1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1042

Как поссорились ФТС России с Россельхознадзором

Забитые гниющими овощами и фруктами из Китая склады, вереница грузовиков, в которых тысячи тонн овощей и фруктов. Такую картину можно было наблюдать в конце января на Благовещенской таможне. Виной всему не природные катаклизмы, стачка, мятеж, мировой экономический кризис, форс-мажор, а... "правовой казус". Во всяком случае, так охарактеризовала причину сама таможня. Но кому предъявлять претензии за испорченный товар? Попробуем разобраться.

Сначала был Приказ

Не предвещая ничего плохого, 20 января 2009 г. вступил в силу Приказ ФТС России от 30.09.2008 N 1215 "О внесении изменений в Приказ ФТС России от 25 апреля 2007 г. N 536". Он всего лишь исключил из Перечня документов, необходимых для таможенного оформления, акт государственного карантинного фитосанитарного контроля (такой акт составляется на границе после карантинного фитосанитарного контроля ввозимого товара <*>) и включил в него карантинный сертификат.

--------------------------------

<*> Для справки: Номенклатура товаров, подлежащих карантинному фитосанитарному контролю (это в том числе товары растительного происхождения, среди которых овощи и фрукты), утверждена Россельхознадзором 11.12.2006.

Казалось бы, безобидные изменения.

Однако Дальневосточное таможенное управление почему-то решило, что теперь при ввозе любой продукции, подлежащей фитосанитарному контролю, вместо акта фитосанитарного контроля участники ВЭД обязаны представить карантинный сертификат.

Но территориальное управление Россельхознадзора выдавать карантинные сертификаты отказалось, заявив, что у него просто нет права их выдавать на любую продукцию, подлежащую фитосанитарному контролю. Карантинный сертификат, по его утверждению, выдается только на ту продукцию, которая перемещается по территории РФ или вывозится из региона, в котором объявлен карантин. Поэтому требование ФТС России о поголовном оформлении карантинных сертификатов при ввозе всех товаров, подлежащих фитосанитарному контролю, попросту нарушает федеральный закон.

Нет карантинного сертификата - подумала Благовещенская таможня - нет и выпуска товаров. Все на склад временного хранения (СВХ)! Однако местные склады оказались не готовы к хранению такого объема плодово-овощной продукции. Да и условия хранения не соответствовали необходимым требованиям, поскольку склады изначально не предназначены для хранения такой продукции. Ну зачем хранить овощи и фрукты, ведь они относятся к скоропортящимся товарам, оформление которых производится в первоочередном порядке. А здесь - девять дней ожидания на границе.

"Благополучное" разрешение

Ситуация оказалась патовой - обе стороны конфликта действовали согласно распоряжениям вышестоящего начальства, т.е., по их мнению, законно.

Только через девять дней - 29 января - Дальневосточное таможенное управление издало устное распоряжение о возобновлении работы в прежнем режиме - декларировать и выпускать в свободное обращение овощи и фрукты при наличии акта фитосанитарного контроля.

В результате поставщики и перевозчики понесли колоссальные издержки - плата за хранение, простой транспортных средств, испорченный товар.

Кому предъявлять претензии и требовать возмещения убытков?

Для того чтобы ответить на него, необходимо установить кто именно - Благовещенская таможня или территориальное управление Россельхознадзора по Приморскому краю - действовал незаконно.

Кто виноват?

Причина, по которой ФТС России изъяла из списка документов, представляемых для таможенного оформления, акт карантинного фитосанитарного контроля, не ясна. Ведь сам фитосанитарный контроль на границе не отменен, а акт является его документальным оформлением.

Включение же в Перечень карантинного сертификата прямо противоречит не только законодательству, но и иным нормативным актам ФТС России.

В частности, ст. 8 Федерального закона от 15.07.2000 N 99-ФЗ "О карантине растений" устанавливает необходимость оформления такого сертификата исключительно:

- на ввезенную из-за границы подкарантинную продукцию только при перевозках ее по территории РФ (т.е. сертификат предоставляется не для ввоза, а для последующего перемещения по территории РФ);

- на каждую партию подкарантинной продукции, вывозимой из карантинной фитосанитарной зоны.

Таким образом, законодательство не предусматривает требования представлять карантинный сертификат именно на границе. Он выдается при внутрироссийских перевозках подкарантинной импортной продукции или же при внутрироссийских перевозках отечественной продукции, вывозимой из фитосанитарной зоны. Таможня не имеет полномочий по контролю внутрироссийских перевозок, таким образом, ФТС России фактически присвоила себе чужие контрольные функции. Требование предъявить карантинный сертификат при ввозе равнозначно тому, как если бы таможня требовала предъявлять водительское удостоверение при пересечении границы на автомобиле.

Обратим внимание на формулировки.

Приказ ФТС России от 25.04.2007 N 536 "Об утверждении Перечня документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом" говорит о карантинном сертификате, "выдаваемом при ввозе товаров".

А Законом о карантине растений установлено требование оформления карантинного сертификата в отношении продукции, "ввезенной на территорию РФ".

Выражение "при ввозе" означает, что товар еще не выпущен в свободное обращение, а "ввезенный" - это товар, уже прошедший таможенную "очистку".

Здесь необходимо вспомнить, что большинство грузов у нас растамаживается на внутренних таможнях. На пограничных же таможнях просто оформляется процедура внутреннего таможенного транзита (доставка товара до места оформления).

И требование таможни представлять карантинный сертификат "при ввозе" означает представление его на границе либо во внутренней таможне в отношении еще не растаможенного товара, в то время как вышеуказанным Законом предусмотрена выдача сертификатов только на "ввезенные", т.е. уже выпущенные в свободное обращение товары, что возможно только после завершения оформления.

Как же тогда можно представить таможне при таможенном оформлении документ, который может быть выдан только после его окончания?

Давайте теперь обратимся к нормативно-правовым актам самой ФТС России.

Например, в п. 3 Приказа ФТС России от 22.11.2006 N 1213 "Об утверждении Порядка таможенного оформления отдельных видов товаров, в отношении которых осуществляется условный выпуск" приведен перечень документов, необходимых для подтверждения соблюдения мер нетарифного регулирования <*>. В нем акт карантинного фитосанитарного контроля присутствует, а карантинного сертификата нет.

--------------------------------

<*> Представление разрешительных документов и составляет основу нетарифного регулирования ВЭД.

Пример. Для наглядности разберем варианты ввоза импортной подкарантинной продукции через Санкт-Петербург в Москву.

Если продукция следует в Москву через Санкт-Петербург с растаможкой в Москве, то при таможенном оформлении составляется акт фитосанитарного контроля, с которым продукция и следует до столицы.

Если же эта продукция следует в Москву через Санкт-Петербург с растаможкой в Санкт-Петербурге, то при таможенном оформлении составляется тот же акт фитосанитарного контроля, а уже затем выдается карантинный сертификат на перевозку продукции в другой регион.

Более того, нет его и в Приказе ФТС России от 21.08.2007 N 1003 "О классификаторах и перечнях нормативно-справочной информации, используемых для таможенных целей". В результате карантинный сертификат превращается в документ-фантом: представлять его необходимо, но в графе 44 ГТД (в ней приводится перечень всех прилагаемых документов) его не отразишь, поскольку для этого надо знать классификационный код. А его нет.

И, наконец, в Письме ФТС России от 26.04.2008 N 06-73/15733 приведен перечень документов, представляемых на пограничных таможнях при перемещении грузов, поднадзорных Россельхознадзору, в котором также отсутствует данный сертификат.

Из этого следует вывод: виновная сторона - таможня. Она и должна возмещать убытки.

Взыскиваем убытки. Кому предъявить иск?

На практике иски о возмещении ущерба участники ВЭД пытаются предъявить как к самим таможням, так и к региональным таможенным управлениям, ФТС России, Минфину России. Но кто из них действительно надлежащий ответчик?

Как указано в ст. 1071 ГК РФ, в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы. Основываясь на этой норме, ФТС России пытается выдать себя за ненадлежащего ответчика (см., например, Постановление ФАС Центрального округа от 28.06.2007 N А48-3418/06-3).

Однако есть ст. 158 Бюджетного кодекса РФ, в соответствии с п. п. 1, 10 которой по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями, действиями (бездействием) соответствующих должностных лиц и органов, по ведомственной принадлежности от имени казны РФ выступает в суде главный распорядитель средств федерального бюджета. Согласно п. 5.9 Постановления Правительства РФ от 26.07.2006 N 459 "О Федеральной таможенной службе" главным распорядителем и получателем средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание таможенной службы и реализацию возложенных на нее функций, выступает именно ФТС России.

Следовательно, все иски о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями/бездействием любых таможенных органов, следует предъявлять ФТС России.

Как доказать получение убытка?

Согласно п. 2 ст. 365 ТК РФ убытки с таможни взыскиваются в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход).

Необходимо помнить, что убытки у участника ВЭД при нарушении таможней срока выпуска товаров могут возникнуть не только по причине утраты такими товарами потребительских свойств (как в рассматриваемом случае), но и, например, по причине нарушения срока поставки товара контрагенту, ведь это карается неустойкой. Такие убытки также подлежат возмещению.

В соответствии со ст. ст. 15 и 1083 ГК РФ лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков, должно доказать:

- факт нарушения другим лицом возложенных на него обязанностей (совершения незаконных действий или бездействия);

- наличие причинно-следственной связи между допущенным нарушением и возникшими у заявителя убытками;

- размер убытков;

- что сам заявитель принимал все зависящие от него меры для предотвращения (уменьшения) убытков.

Так, подтверждением затрат на вынужденное временное хранение и простой перевозчика являются, соответственно, договор с СВХ и требование перевозчика о возмещении дополнительных расходов. Однако их необходимо считать после истечения максимального срока для выпуска товаров - трех дней с момента принятия таможенной декларации необходимых документов и сведений. Таким образом, лучше, если в договоре с СВХ и в требовании перевозчика кроме общей суммы будет указана и сумма оплаты/возмещения за день хранения. Доказать же, что у таможни была реальная возможность выпустить товар ранее трех дней, практически невозможно.

Убытки от утраты товаром потребительских свойств (порча/уничтожение товара) также должны быть подтверждены. При этом суд не принимает общие заключения. Например, Девятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 27.12.2007 N 09АП-17126/2007-ГК отклонил заявление участника ВЭД, что из-за долгого оформления ввозимая одежда "потеряла свою новизну и модность, что привело к утрате товарной стоимости". А Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 05.03.2007 N А48-3418/06-3 не принял фотографию как единственное доказательство порчи хурмы во время оформления.

Для подтверждения порчи/уничтожения товара необходимо провести экспертизу. Основная - экспертиза Торгово-промышленной палаты, которая устанавливает, что качество товара уже не соответствует условиям договора. Для растительных товаров необходимо провести еще и экспертизу органа службы карантина растений, например ФГУ "Всероссийский центр карантина растений".

Какие убытки можно взыскать?

Не забывайте протоколировать любые, даже на первый взгляд странные, расходы. Так, например, Постановлением ФАС Дальневосточного округа от 17.11.2008 N Ф03-5037/2008 участнику ВЭД удалось помимо прочего взыскать с таможни... расходы на вывоз мусора, ведь испорченный товар тоже надо куда-то деть.

Если ввозимый товар предполагалось перепродать, то при его уничтожении вследствие неправомерных действий таможни взыскать можно не контрактную стоимость товара (т.е. только реальный ущерб), а его рыночную стоимость (реальный ущерб + упущенная выгода от несостоявшейся реализации товара на внутреннем рынке). Так, к примеру, поступил ФАС Центрального округа в Постановлении от 28.06.2007 N А48-3418/06-3.

Для этого необходимо провести независимую оценку, т.е. установить реально сложившуюся цену на данный товар в области предполагавшейся продажи. Оценка проводится в порядке, установленном Федеральным законом от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".

Но ввозимая плодовоовощная продукция могла предназначаться для переработки (например, для приготовления каких-либо продуктов). В таком случае при уничтожении продукции предприятие будет простаивать. И какие убытки будут в этом случае?

Во-первых, заработная плата работников в период простоя. Этот реальный ущерб можно доказать представлением штатного расписания и соответствующих ведомостей. Однако в суде нужно будет дополнительно доказать, что конкретный работник, которому выплачивалась зарплата, занят в производственном процессе предприятия и фактически не выполнял свои функции.

Во-вторых, упущенной выгодой будут являться доходы от готовой продукции, которые предприятие не получило из-за отсутствия сырья, т.е. взыскать с таможни убытки не из расчета закупочной стоимости сырья, а исходя из отпускной цены своей продукции.

Для расчета упущенной выгоды при простое производства в зависимости от конкретных обстоятельств используют различные методики. Можно произвести расчет на основе снижения прибыли. А можно рассчитать ее на основании разницы между уровнем рентабельности предприятия до вынужденного простоя и после него.

Кроме этого необходимо обосновать размер отпускной цены продукции, а также что не произведенный товар относится к ликвидным и у него были потенциальные покупатели по отпускной цене. Подтверждением этого служат договоры с заказчиками, счета на оплату.

Самым сложным элементом в доказывании является наличие связи между незаконным действием таможни и понесенными участником ВЭД убытками, которая устанавливается судом исходя из конкретных обстоятельств дела.

Но во всех случаях суды приходят к выводу об отсутствии причинно-следственной связи, если сам участник ВЭД не предпринял все необходимые меры для предотвращения причинения убытков.

Так, например, если таможня производит корректировку таможенных платежей, то даже если вы с ней не согласны, лучше доплатить, выпустить товар и затем уже требовать признания произведенной корректировки незаконной. Если сначала попробовать изменить решение таможни (а товар в это время будет портиться на СВХ), то даже последующее признание корректировки платежей незаконной не позволит взыскать с таможни убытки за испорченный товар - суд посчитает, что у вас была реальная возможность их избежать (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.05.2005 N А13-8882/04-06).

Поэтому (на примере рассматриваемой ситуации с запросом карантинного сертификата) если таможня требует документ, который априори не может быть получен от какого-то госоргана, то лучше не сидеть сложа руки, а получить от него официальный ответ о невозможности выдать вам соответствующий документ.

Кроме этого, при планировании сроков ввоза товаров всегда необходимо закладывать возможные временные потери на границе, ведь согласно ст. 152 ТК РФ таможенные органы осуществляют выпуск товаров в течение трех рабочих дней со дня принятия таможенной декларации, представления иных необходимых документов и сведений. Эти дни всегда необходимо учитывать.

Таким образом, если ввоз товара изначально не обеспечивал исполнение участником ВЭД контрактных обязательств, товар ввозился незаблаговременно, то суд откажет в возмещении убытков, понесенных участником ВЭД при задержке оформления, даже если такая задержка будет признана незаконной (см. вышеуказанное Постановление ФАС Северо-Западного округа).

* * *

Девятидневный "затор" на Благовещенской таможне наглядно показал всю безответственность таможенной службы.

Похоже, единственное, что может повысить ответственность ФТС России за принимаемые решения, - это взыскание с нее убытков участниками ВЭД.