1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3758

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 147 (с комментарием)

Высший арбитражный суд 14 октября обнародовал обзор арбитражной практики по спорам, связанным с применением положений ГК РФ о кредитном договоре (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147).

Гражданским кодексом порядок взимания процентов подробно не урегулирован, и сторонам кредитного договора предоставлено право определять размеры и порядок получения процентов по соглашению (ст. 809 ГК РФ). Кодекс закрепляет само право заимодавца (банка) получать с заемщика проценты и содержит лишь некоторые правила их уплаты при несоблюдении заемщиком условий договора.

Тем не менее банки, как правило, и в случаях, когда со стороны заемщика нет нарушений, используют подход, который не вполне согласуется с интересами добросовестного заемщика. Если, например, заемщик погашает кредит досрочно, банк не рискует суммой процентов. Проценты обычно выплачиваются полностью.

ВАС РФ не согласен с этим, он призывает к более гибкому регулированию отношений в данном случае. То есть, если заемщик погасил кредит досрочно, ему должна быть возвращена сумма процентов, соразмерная тому периоду, на который был уменьшен срок пользования кредитом. В обзоре подчеркивается, что в подобной ситуации банк не вправе отказать в возврате указанной суммы, расценивая ее как неполученный банком доход, ведь заемщик не нарушал обязательств по кредитному договору.

Другое дело, когда заемщик нарушил условия договора. Тогда банк вправе потребовать, чтобы он досрочно вернул всю сумму кредита вместе с причитающимися процентами (ст. 811, 813 и 814 ГК РФ). Однако, по мнению ВАС РФ, сам по себе факт нарушения не означает, что должник обязан уплатить всю сумму процентов за пользование кредитом, то есть проценты, исчисленные вплоть до того дня, когда кредит следовало вернуть. В обзоре говорится, что, разрешая спор о взыскании с заемщика причитающихся процентов за пользование кредитом, суд должен учитывать фактические и юридические обстоятельства допущенных нарушений, а также то, привело ли нарушение к образованию у кредитора убытков.

Свою позицию суд мотивирует тем, что цель положений п. 2 ст. 811, ст. 813 и п. 2 ст. 814 ГК РФ — защитить интерес кредитора в получении дохода по процентному займу и по сути возложить на должника обязанность возместить кредитору убытки в виде неполученных доходов (упущенной выгоды) из-за досрочного возврата займа (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Исходя из позиции ВАС РФ должник несет ответственность в пределах общей суммы процентов по договору. Но точный размер такой ответственности следует определять в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств нарушения и размера не полученных банком доходов.

Требование банка о досрочном возврате кредита порождает споры о правовых последствиях такого требования для заемщика. В обзоре даны разъяснения по двум аспектам.

Первый: квалифицируется ли требование банка о досрочном возврате кредита как односторонний отказ от исполнения договора? От решения этого вопроса зависит, влечет ли такое требование прекращение обязательств заемщика по выплате процентов и неустойки в качестве последствия расторжения договора.

ВАС РФ разъяснил, что в тех случаях, когда банк при наличии оснований требует досрочно вернуть кредит, обязательства должника по кредитному договору не прекращаются.

Суть в том, что воля кредитора, заявляющего подобное требование, направлена на досрочное получение исполнения от должника, а не на прекращение обязательства по возврату предоставленных банком денежных средств и уплате процентов за пользование ими. Поэтому, если суд удовлетворил требование банка, после вступления судебного акта в силу банк имеет право предъявлять к заемщику дополнительные требования, связанные с задолженностью по кредитному договору, вплоть до фактического исполнения решения суда о взыскании долга по этому договору: требовать уплаты договорных процентов и неустойки, обращать взыскание на предмет залога, предъявлять требования к поручителям и т.п.

Например, нарушение срока очередного платежа по кредиту можно считать существенным. Значит, в силу п. 2 ст. 450 ГК РФ это является основанием для расторжения договора. В такой ситуации требование о досрочном возврате кредита не считается односторонним отказом от договора со стороны банка, а следовательно, не влечет прекращения обязательств заемщика по уплате процентов и неустойки.

Второй аспект связан с основаниями для заявления требования о досрочном возврате кредита.

Для защиты своих интересов банки включают в договор условие, что они вправе потребовать возврата кредита досрочно, если заемщик не выполнит то или иное договорное обязательство. Нигде нет перечня условий, невыполнение которых дает право требовать досрочного возврата кредита. Споры между банками и организациями по данному поводу связаны с проблемой оспаривания заемщиком ряда условий договора.

Не исключена такая ситуация. Банк предусмотрел право требовать досрочный возврат кредита из-за невыполнения заемщиком конкретных условий. Заемщик же, защищая свои интересы, касающиеся досрочного возврата, может оспорить в суде правомерность существования такого условия в договоре вообще. Если суд признает недействительным оспариваемое условие, то и досрочный возврат из-за нарушения этого условия станет невозможным.

ВАС РФ в обзоре четких рекомендаций в отношении условий договора не дает, в то же время в качестве примера приводит конкретные условия, нарушение которых дает банкам право требовать досрочного возврата кредита. К ним, в частности, относятся поддержание определенного уровня финансовых показателей деятельности заемщика, уведомление банка о предъявленных исках, воздержание от заключения договоров поручительства.

Еще на стадии проекта обзора ВАС РФ обозначал два возможных варианта своей правовой позиции в зависимости от разных условий.

1. Комиссии по кредитному договору являются наряду с процентами платой за кредит и поэтому правомерны и должны уплачиваться.

2. Взимать комиссию можно, только если в результате операции, за которую она взимается, клиенту банка оказывается самостоятельная финансовая услуга (не предусмотренная кредитным договором).

Сейчас позиция сформулирована более четко, и ее можно назвать компромиссной, поскольку она учитывает оба вывода, сделанные ранее в проекте.

Позиция Президиума ВАС РФ звучит так: «Банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с процентами за пользование кредитом в том случае, если оно установлено за оказание самостоятельной услуги клиенту. В остальных случаях суд оценивает, могут ли указанные комиссии быть отнесены к плате за пользование кредитом».

Суть в том, какова правовая природа комиссии, за что она взимается. Например, комиссия за возможность кредитования расчетного счета (овердрафт) правомерна, поскольку в этом случае клиенту оказывается самостоятельная банковская услуга в виде предоставления банком возможности совершить платеж, несмотря на недостаточность или отсутствие денежных средств на расчетном счете (ст. 850 ГК РФ).

К плате за пользование кредитом комиссия может быть отнесена в том случае, если по условиям договора комиссия по своей сути является одной из составных частей платы за кредит. Например, в договоре сказано, что сумма периодически уплачиваемых комиссий за поддержание лимита кредитной линии и ведение ссудного счета определяется как процент от остатка задолженности заемщика перед банком на дату платежа (комиссии).

ВАС РФ разъяснил, что в подобной ситуации условия о комиссии признаются притворными, так как они прикрывают договоренность сторон о плате за кредит, которая складывается из размера процентов, установленных в договоре, а также всех названных в договоре комиссий. Вместе с тем воля сторон кредитного договора была направлена на то, чтобы заключить договор с такой формулировкой условия о плате за кредит, а закон, запрещающий включение подобных условий в кредитный договор, отсутствует. Поэтому данное прикрываемое условие договора не может быть признано недействительным. Заемщик обязан уплачивать такие комиссии.