть более половины опрошенных (54%). При этом лишь 28% поддерживают определенную руководством стратегию. Без малого четверть опрошенных – те, кто знаком со стратегией компании, но не одобряет избранный курс. Менее половины участников опроса (46%) вообще ничего не знают о стратегии. Иными словами, они в лучшем случае обычные, добросовестные наёмные работники компаний и их деятельность совсем не обязательно предполагает заинтересованное, целенаправленное участие в реализации разработанного курса.

Следовательно, более 70% опрошенных (с учётом тех, кто не знаком либо принципиально не одобряет стратегию) так или иначе (осознанно или в результате отсутствия соответствующей информации) «выключены» из заинтересованной, активной, целенаправленной деятельности компании. Такие работники трудятся от звонка до звонка и объективно не заинтересованы в результатах её деятельности. Надежда компании на развитие – в руках менее чем трети сотрудников, причём не факт, что их устремления, активность и умение соответствуют целям и задачам компании.

Кроме того, отсутствие информации о планах руководства вызывает у них естественную настороженность и неуверенность в стабильности своего положения, ведь если прогрессивные изменения произойдут (например, технологическая модернизация, связанная с внедрением современного, более производительного оборудования), то часть из них может потерять работу. Для сравнения: в компании Ford 87% сотрудников одобряют вектор её развития и удовлетворены работой.

Таблица 5. Считают ли руководители компании эффективной вашу работу? Влияет ли эта оценка на величину вашей зарплаты? (%)

Считают. Не влияет

45,2

Не считают. Не влияет

20,5

Считают. Влияет

14,2

Не считают. Влияет

10,1

Затрудняюсь ответить

10,0

По мнению 60% опрошенных, руководители компании оценивают их работу как эффективную. В то же время две трети (66%) считают, что эта оценка не влияет на величину зарплаты. Лишь 25% уверены в зависимости размера зарплаты сотрудников от оценки руководством эффективности их работы.

Подобное положение идёт вразрез с мировым трендом на поиск эффективных путей мотивации и вовлечённости сотрудников в дела компании, существенно влияющих на производительность труда работника. Наиболее продвинутые варианты демократизации производственных отношений связаны с наделением работников на тех или иных условиях акциями своих компаний. Вот высказывание президента корпорации «Дюпон» Джона Крола, опубликованное в советской печати в теперь уже далёкие 80-е годы прошлого века: «Я хочу, чтобы все, кто работает в компании, являлись бы её инвесторами... чтобы их личное благосостояние было в прямой зависимости от успехов компании». На практике это означает «продажу на льготных условиях акций „Дюпон“ среди сотрудников».

Зарплата желаемая и действительная

Результаты недавнего опроса, проведённого холдингом «Ромир», выявили, что российской семье из трёх человек в зависимости от региона для нормальной жизни нужно от 45 000 до 90 000 руб. в месяц, или в среднем по стране 62 600 руб. Половина респондентов назвали 45 000–60 000 руб. 22% – меньшую сумму, а 29% – большую. Показателен размер среднего дохода такой семьи летом 2012 г. за вычетом налогов, сборов и обязательных платежей, составивший номинально, по расчётам Росстата, 60 000–63 000 руб. в месяц. Однако данная величина по сути указывает, насколько реальная жизнь оторвана от благостных показателей отечественной статистики. Ведь в среднем зарплата составляет порядка 26 000 руб., а половина россиян располагают доходами менее 15 000 руб. в месяц, что свидетельствует о сильнейшем и растущем расслоении населения по уровню доходов (www.NEWSru.com, 23 августа 2012 г.).

Аналогичное исследование годом ранее провели американские ученые из Принстонского университета. Они выяснили, что «для счастья» рядовому американцу необходимо зарабатывать 75 000 долл. в год, или 6250 долл. (приблизительно 190 000 руб.) в месяц (там же). Как говорится, почувствуйте разницу, каждодневно ощущая, что цены на потребляемые нами товары и услуги необратимо растут в направлении мирового уровня, уверенно обгоняя рост зарплаты. При этом сама зарплата растёт быстрее производительности труда, что чревато серьёзными последствиями для российской экономики (на слуху экономический кризис в Греции).

Что в остатке?

Можно подготовить «три короба» предложений и рекомендаций для известных проблем. Собственно, такие разработки уже есть – отдельно сформулированные, красиво обоснованные, частично обнародованные, принятые к исполнению и даже исполненные. Увы, успешного или хотя бы обнадёживающего результата, если судить по реальному состоянию экономики, нет.

Потому что проще и выгоднее для власти (с точки зрения чиновников любого уровня) не разрабатывать системную концепцию с взаимно увязанными, взаимно зависимыми и дополняющими друг друга элементами (сферы деятельности, отрасли, регионы и т.д.), а продуманно и отдельно «засвечивать» вопросы – в политике или экономике, культуре или спорте, науке или образовании. Буквально хотим «там», хотим «здесь». Не так давно говорили о модернизации и даже с Евросоюзом соответствующую программу подписали – «Партнёрство для модернизации» называется. Теперь курс на новую индустриализацию провозгласили – возможно, ещё один глобальный, ресурсоёмкий (без этого нельзя!) проект появится.

Кстати, о модернизации. В «Обзорном докладе — 2011», подготовленном китайскими учёными, говорится: «Модернизация в XXI веке есть комплексный способ решения политических и управленческих, экономических и социальных, культурных и личностных задач, которые в полном объеме стоят перед государствами, обществами и индивидами в контексте внутренних и внешних угроз и рисков; это совокупность процессов технического, экономического, социального, культурного, политического развития общества (страны и ее регионов).

Целевые функции современной модернизации: безопасность государства и общества, устойчивое функционирование всех их структур, включая повышение условий жизнедеятельности населения (качества жизни) не ниже среднего состояния, достигнутого странами того мегарегиона человеческого сообщества, к которому относится данное общество (выделено В.Т.). Достижение этих целей той или иной страной требует отчетливого знания состояния и динамики её модернизации в сравнении с другими странами».

И далее: «Модернизация является частью межстрановой конкуренции: страны стараются обогнать друг друга и достичь высокого уровня по мировым меркам. Вместе с тем модернизация затрагивает и жизнь отдельных людей, отношение к ней характеризует их личный выбор; если кто-то не принимает её, то уровень его жизни будет всё более отставать от уровня жизни людей, участвующих в модернизации». (Обзорный доклад о модернизации в мире и Китае /2001–2010/. Гл. ред. Хэ Чуаньци. Отв. ред. Н.И. Лапин. М.: Весь мир. 2011).

А что в России?

С одной стороны, отсутствует полноценная, официально принятая долгосрочная стратегия развития (не путать с множеством ведомственных «стратегий», которые регулярно и по указанию легко и быстро обновляются в нужном направлении).

С другой – нет массовой заинтересованности и мотивации к эффективному, общественно полезному труду вследствие продолжающегося отчуждения большинства трудящихся от результатов труда и доходов, от участия граждан в принятии управленческих решений разного уровня.

С третьей – власть не торопится провозгласить исторически выстраданную гражданами России цель (расписав её по параметрам, срокам достижения, ресурсам, ответственным лицам и т.д.): обеспечить большинству жителей страны среднеевропейский (а лучше – западноевропейский!) уровень жизни, соответствующий цивилизационным возможностям высокоразвитой индустриальной стадии. Или мы всё же не в Европе живём?

Чтобы отыскать формулу успеха, необходимо перевернуть пирамиду ценностей (не крушить-ломать, а именно перевернуть). Связи, деньги, власть – во-вторых. Трудолюбие, образование, интеллигентность – во-первых. Иначе постиндустриальное общество, основанное на экономике знаний, не построить.