1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2779

О стратегии-2020: как сделать лучше, а не как всегда

В СМИ появились материалы доклада российскому правительству о проекте нового варианта Стратегии-2020. Вряд ли кто-либо всерьёз рассчитывает, что российское экспертное сообщество примет документ «на ура» хотя бы в целом. Слишком глубоки политические противоречия, сильны расхождения во взглядах на теорию и практику, трудно преодолимы конъюнктурные предпочтения, велики амбиции.

Отсюда, наряду с обоснованной критикой и рациональными идеями, – зачастую неуместное ёрничание и обывательское брюзжание. И справа, и слева. И сверху, и снизу. Конечно, всё это можно объяснить конкуренцией научных школ, недостатком политической культуры, отсутствием должного опыта объективной и корректной полемики, нечастыми масштабными дискуссиями, избыточным самомнением оппонентов и т.д. Пожурить и терпеливо ждать, когда участники развёртывающейся баталии, словно расшалившиеся недоросли, утихомирятся и, успокоившись, займутся, наконец, конструктивным обсуждением и поисками консенсуса. Только ведь речь не об эмоциях или издержках воспитания. И расхожее утверждение «ничего личного» – не к месту. На карте истории, без преувеличения, будущее России, а «толкового контента» – всё нет…

В промежутке

Промежуточный доклад о «Стратегии-2020», посвящённой путям социально-экономического развития России до 2020 года, подводит итог полугодового труда специалистов 21 экспертной группы.

Вначале с ним ознакомятся министерские чиновники. Затем, скорее всего, последуют дозированные выбросы информации для широкой публики. Раньше или позже, в открытом доступе может появиться полный текст документа, но полноценному обсуждению состояться, скорее всего, не суждено – элементарно не хватит времени.

Первый – «докризисный», трёхлетней давности – вариант Стратегии был документом победителей, опьянённых в предшествовавшие его появлению «двухтысячные» безудержным ростом мировых цен на энергоресурсы, уверенно тащившим вверх российский ВВП и рентные (непроизводственные) нефтегазовые доходы.

Жизнь показала, «кто в доме хозяин». Пришло время не только стремиться жить по средствам, а принципиальным образом менять не только риторику, но и стратегию развития – в долгосрочной и краткосрочной перспективе. Но вот беда – и разработчики Стратегии, и их оппоненты, что называется, «зациклились» на выявлении внутренних противоречий в разрабатываемых концепциях и моделях, на корректировке контрольных цифр (конечно, важных и нужных!) – так и не сумев системно сформулировать фундаментальные условия и критерии нового качества роста.

Руководствуясь благопристойным принципом «не навреди», не будем заниматься сравнительным анализом известных «аргументов и фактов». Нельзя отрицать их (во многом) разумного начала.

В самом деле. Развитие внутреннего рынка не должно провоцировать закрытость национальной экономики и идти в ущерб её экспортным возможностям (Эксперт, № 34, 29 августа 2011 года). Инновационный «прорыв» невозможен без обновлённой индустриальной базы 21-го века, способной потреблять знания и создавать на их основе инновации. Нынешнее же состояние отечественной промышленности точнее определяется понятиями «деградация» и «откат в доиндустриальную эпоху», нежели модным термином «модернизация».

«Родовые пятна» российской экономики хорошо известны: недопустимо высокая зависимость от сырьевой конъюнктуры и чрезвычайно слабая диверсификация, низкий уровень производительности труда, высокая степень концентрации и монополизации экономики. Это ведёт к росту рисков, снижает гибкость и динамичность предпринимательской активности корпораций, порождает иждивенчество, а в целом – является причиной недостаточной конкурентоспособности на внутреннем и внешнем рынке (Независимая газета, 28 апреля 2009 года).

Удивляют наивные призывы устремиться (безоглядно и не теряя времени) в постиндустриальное завтра. Неужели кто-то всерьёз полагает обойтись без современных индустриальных технологий массового производства, гарантирующих среднемировой уровень качества товаров и услуг, доступных абсолютному большинству российских граждан?

Понятно, что и высокотехнологичные продукты в разумных объёмах (в соответствии с реальным спросом) найдут покупателя внутри страны, но не они сегодня «делают погоду». Безусловно, «мерседесы» – отличные автомобили, но подавляющему числу россиян (и не только) они не по карману, да и инфраструктура не позволяет (сервис, дороги, качество бензина). И т.д. Ведь не случайно говорят, что «лучшее – враг хорошего!». Так разве не «задача № 1» поставить во главу угла благосостояние большинства в будни, а не лидерство по числу олигархов, сияющие супервитрины в небольшом числе российских городов и периодические расточительные празднества, больше напоминающие «пир во время чумы»?

Вот и завоевание мирового рынка качественной наукоёмкой продукцией российского производства – задача амбициозная, но, во-вторых, стратегически ориентирующая на успех завтра и не затмевающая насущные цели сегодня. Ибо прежде – во-первых – разве такая продукция не должна быть конкурентоспособной (например, по соотношению цена/качество, техническим параметрам, сервисным услугам и др.) и доступной на внутреннем рынке. Можно ли всерьёз говорить о российских инновациях и доморощенном хайтеке, если всё это оказывается недостижимым (по очевидным причинам) для массы непосредственных производителей, как только они становятся потребителями?

Цифры и факты

В Стратегии-2020 утверждается, что инфляция предопределяет низкую склонность населения к сбережениям и его выбор в пользу текущего потребления. По мнению ряда экспертов, то, что инфляция выше ставки по депозитам – «стилизованный факт: можно спорить, почему это случается, но опровергнуть тезис невозможно» (Экспертный канал «Открытая экономика», 13 сентября 2011 года).

Влияние дохода со знаком «минус» по депозитам в условиях растущей инфляции отрицать невозможно. Однако опрос аналитического центра ЭЖ (таблица 1) свидетельствует, что проблема не столько в инфляции и не в разочаровывающем отсутствии склонности к сбережениям, сколько в элементарном отсутствии накоплений у граждан! И это не случайное явление, а проявляющаяся годами закономерность: недостаток денег как причина отсутствия сбережений и неудовлетворительного уровня жизни большинства россиян (буквально: не до жиру – быть бы живу!).

Таблица 1. А вы ожидаете повышения своих доходов?

Планируете увеличить свой банковский вклад (%)?

Нет. Нет вклада

45,6

Нет. Не планирую

24,3

Да. Увеличу не более чем на 50%

6,6

Да. Увеличу до 10%

5,9

Да. Не планирую

5,9

Да. Увеличу до 25%

5,3

Затрудняюсь ответить

4,6

Да. Увеличу до 50%

2,0

Как следует из данных опроса, у 45% ответивших нет банковских вкладов. Порядка 25% имеющих вклады не ждут в нынешнем году увеличения своих текущих доходов. Ещё 6% не понесут деньги в банк даже при повышении доходов (см. здесь же – Доходы и расходы).

Итак, в этом году 75% (три четверти) россиян в качестве реальных вкладчиков банками рассматриваться не могут. Банковские вложения возможны, если ожидаемые доходы превышают минимум, необходимый простому смертному для удовлетворения ежедневных привычных жизненных потребностей и осуществления текущих и других плановых платежей. Разумеется, при условии, что иные способы капитализации дохода не являются более привлекательными. Тех, кто готов стать вкладчиками, не более 20–25% (цифра, фигурирующая во многих прогнозах). В том числе около 15% рассчитывают увеличить свой вклад не менее чем на 25% (почти половина из них – 7% общего числа опрошенных – в 1,5 раза).

А что же остальные десятки миллионов работающих россиян? Чтобы выяснить, как население потратит деньги, не накапливая их как банковские сбережения, был проведён нижеследующий опрос (таблица 2).

Таблица 2. Какие траты вы планируете в 2011 году (%)?

Денег хватит только на текущие расходы

59,0

Использую на отпуск

18,6

Потрачу на образование

14,1

Приобрету автомобиль

11,5

Куплю бытовую технику

10,3

Куплю недвижимость (квартиру, дом, участок)

8,0

Другое (всего), в т.ч.: денег не хватит даже на текущие расходы; потрачу на ремонт дома, квартиры; коплю на переселение из района Крайнего Севера на материк

5,5

Вложу в ценные бумаги

3,2

У без малого 60% населения денег хватит только на текущие расходы (в т.ч. у 1–2% – раздел «Другое» – даже на эти цели денег может не хватить). Потратят часть дохода на отпуск чуть менее пятой части опрошенных, на образование – менее 15%. Чуть более 11% планируют приобрести автомобиль, купят бытовую технику всего лишь 10%. Порядка 8% приобретут недвижимость, что подтверждает весьма высокий уровень доходов данной части населения. Менее 4% потратят деньги на другие цели, в частности на ремонт квартиры, продолжат копить средства на переселение из районов Крайнего Севера на материк, постараются погасить долги и др.

Отметим попутно, что многие товары и услуги, приобретение которых планируется россиянами, производятся за границей. Таким образом, достаточно оснований утверждать, что большинство жителей страны, имеющих скромные реальные финансовые возможности, поддерживая на минимально достаточном уровне свою жизнедеятельность, фактически не участвует в стимулировании и развитии внутреннего спроса и слабо содействует (постольку – поскольку) расширенному воспроизводству в отечественной экономике. Немногие могут купить недвижимость, автомобиль, бытовую технику, потратиться на образование, т.е. реализовать функции, подтверждающие реальность политики вложения в человеческий капитал и соответствующие набирающим силу постиндустриальным трендам (там же).

Примечательно, «Стратегия-2020» ещё далека от завершения, а президиум правительства 7 сентября этого года уже одобрил стратегию инновационного развития РФ до 2020 года общей стоимостью 15,6 трлн рублей. Премьер Владимир Путин, обязав Правительство обеспечить инновационный рывок страны за 8 лет, отметил, что показателем эффективности стратегии должен стать реальный спрос на российскую наукоёмкую продукцию – как на нашем внутреннем рынке, так и за рубежом. Сегодня наша доля на мировом рынке высокотехнологичной продукции ничтожно мала – 0,3%, а внутри страны – 4,5-5%. Задача – поднять эту долю в промышленном производстве страны до 25-30%. И на внешнем рынке, по словам премьера, ситуацию надо менять… (Expert Online, 8 сентября 2011 года).

Насколько адекватно использование реального спроса на такую продукцию в качестве показателя эффективности инновационных разработок? Как соотнести стоимость «инновационнейших» отечественных разработок – тех же светодиодных лампочек (под тысячу рублей за штуку) и школьных планшетников за 12 тыс. руб. «от Чубайса» – с их доступностью и доходами россиян при среднероссийской зарплате в 22 тыс. руб. с небольшим? Ведь до всяких инновационных «примочек» людям нужно иметь крышу над головой, есть, лечиться, оплачивать ЖК-услуги, получать образование, заботиться о детях и стариках и т.д.

Как показано выше, сегодня в России до 80% работников – прозябающие и выживающие «работающие бедные» (специфическое отечественное ноу-хау) – едва сводят концы с концами, направляя весь свой доход на текущие личные нужды. Эти цифры подтверждаются и другими опросами. Скромные зарплаты и мизерные пенсии существенно ограничивают внутренний спрос и внутреннее потребление вместо того, чтобы стать основным источником финансирования экономического саморазвития.

Следовательно, у российской экономики в таких условиях нет шансов ни на всестороннюю модернизацию (отдельные примеры сути дела не меняют), ни на конкурентное, по мировым меркам, расширенное воспроизводство. Рост ВВП и бездефицитный бюджет либо сведение дефицита к минимуму – возможные, прежде всего, благодаря именно резкому взлёту цен на нефть – не должны никого вводить в заблуждение

Даже по самым оптимистичным подсчётам, в стране не более 20-25% тех, кого причисляют к «среднему классу» (в 2000 году доля российского среднего класса составляла примерно 7%. - Эксперт, № 34, 29 августа 2011 года). Это люди, как правило, с высшим образованием, чьи доходы и социальные установки позволяют выбирать модели трудового поведения и потребления, способные как креативный класс реализовать потенциал инновационного развития (Expert Online, 1 сентября 2011 года).

Однако признание за средним классом естественной авангардной роли в модернизационном проекте не снимает вопроса об участии трудящегося большинства в давно назревших преобразованиях. Потому что истории не известно иной движущей силы общественного развития. Или мы чего-то не знаем? Лидеры… Авангард… А исполнители кто?

Не странная ли ситуация? «Стратегия-2020», неотъемлемой составной частью которой должна быть стадия инновационного развития, ещё в работе. А стратегия инновационного развития РФ до 2020 года уже одобрена Правительством – с реализацией в два этапа и общей стоимостью 15,6 трлн руб.

Спрашивается, что обсуждать, и что обсуждаем? Как не вспомнить ещё раз намёк знающего высокопоставленного правительственного чиновника, изначально советовавшего не возлагать больших надежд на «Стратегию-2020»: не стоит преувеличивать глубину изменений, о которых может идти речь… нас ждёт посткризисное ретуширование. Иными словами, это, скорее, рекомендации, а не руководство к действию – все необходимые решения уже приняты. Гора родила мышь? А так хочется быть оптимистом!

Успех России начинается с благополучия граждан

И всё же говорить есть о чём. Как минимум об общей проблеме, объединяющей известные и не очень концепции и стратегии, их разработчиков – тех, кто дружит, и тех – против кого дружат.

Итак, кому суждено реализовывать такую замечательную Стратегию? Внедрять в жизнь – заинтересованно, с напряжением силы и духа и с полной отдачей? С уверенностью, что это его кровное дело, дело чести, дело настоящего и будущего – в его собственных интересах, интересах его детей и внуков, интересах России? Ощущая улучшения сегодня, а не ожидая их в «прекрасном далёко». Чиновники? Учёные? Хозяева и топ-менеджеры? Политики? У каждого из них есть своя область компетенции и ответственности, где они проявляют свои способности и умение.

Однако, судя по опросам, российскому обществу не до решительного «модернизационного» движения, отсутствие которого упорно подменяют движением мало влияющих на ситуацию решений. Большинству граждан – потому что забито-загружено текущими проблемами. Меньшинству – потому что и в таких условиях капиталы растут и множатся, а за рубежом – запасные аэродромы.

Всё более распространяются иждивенческие настроения и неверие в собственные возможности. Через массовые коммуникации культивируется чуждая не только российскому, но любому цивилизованному обществу система ценностей, нивелирующая личность человека, значение его общественно полезной деятельности в угоду достижению корыстных целей. Власть денег и культ силы преподносятся как символ успеха. Остаются пустым звуком рассуждения о вложениях в человеческий капитал, примитивно подменяемые вынужденными социальными подачками. Перемены назрели, но в сложившихся условиях они слабо зависят от самого общества, от простых граждан, сполна несущих на своих плечах всю тяжесть основных проблем, более чем скромно и нечасто пользующихся благами цивилизации.

И если ведущая движущая сила общественного развития – народ, то ведущая движущая сила экономического развития – трудящееся большинство, миллионы и десятки миллионов работников, чьим трудом создаётся материальное и духовное богатство страны. Без их активного, заинтересованного участия прогрессивные перемены не произойдут, ожидаемые изменения не состоятся. А ведь общенародная поддержка снижает политические риски в принимаемых решениях и повышает значимость политических последствий достигнутых результатов.

Пусть прозвучит напыщенно, но всесторонняя модернизация должна начинаться с модернизации духа. С осознанного желания людей участвовать в преобразованиях и эффективно трудиться. С возможности создать в стране условия для заинтересованного труда каждого, преодолеть отчуждение основной массы работников от произведённого ими дохода, сформировать справедливые экономические отношения, надёжно обеспечивающие разносторонние интересы граждан страны. Как на этой основе активизировать и задействовать человеческий фактор? Вот глубинные вопросы, постоянно выпадающие из поля зрения.

Чтобы ответить на них, надо использовать и успешный мировой опыт, и положительный отечественный. Государство, бизнес, общество должны его внимательно изучать и критически осмысливать – избегая бездумного копирования и учитывая российские национально-культурные особенности и исторические традиции. Иначе – не сдвинемся с места или, того хуже, окажемся на задворках истории. Даже если напишем лучшую в мире Стратегию-2020. Чтобы хорошо видеть российскую экономику сверху – нужно знать, как она выглядит снизу. И не только экономика.

Мы же ещё индустриальную стадию общественного развития толком не освоили! Поэтому безусловная поддержка конкурентных отечественных достижений постиндустриального уровня должна обязательно сопровождаться одновременным решением исторически важной задачи – уже в ближайшие годы реально обеспечить большинству трудящихся (конкретным, а не среднестатистическим россиянам!) среднемировой уровень жизни, в полном объёме соответствующий возможностям именно индустриальной стадии развития.

Именно таких показателей, характеризующих качество жизни своих граждан, достигли ведущие государства, прежде чем приступить к формированию постиндустриального общества. Для России сегодня в такой политике и судьбоносная стратегия, и суть вложений в человеческий капитал. В противном случае бесконечные призывы и планов громадьё рискуют превратиться в пустую маниловщину.

Россия: локальное лидерство

и глобальная восприимчивость

Актуальна разработка системной, последовательной, государственной политики с чётко определёнными приоритетами. В её основе – одновременная реализация взаимодополняющих друг друга программ – долгосрочной (инновационной) стратегии экспорта на уровне высших мировых стандартов и высших мировых цен (I) и ограниченной целесообразными временными рамками тактики (технологического) импорта (II), предусматривающей массовое производство продукции для внутреннего рынка на уровне средних мировых стандартов:

I. «Стратегия экспорта» - как локальное лидерство на мировом уровне

- система ключевых стратегических проектов, направленная на активное создание не только в России, но и за рубежом международных научных и технологических центров с российским участием – как адекватная реакция на реальный постиндустриальный спрос «там», рождающий (для реализации «у них») наши предложения, объективно мало востребуемые в современной России. Речь должна идти, прежде всего, о научно-технических (фундаментальных, прикладных, технологических) направлениях, в которых российское первенство общепризнано или успехи отечественных специалистов очевидны. Разумеется, предусматривая обязательное участие в компаниях производителях инновационного продукта.

Политика обоснованных действий «на опережение», государственной поддержки интеллектуального экспорта должна в том числе предусматривать не только возвращение россиян из «творческих командировок», но и выкуп для них лабораторий для продолжения работы в России. Или, напротив, возможность продолжения такой деятельности за рубежом. Естественно, предварительно должны быть оговорены и согласованы все варианты сотрудничества и возможные последствия.

Реальная потребность в инновационном продукте, в постоянных преобразованиях возникает в стабильной, сбалансированной, конкурентной экономике, функционирующей как надёжно отлаженный механизм. В противном случае происходит имитация модернизации, единственный «успех» которой – «распил» (как способ безусловного освоения) миллиардов финансовых средств. И не только «утечка мозгов», но и вывоз капиталов, явный дефицит долгосрочных (не спекулятивных, а именно долгосрочных) иностранных инвестиций в отечественную экономику убедительно свидетельствуют о необходимости серьёзной корректировки проводимого курса.

Ещё один значимый компонент «стратегии экспорта» - комплексная модернизация предприятий базовых (добывающих, перерабатывающих и др.) отраслей с привлечением крупнейших мировых концернов и использованием передовых технологий постиндустриальной стадии. Это ресурсо- и энергосбережение, сокращение материалоёмкости, более высокий КПД (в частности, выход годного), экологически чистые и малоотходные технологии т.д. Пример: по информации главы Российского топливного союза, из тонны нефти в России получают 200 литров бензина, а в США - 500 литров.

Среди важных особенностей подобной модернизации – перспектива использовать доходы от дополнительно добытого сырья и дополнительно произведённого продукта (по технологиям постиндустриальной стадии) для взаиморасчётов с иностранными партнёрами. Образно говоря, пустить в дело то, что сейчас «топчем или сжигаем», заодно загрязняя окружающую среду. Кроме того, в таких проектах логично предусматривать одновременное всестороннее освоение прилегающих территорий, соответствующих постиндустриальным требованиям (опять же экономика, инфраструктура, социальная сфера, быт, экология, др.).

Таковы вкратце некоторые важнейшие компоненты локального лидерства и стратегического сотрудничества на уровне высших мировых стандартов и мировых цен, неотъемлемые составляющие вдумчиво последовательного (и отвергающего кавалерийские наскоки) формирования в России системных основ постиндустриального общества.

II. «Тактика импорта» как глобальная восприимчивость для «внутреннего потребления»

- система ключевых тактических проектов, предусматривающая ускоренную модернизацию тех отраслей, продукцию которых (товары и услуги для населения, переработка сельхозпродукции, формирование инфраструктуры и т.д.) целесообразно производить в России.

Содействие иностранным и отечественным компаниям в перемещении на российский рынок или закупках предприятий и технологий индустриальной (постиндустриальной) стадии – конкурентных либо менее конкурентных на местных рынках за рубежом, но более эффективных в сравнении с российскими аналогами и обеспечивающих массовое производство доступных населению товаров и услуг на уровне средних мировых стандартов.

Возможность дальнейшей модернизации и создания производств следующих поколений, соответствующих стандартам и параметрам постиндустриальной стадии и органично встраиваемых в систему международного разделения труда (завершение проекта).

В остальном – обоснованный импорт товаров и услуг надлежащего качества под жёстким госконтролем.

Основные положения предлагаемой концепции были изложены несколько лет назад (Импорт и экспорт, которые спасут страну – Новая политика, 5 марта 2007 года). В стратегии Минэкономразвития, недавно утвержденной правительством, также говорится о мировом лидерстве по отдельным направлениям, о заимствовании зарубежных технологий массового производства – более эффективных, чем технологии отечественные. На первом этапе, в 2011-2013 годах, будет решаться «задача повышения восприимчивости бизнеса и экономики к инновациям в целом». Собственно «масштабное перевооружение и модернизация промышленности, формирование работоспособной национальной инновационной системы» запланированы на втором этапе – в 2014-2020 годах (Expert Online, 8 сентября 2011 года)…

Однако намеченное двухэтапное последовательное осуществление правительственных задумок не даст, скорее всего, желаемому превратиться в действительное. Потому что, как и прежде, отсутствуют два принципиально важных и обязательных условия. Во-первых ключевые проекты «стратегии экспорта» и «тактики импорта» должны осуществляться системно, одновременно, взаимообусловлено и взаимно дополняя друг друга. Во-вторых – чтобы верить в успех, который придет завтра, надо почувствовать, что стало лучше сегодня.

Не понимать и не задумываться над столь очевидными истинами могут лишь те, кому уже сегодня очень хорошо… Или у кого есть право «отпиливать лакомые куски» (к слову: реконструкция столовой Администрации Президента на Старой площади будет стоить 1,5 млрд руб. - NEWSru.com. Недвижимость, 23 сентября 2011 года).

На старте (или Заключение)

Свободный рынок и демократия – две стороны одной медали. Нет демократии там, где нет свободы личности, где не исполняются законы. Не может быть конкурентным рынок, если подавляется предприимчивость и доминируют монополии.

Чтобы стать лидерами не только по количеству миллиардеров, но и по доле достойно обеспеченных граждан, надо производить больше потребляемого.Предоставить реальную свободу личности и развивать демократические институты. Гарантировать право собственности и справедливое распределение произведённого продукта. Не рассуждать многословно о стабильности и положительной динамике в экономике, а стимулировать конкретные модернизационные преобразования и инновации, направленные на повышение эффективности общественного производства. Не отвлекать ресурсы на амбициозные проекты с неуклонно растущими расходами, отягощающими и без того дефицитный бюджет. Сформулировать и стремиться к целям, консолидирующим, а не противопоставляющим друг другу слои общества. И т.д.

Наверняка мы несколько откатимся назад по числу самых богатых людей планеты. Но пусть это станет самой большой нашей проблемой!

Сегодня в России отсутствует общественный запрос на системную политику формирования у граждан убеждённости, что только эффективным, общественно полезным и заинтересованным трудом можно обеспечить большинству граждан достойную жизнь, а стране – подобающее место среди передовых государств мира.

В повестке дня – актуальные проблемы: гарантии собственности и легитимность капиталов, отсутствие справедливого распределения производимого продукта, преодоление углубляющегося социального неравенства и продолжающейся духовно-нравственной и культурной деградации, дефицит толерантности и утрата исторически формировавшейся системы ценностей, правовой нигилизм и отчуждение народа от власти, становление гражданского общества, особенности национальной и религиозной идентификации.

С выбора путей цивилизованного их решения должна начинаться полномасштабная Стратегия Возрождения России, составной частью которой могла бы стать Стратегия-2020.