1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1386

Дворцы и капиталы

А Васька слушает да ест

Результаты проверки Минэнерго свидетельствуют о беспрецедентной коррупции в электроэнергетике, заявил на недавнем заседании правительственной комиссии Председатель Правительства Владимир Путин.

162 должностных лица (без малого половина) аффилированы с 385 коммерческими организациями. 67% энергосбытовых компаний действуют абсолютно непрозрачно и прокручивают деньги потребителей через офшоры. Благодаря таким схемам за 2008–2010 годы рост прибыли от продажи электроэнергии составил 279%. При этом собственные долги компаний достигли 56%, долг населения – 18%, а госучреждений – 3,4%. Коррупционные схемы выявлены в регионах Северного Кавказа, Западной Сибири и Урала, Нижегородской области.

Через офшорные фирмы, зарегистрированные на родственников руководителей большинства региональных компаний, средства из отрасли выводятся за рубеж. Были названы фамилии топ-менеджеров крупнейших энергетических и сетевых компаний – ФСК, «Русгидро», МРСК (о размерах сумм, фактически похищенных из бюджета, скромно умалчивается – ВТ).

Закон не запрещает хранить прибыль за рубежом, однако нормальный инвестклимат в стране не совместим с офшорными схемами, вывод финансовых ресурсов из оборота в офшоры недопустим, – сказал В. Путин. Он поручил Минэнерго, МЭР и госкомпаниям за два месяца провести проверки на наличие коррупционных схем и связей сотрудников госкомпаний с офшорами, включая «Газпром», Внешэкономбанк и «Сбербанк», потребовал от топ-менеджеров энергокомпаний с госучастием декларировать сведения о своих доходах и доходах родственников. Глава Правительства подчеркнул при этом, что «вывод национальной экономики, её стратегических отраслей из офшорной тени — наша приоритетная задача на предстоящий период».

Свершилось! То, что два десятилетия видела вся страна, наконец-то узрели и власти. Аккурат к выборам президента (через два месяца!) поспеют результаты и оргвыводы. Возможно, зарвавшихся оперативно снимут и накажут, на их должности («свято место пусто не бывает») обязательно назначат (изберут) других. Но где гарантия, что, в отличие от одной очень хорошей песни, всё опять не повторится сначала?

А почему бы сразу не внести в Госдуму и не принять федеральный закон, жёстко регламентирующий открытие счетов в офшорах, тем более крупнейшими отечественными компаниями – вне зависимости от формы собственности. Именно для того, чтобы запустить нормальный инвестпроцесс, чтобы поставить эффективный заслон оттоку капиталов в десятки и сотни миллиардов долларов, стимулировать внутренние инвестиции. В этом случае двух месяцев вполне хватило бы, чтобы реально и принципиально изменить «офшорную» ситуацию, наносящую не только конкретный финансовый ущерб, но и немалый моральный урон престижу страны и её руководства. Принцип простой: вначале инвестируй в национальную экономику, добейся значимых результатов, а затем уже «смотри в лес». Конечно, действовать надо системно – осуществляя институциональные преобразования и «налоговый маневр» (по выражению В. Путина), укрепляя гарантии прав собственности.

И не только «утечка мозгов», но и вывоз капиталов, явный дефицит долгосрочных (не спекулятивных) иностранных инвестиций в отечественную экономику убедительно свидетельствуют о необходимости серьёзной корректировки проводимого курса не на словах, а на деле.

Незаметно, однако…


Новая индустриализация

Дикая приватизация лихих 90-х раскрутила маховик коррупции в доселе невиданных на Руси масштабах. Те, кто умел только «делить и пилить», в одночасье сколотили миллиардные состояния, а не приносящая пользу обществу нетрудовая собственность стала естественной причиной нетрудовых доходов, похоронив надежды на справедливое распределение произведённого продукта.

Но ведь учит Церковь: «Труд» имеет приоритет над капиталом» (выделено ВТ). Эта истина непосредственно касается самого производственного процесса, по отношению к которому труд всегда есть первичная, производящая причина, тогда как капитал, или совокупность средств производства, есть некий инструмент, или причина инструментальная (выделено ВТ). Эта очевидная истина вытекает из всего исторического опыта человека (см. здесь же – Может ли экономика быть справедливой).

Судя по ситуации в российской экономике, для многих эта истина далеко не очевидна. Так, неужели можно всерьёз рассчитывать, что кто-то, не имея шансов реально влиять на ситуацию и улучшить свою жизнь, не видя перспектив, не ощущая перемен, будет эффективно работать на «дядю», откровенно, и не скрывая этого, купающегося в роскоши?

Правительство провозглашает курс на «новую индустриализацию», в результате которой должно появиться 25 млн рабочих мест, а российская экономика – через пять лет – войдёт в пятёрку крупнейших экономик мира. Заманчиво мыслить масштабными категориями. Гораздо продуктивнее, однако, формулировать цели и конкретные параметры, близкие и понятные простому гражданину.

Ведь кому суждено реализовывать такую замечательную стратегию?Внедрять в жизнь – заинтересованно, с напряжением силы и духа и с полной отдачей? С уверенностью, что это его кровное дело, дело чести, дело настоящего и будущего – в его собственных интересах, интересах его детей и внуков, интересах России? Ощущая улучшения сегодня, а не ожидая их в «прекрасном далёко». Чиновникам? Учёным? Собственникам и топ-менеджерам? Политикам? Как известно, у каждого из них есть своя область компетенции и ответственности, где они проявляют свои способности и умение. И хорошо, если с пользой не только для себя любимого…

Но если ведущая движущая сила общественного развития – народ, то ведущая движущая сила экономического развития – значительная часть этого народа, трудящееся большинство, миллионы и десятки миллионов работников, чьим трудом создаётся материальное и духовное богатство страны. Без их активного, заинтересованного участия прогрессивные перемены не произойдут, ожидаемые изменения не состоятся. Благодаря общенародной поддержке снижаются политические риски в принимаемых решениях, повышается значимость политических последствий достигнутых результатов.

Однако, судя по опросам, российскому обществу не до решительного «модернизационного/индустриализационного» движения, отсутствие которого упорно подменяют движением мало влияющих на ситуацию решений. Большинству граждан – потому что забито-загружено текущими проблемами. Меньшинству – потому что и в таких условиях капиталы растут и множатся, а за рубежом – запасные аэродромы.

Думающих людей всегда удивляли бесконечные призывы устремиться (не теряя времени) в постиндустриальное завтра. Словно можно обойтись без современных индустриальных технологий массового производства, гарантирующих среднемировой уровень качества товаров и услуг, доступных абсолютному большинству российских граждан? Слава богу, пришло понимание, что мы ещё индустриальную стадию общественного развития толком не освоили!

Но, безусловно, поддерживая конкурентные отечественные достижения постиндустриального уровня, необходимо сформулировать и, наконец, заняться практическим решением исторически важной задачи – уже в ближайшие годы реально обеспечить большинству трудящихся (конкретным, а не среднестатистическим россиянам!) среднемировой уровень жизни, в полном объёме соответствующий возможностям развитой индустриальной стадии.

Именно таких показателей, характеризующих качество жизни своих граждан, достигли в ведущих государствах, прежде чем началось формирование постиндустриального общества. Для России сегодня в такой политике и судьбоносная стратегия, и суть вложений в человеческий капитал. В противном случае бесконечные призывы и планов громадьё рискуют превратиться в пустую, периодически вбрасываемую «маниловщину», определяемую конъюнктурными соображениями (политическими, экономическими, социальными).

Удвоение ВВП. Модернизация. Стратегия-2020. Новая индустриализация… Что дальше?

Россия: локальное лидерство и глобальная восприимчивость

У нас нет системной, последовательной, государственной экономической политики с чётко определёнными приоритетами. Она должна предусматривать одновременную реализацию взаимодополняющих программ – долгосрочную (инновационную) стратегию экспорта на уровне высших мировых стандартов (I) и ограниченную целесообразными временными рамками тактику (технологического, в основном) импорта (II), предусматривающего массовое производство продукции среднемировых стандартов для внутреннего рынка (см. здесь же – О Стратегии-2020: как сделать лучше, а не как всегда):

I. «Стратегия экспорта» локальное лидерство на мировом уровне

- система ключевых стратегических проектов, направленная на активное создание не только в России, но и за рубежом международных научно-технических и технологических центров с российским участием – как адекватная реакция на реальный спрос «там» на наши постиндустриальные предложения, объективно мало востребуемые в современной России. Разумеется, предусматривая обязательное участие в компаниях производителях инновационного продукта.

Политика обоснованных действий «на опережение», государственной поддержки интеллектуального экспорта должна в том числе предусматривать возвращение россиян из «творческих командировок» либо выкуп их лабораторий для продолжения работы в России. Или, напротив, возможность продолжения такой деятельности за рубежом. Реальная потребность в инновационном продукте, в постоянных преобразованиях возникает в стабильной, сбалансированной, конкурентной экономике, функционирующей как надёжно отлаженный механизм. В противном случае происходит имитация модернизации, единственный «успех» которой – «распил» (как способ безусловного освоения) миллиардов финансовых средств.

Ещё один значимый компонент «стратегии экспорта» комплексная модернизация предприятий базовых (добывающих, перерабатывающих и др.) отраслей с привлечением крупнейших мировых концернов и использованием передовых технологий постиндустриальной стадии. Пример: по информации главы Российского топливного союза, из тонны нефти в России получают 200 литров бензина, а в США 500 литров.

Перспективно использовать доходы от дополнительно добытого сырья и дополнительно произведённого продукта (по технологиям постиндустриальной стадии) для взаиморасчётов с иностранными партнёрами, предусмотреть одновременное всестороннее освоение прилегающих территорий в соответствии с постиндустриальными требованиями. Образно говоря, пустить в дело то, что сейчас «топчем или сжигаем», загрязняя окружающую среду.

II. «Тактика импорта» глобальная восприимчивость для «внутреннего потребления»

- система ключевых тактических (средне- и краткосрочных) проектов, предусматривающая ускоренную модернизацию тех отраслей, продукцию которых (товары и услуги для населения, переработка сельхозпродукции, формирование инфраструктуры и т.д.) целесообразно производить в России.

Содействие иностранным и отечественным компаниям в перемещении на российский рынок или закупках предприятий и технологий индустриальной (постиндустриальной) стадии – конкурентных либо менее конкурентных на зарубежных рынках, но более эффективных в сравнении с российскими аналогами и обеспечивающих массовое производство доступных населению товаров и услуг среднемирового качества.

Возможность дальнейшей модернизации и создания производств следующих поколений, соответствующих стандартам и параметрам постиндустриальной стадии и органично встраиваемых в систему международного разделения труда (завершение проекта).

В остальном – обоснованный импорт товаров и услуг надлежащего качества под жёстким госконтролем.

Основные положения предлагаемой концепции были изложены пять лет назад (Импорт и экспорт, которые спасут страну – Новая политика, 5 марта 2007 года). Два принципиальных и обязательных условия. Во-первых ключевые проекты «стратегии экспорта» и «тактики импорта» должны осуществляться системно, одновременно, взаимообусловленно и взаимно дополняя друг друга. Во-вторых – чтобы люди поверили в успех, который придёт завтра (послезавтра, через пять, десять и т.д. лет), они должны конкретно чувствовать, что и как стало лучше сегодня, действительно приближая их к среднемировому уровню жизни. Именно эти условия не просматриваются в новейших разработках, презентуемых российской общественности.

*****

Социальная ответственность капитала определяется не размерами благотворительности и разного рода «вынужденных» отчислений, не податливостью административному нажиму. Среди важнейших критериев – эффективное и конкурентное производство, создание рабочих мест, полновесные налоговые отчисления, справедливо распределяемый доход. Правда, чем больше российских компаний будет следовать подобной корпоративной политике, тем меньше соотечественников-небожителей будет попадать в списки «Форбс», приобретать дворцы, строить роскошные яхты, покупать зарубежные спортклубы и просто сорить деньгами.

Но разве плохо, если в России героев труда будет больше, чем героев Куршевеля?