1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1363

Истина в суде («Новая бухгалтерия», № 07, 2010 г.)

Налог на добавленную стоимость

При вывозе нефтепродуктов на экспорт в порядке временного периодического декларирования применяется ставка НДС 18%.

(Постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 № 17977/09)

Общество заключило с комиссионером договор комиссии на реализацию нефтепродуктов на экспорт. Товары вывозились из РФ морским транспортом с оформлением временных периодических таможенных деклараций. Доставка товаров до припортовых железнодорожных станций осуществлялась по договору, заключенному комиссионером с перевозчиком, согласно которому перевозчик оказывал услуги по транспортировке товаров железнодорожным транспортом с оплатой железнодорожного тарифа за пользование железнодорожной инфраструктурой и перевозку товаров.

Выставленные перевозчиком счета-фактуры с НДС 18% за услуги транспортировки комиссионер перевыставил обществу также с указанием НДС 18%.

Оплатив указанные счета-фактуры, общество применило налоговый вычет.

Налоговая инспекция посчитала применение вычета неправомерным, поскольку на временных периодических декларациях имелась отметка таможенного органа «Выпуск разрешен» и, по мнению налоговиков, по услугам должна была применяться ставка 0%. Поэтому обществу были доначислены НДС, пени и штрафные санкции, которые оно оспорило в арбитражном суде.

Рассматривая спор, суды заняли разные позиции. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований, указав, что нефтепродукты в период их транспортировки уже находились под таможенным режимом экспорта, поэтому к услугам по их реализации должна применяться ставка НДС 0%.

Суды апелляционной и кассационной инстанций частично удовлетворили исковые требования общества, признав законным применение вычета по счетам-фактурам, выписанным комиссионером ранее, чем на соответствующих временных декларациях была поставлена отметка таможенного органа «Выпуск разрешен».

Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты и удовлетворил исковые требования общества в полном объеме по следующим основаниям.

Обложение НДС по ставке 0% производится при реализации работ (услуг), непосредственно связанных с производством и реализацией товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта (в частности, организация перевозок, перевозка или транспортировка вывозимых за пределы территории РФ товаров, выполняемые (оказываемые) российскими организациями).

Право на применение ставки 0% должно подтверждаться документами, указанными в ст. 165 НК РФ, а именно копиями транспортных, товаросопроводительных и (или) иных документов, подтверждающих вывоз товара за пределы таможенной территории РФ, с соответствующими отметками пограничных таможенных органов.

Декларирование вывоза товара железнодорожным транспортом осуществляется в соответствии с нормативными актами ФТС России. Согласно приказу ФТС России от 24.08.2006 № 800 «О местах декларирования отдельных видов товаров»1 декларирование неф­тепродуктов, вывозимых с таможенной территории РФ на экспорт, в частности морским транспортом, производится таможенными постами, в регионе деятельности которых осуществляется погрузка товаров на морские суда, убывающие с территории РФ.

Периодическое временное декларирование российских товаров является заявлением таможенному органу о намерениях вывезти ориентировочное количество товаров, в отношении которых не может быть представлена точная информация (ст. 138 ТК РФ).

Наличие только временных периодических деклараций не обеспечивает надлежащего таможенного контроля за товарами до их прибытия на таможенный пост, в регионе деятельности которого осуществляется погрузка товара на морское судно, убывающее с таможенной территории РФ.

При таком способе декларирования таможенные органы не требуют железнодорожные накладные и иные документы, подтверждающие перевозку товаров, и не проставляют на них отметки, разрешающие и подтверждающие вывоз товаров из РФ.

Поскольку вывоз нефтепродуктов осуществлялся периодическим временным декларированием и контрагенты (комиссионер и перевозчик) не располагали надлежащими транспортными и товаросопроводительными документами, они не могли претендовать на применение ставки НДС 0%, а значит, обоснованно указывали в счетах-фактурах ставку 18%.

Поэтому общество при получении перевыставленных ему счетов-фактур с НДС по ставке 18%, уплатив налог, правомерно применило налоговый вычет.


Отказ в вычете по счету-фактуре от поставщика, подписанному лицами, не значащимися в его учредительных документах в качестве руководителей, неправомерен, если счет-фактура оформлен правильно и обстоятельства свидетельствуют о реальности сделки.

 (Постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 № 18162/09)

Общество в рамках основной деятельности (производство и реализация различных видов стрелочной продукции, запасных частей к ней и товаров народного потребления) заключило с контрагентами договор поставки электродов графитированных на период с апреля 2006 г. по декабрь 2007 г. Факт поставок подтвержден товарно-транспортными накладными, путевыми листами, доверенностями на передачу материальных ценностей, оформленными на лиц, осуществивших транспортировку груза.

Оплата за приобретенный товар была произведена путем перечисления денежных средств на расчетные счета поставщиков. В последующем товар был оприходован обществом и использован в производстве.

Налоговая инспекция посчитала, что общество неправомерно применило вычет по НДС на основании счетов-фактур, выставленных в его адрес поставщиками, поскольку эти счета-фактуры содержат недостоверные сведения и подписаны неустановленными лицами.

В связи с этим обществу был доначислен НДС, что послужило обращению в арбитражный суд.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций заняли позицию налогового органа, отметив, что реальность поставки не является определяющим условием для получения обществом налоговой выгоды в виде соответствующих вычетов по НДС.

Президиум ВАС РФ, напротив, встал на сторону общества, указав, что налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета по НДС при соблюдении требований ст. 172 НК РФ. В частности, при наличии счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо при наличии иных документов в случаях, указанных в п. 3 и 6—8 ст. 171 НК РФ. При этом вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров после принятия этих товаров на учет при наличии соответствующих первичных документов (ст. 172 НК РФ в редакции, действовавшей в рассматриваемый период).

Обязанность по составлению счетов-фактур и отражению в них сведений, указанных в ст. 169 НК РФ, возлагается на продавца. При соблюдении контрагентом требований по оформлению счета-фактуры оснований для вывода о недостоверности сведений, представленных в этом документе, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал или должен был знать о том, что сведения недостоверны.

При наличии доказательств совершения хозяйственных операций вывод о том, что налогоплательщик знал о недостоверности сведений, может быть сделан по результатам оценки совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора, а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Налоговая инспекция не установила ни одного из обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности общества. Следовательно, вывод о недостоверности спорных счетов-фактур, подписанных лицами, не значащимися в учредительных документах контрагентов в качестве их руководителей, не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной при отсутствии иных фактов и обстоятельств.

Президиум ВАС РФ отметил, что обоснованность получения обществом налоговой выгоды подтверждается следующими обстоятельствами. В проверяемый период поставщики совершали операции как по приобретению электродов, так и по их последующей реализации не только обществу, но и другим покупателям, что подтверждается выписками по расчетным счетам. Поставщиками приобретался упаковочный материал, оплачивались автоперевозки и налоги. При заключении спорных договоров поставки общество, проявляя должную осмотрительность, удостоверилось в правоспособности поставщиков и их надлежащей государственной регистрации в качестве юрлиц, получив соответствующие выписки из ЕГРЮЛ.

Таким образом, выводы о неправомерности применения налоговых вычетов являются необоснованными.


В случае ошибочного выставления продавцом земельного участка счета-фактуры с указанием НДС покупатель, оплативший налог, вправе предъявить его к вычету.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.05.2010 по делу № А45-14058/2009)

Общество приобрело земельные участки по договору купли-продажи. При оплате стоимости участков общество уплатило НДС, указанный в счетах-фактурах, выставленных продавцом. Уплаченный НДС оно предъявило к вычету.

Налоговая инспекция посчитала применение налогового вычета по НДС неправомерным в связи тем, что продавец не имел права предъявлять к оплате НДС в составе стоимости земельных участков.

Общество обратилось в арбитражный суд, который занял позицию заявителя, указав следующее.

Согласно подп. 6 п. 2 ст. 148 НК РФ операции по продаже земельных участков (долей в них) НДС не облагаются. Продавец должен оформлять расчетные и первичные документы, счета-фактуры без выделения соответствующих сумм налога. При этом на указанных документах делается соответствующая надпись или ставится штамп «Без налога (НДС)» (п. 5 ст. 168 НК РФ).

В рассматриваемом случае продавец нарушил правила и выставил обществу счета-фактуры с указанием суммы НДС. Общество оплатило указанные счета-фактуры и отразило уплаченный налог в декларациях в качестве налоговых вычетов.

Общество вправе уменьшить общую сумму исчисленного им НДС при реализации товаров (земельных участков) на суммы налога, предъявленные ему и уплаченные им при приобретении этих товаров на основании выставленных продавцом счетов-фактур (п. 1 ст. 172 НК РФ), и исчислить сумму налога, подлежащую уплате в бюджет, в порядке ст. 173 НК РФ.

Таким образом, общество правомерно предъявило спорный НДС к вычету.


НДС, уплаченный собственником товара в составе таможенных платежей, при наличии всех подтверждающих документов подлежит возмещению, даже если не подтверждена реализация этого товара.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.05.2010 № А78-4843/2009)

В 2006—2007 гг. обществом на основании контрактов с иностранными поставщиками на территорию РФ были ввезены свежие фрукты и овощи (далее — товар). При ввозе товаров на таможенную территорию РФ общество уплатило НДС в составе таможенных платежей и применило налоговый вычет.

В ходе выездной проверки налоговая инспекция пришла к выводу, что указанный товар при пересечении таможенной границы принадлежал китайским гражданам, а общество только занималось таможенным оформлением этого товара и являлось его формальным собственником. Кроме того, в 2006—2007 гг. оплата товара обществом практически не производилась, спорный товар фактически не оприходовался и не принимался на учет. Реализация ввезенного товара на территории РФ производилась лицам, не имеющим численности работников, основных или транспортных средств, не уплачивающим налоги в бюджет. Указанные обстоятельства свидетельствуют о необоснованности заявленной обществом налоговой выгоды.

По результатам проверки обществу было отказано в возмещении НДС. Это решение было обжаловано в арбитражном суде.

Удовлетворяя исковые требования заявителя, судьи указали, что объектом обложения таможенными пошлинами и налогами являются товары, перемещаемые через таможенную границу, при этом базой для целей исчисления таможенных пошлин являются таможенная стоимость товаров и (или) их количество.

Согласно ст. 328 ТК РФ плательщиками таможенных пошлин, налогов являются декларанты и иные лица, на которых ТК РФ и иными федеральными законами возложена обязанность по их уплате.

Налогоплательщик вправе уменьшить общую сумму налога на установленные ст. 171 НК РФ налоговые вычеты. Согласно п. 2 ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, в том числе уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию РФ в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу РФ без таможенного контроля и таможенного оформления.

Вычеты применяются в отношении товаров, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ (за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 НК РФ), а также товаров, приобретаемых для перепродажи.

Вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию РФ, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. 3, 6—8 ст. 171 НК РФ.

Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров на территории РФ, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию РФ, после принятия указанных товаров на учет в порядке ст. 172 НК РФ и при наличии соответствующих первичных документов.

Судьи установили, что факт ввоза товара в таможенном режиме выпуска для внутреннего потребления подтвержден таможенными декларациями с отметками таможенных органов, международными дорожными грузовыми накладными, а факт оплаты — платежными поручениями и актами выверки авансовых платежей.

Принятие обществом ввезенного товара на учет в спорном периоде подтверждено грузовыми таможенными декларациями, актами о приемке товаров, санитарно-эпидемиологическими заключениями, книгами покупок, книгами продаж, главными книгами общества за 2006—2007 гг., реестрами оприходованного товара за этот период времени.

Довод инспекции о том, что обществом не подтверждена реализация товаров, суд отклонил, так как это не влияет на обоснованность заявленной обществом налоговой выгоды.

Дело в том, что наличие разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика должно устанавливаться с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате предпринимательской деятельности (п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53). То есть речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате.

Цель общества перепродать спорные товары на территории РФ подтверждается книгами продаж за указанный период, договорами поставки, товарными накладными, выставленными счетами-фактурами, журналами учета полученных и выставленных счетов-фактур, платежными поручениями контрагентов.

Следовательно, общество выполнило все необходимые условия для заявления налоговых вычетов и отказ налоговой инспекции в возмещении спорного НДС является неправомерным.


Налог на имущество

Обязанность налогоплательщика по уплате налога на имущество возникает с момента использования этого имущества в деятельности предприятия.

(Постановление ФАС Московского округа от 21.05.2010 № КА-А41/4898-10)

Общество закупило оборудование для производства молока, насос­ное и вентиляционное оборудование для молочного цеха. Указанное оборудование обществом не использовалось, молочная продукция не производилась в связи с тем, что не были достроены очистительные сооружения, необходимые для запуска производства.

В ходе выездной проверки налоговая инспекция пришла к выводу, что оборудование молочного завода готово к производству продукции, что свидетельствует о способности приносить доход и о необходимости принятия данных объектов на учет в качестве основных средств на счет 01 «Основные средства». Поскольку общество не включило указанные объекты в налоговую базу по налогу на имущество, оно, по мнению инспекции, занизило налог на имущество.

Арбитражный суд не согласился с выводами налогового органа, указав, что объектом обложения данным налогом признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

При принятии к бухгалтерскому учету активов в качестве основных средств необходимо единовременное выполнение условий, указанных в п. 2 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных приказом Минфина России от 13.10.2003 № 91н.

Одним из таких условий является использование их в производстве продукции (при выполнении работ, оказании услуг, для управленческих нужд организации).

Судьи установили, что невозможность эксплуатации производства по выпуску молочной продукции подтверждена письмом территориального отдела Управления Роспотребнадзора, в котором указано, что работа цеха по переработке молока невозможна в связи с невыполненными работами по строительству очистных сооружений и внутри производства.

Спорное оборудование обществом принято к учету и отражено в карточке счета 08 «Вложения во внеоборотные активы». В производстве продукции оно не использовалось.

Таким образом, предприятие не должно было платить налог на имущество по этому оборудованию.


Налоговые проверки

Инспекция обязана уведомлять налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки не только в случае вынесения решения о привлечении к налоговой ответственности, но и при рассмотрении вопросов о правильности исчисления и уплаты налога.

 (Постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 № 162/10)

Налоговая инспекция провела камеральную проверку декларации по НДС за ноябрь 2007 г., по результатам которой был составлен акт проверки. После рассмотрения материалов проверки и письменных возражений общества ИФНС приняла решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля.

С учетом документов, полученных в рамках дополнительных мероприятий, налоговый орган принял решение об отказе в возмещении НДС и решение об отказе в привлечении общества к налоговой ответственности.

Общество обжаловало отказ в возмещении налога в арбитражном суде.

Суд первой инстанции признал решение об отказе в возмещении НДС правомерным. Суды апелляционной и кассационной инстанций признали его незаконным в связи с нарушением процедуры проведения камеральной проверки.

Судьи установили, что оба решения — и об отказе в возмещении НДС, и об отказе в привлечении к налоговой ответственности — были приняты налоговым органом в один день.

В силу п. 14 ст. 101 НК РФ налоговый орган должен извещать налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки.

Поскольку материалы камеральной проверки с учетом данных, полученных в ходе дополнительных мероприятий, были рассмотрены без участия общества, заблаговременно не извещенного о месте и времени рассмотрения, решение об отказе в возмещении НДС вынесено с нарушением требований ст. 101 НК РФ.

Суд отклонил довод ИФНС о том, что п. 14 ст. 101 НК РФ не применяется, поскольку решение об отказе в привлечении к налоговой ответственности, принятое по тем же материалам налоговой проверки, общество не обжаловало ни в административном, ни в судебном порядке.

Согласно п. 3 ст. 176 НК РФ решение о возмещении или об отказе в возмещении НДС из бюджета принимается одновременно с решением о привлечении или об отказе в привлечении к налоговой ответственности по результатам рассмотрения материалов камеральной проверки. Эта норма не предусматривает самостоятельной процедуры принятия решения о возмещении (об отказе в возмещении) налога, а соотносится со ст. 101 НК РФ.

Следовательно, нормы, требующие уведомления налогоплательщика о процессе рассмотрения материалов налоговой проверки, действуют и при разрешении вопросов, связанных с возмещением НДС.

Таким образом, процедурные гарантии прав налогоплательщика в виде его обязательного уведомления действуют не только при принятии решения о привлечении его к налоговой ответственности, но и при рассмотрении вопросов о правильности исчисления и уплаты налога, не связанных с привлечением лица к налоговой ответственности.


Штрафные санкции

Наличие переплатызз по налогу освобождает от ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.05.2010 по делу № А70-5952/2009)

29 марта 2007 г. индивидуальный предприниматель представил уточненную декларацию по НДС за декабрь 2006 г. с суммой налога в размере 1,456 млн руб.

По результатам камеральной проверки указанной декларации налоговая инспекция приняла решение о привлечении предпринимателя к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в связи с не­уплатой налога, указанного в уточненной декларации. В обоснование своего решения налоговый орган сослался на положения п. 4 ст. 81 НК РФ, согласно которым налогоплательщик освобождается от налоговой ответственности при условии, что до предоставления уточненной декларации он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие пени.

Предприниматель обжаловал налоговое решение в арбитражном суде.

Удовлетворяя исковые требования, судьи отметили, что сам по себе факт несвоевременной уплаты налога не является объективной причиной правонарушения, указанного в п. 1 ст. 122 НК РФ.

В ходе разбирательства судьи установили, что на момент составления акта проверки (17 октября 2007 г.) и вынесения оспариваемого решения (23 ноября 2007 г.) налоговым органом уже было принято решение от 05.10.2007 о возмещении (зачете, возврате) сумм НДС по результатам рассмотрения налоговой декларации предпринимателя за январь 2007 г., в соответствии с которым возмещению подлежит НДС в размере 1,475 млн руб., то есть в большем, чем сумма, указанная в уточненной декларации.

Поскольку на момент вынесения оспариваемого решения у предпринимателя имелась переплата, подтвержденная налоговой инспекцией и перекрывавшая сумму НДС, начисленную за декабрь 2006 г., у него отсутствовала задолженность по данному налогу.

Следовательно, оснований для привлечения его к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога не было.


Отсутствие вины налогоплательщика в нарушении срока представления аудиторского заключения в ИФНС освобождает его от ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ.

(Постановление ФАС Уральского округа от 05.05.2010 № Ф09-3083/10-С3)

Общество заключило договор с аудиторской компанией на проведение аудиторской проверки с 21 января по 28 марта 2009 г. Аудиторское заключение было составлено 31 марта, направлено в ИФНС 8 апреля и получено инспекцией 14 апреля 2009 г.

По мнению налоговой инспекции, общество нарушило срок представления аудиторского заключения, указанный в п. 2 ст. 15 Федерального закона от 21.11.96 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете». Этот срок равен 90 дням по окончании года.

Такие выводы налоговиков стали основанием для привлечения общества к ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ, согласно которой непредставление в установленный срок налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных НК РФ и иными актами законодательства о налогах и сборах, влечет взыскание штрафа в размере 50 руб. за каждый непредставленный документ.

Общество оспорило налоговое решение в арбитражном суде, который встал на сторону заявителя.

Судьи указали, что лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке.

Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность доказать вину лица возлагается на налоговые органы, причем неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В соответствии с п. 4 ст. 110 НК РФ вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Отсутствие вины лица в совершении налогового правонарушения исключает привлечение его к ответственности за его совершение (п. 2 ст. 109 НК РФ).

Так как аудиторское заключение было составлено только 31 марта 2009 г., общество по объективным причинам не имело возможности представить его в налоговый орган с соблюдением срока, предусмотренного п. 2 ст. 15 Закона о бухгалтерском учете.

Поэтому решение о привлечении общества к ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ является недействительным.


Если декларация представлена в установленный срок, но с нарушением порядка и формы подачи, ответственность по п. 1 ст. 119 НК РФ не наступает.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 04.05.2010 по делу № А65-25097/2009)

20 января 2009 г. общество направило в адрес налоговой инспекции декларацию по НДС за IV квартал 2008 г. в электронном виде. ИФНС файл не приняла к обработке в связи с несоответствием требованиям представления налоговой и бухгалтерской отчетности в электронном виде. Ошибка заключалась в следующем: документ с данным идентификатором уже отсылался ранее. Протокол о том, что отчетность не была принята к обработке, был направлен обществу, после чего 21 января 2009 г. файл с декларацией общество повторно направило по телекоммуникационным каналам связи (КТС) с другим идентификатором.

Инспекция посчитала, что электронный вариант декларации, направленный 20 января, не соответствует требованиям формата и не может подтверждать своевременную подачу налоговой декларации. Поэтому общество было привлечено к налоговой ответственности по п. 1 ст. 119 НК РФ за непредставление декларации в срок, установленный налоговым законодательством, в данном случае п. 5 ст. 174 НК РФ — не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом.

Общество обжаловало решение о привлечении его к ответственности в арбитражном суде, который согласился с доводами заявителя.

В пункте 1 ст. 119 НК РФ установлена ответственность за определенный состав правонарушения, а именно за непредставление налоговой декларации в установленный законодательством о налогах и сборах срок. Нарушение порядка и формы представления налоговой декларации не образует состава правонарушения, установленного данной статьей.

Спорная декларация была подана обществом своевременно — 20 января 2009 г., что подтверждается квитанцией, протоколом входного контроля налогового органа о получении декларации в электронном виде по ТКС, а также письмом специализированного оператора связи. Ошибка в указании идентификатора не свидетельствует о виновном бездействии общества.

Следовательно, привлечение общества к налоговой ответственности по п. 1 ст. 119 НК РФ неправомерно.


Зачет переплаты налога

Организация вправе потребовать зачет излишне уплаченных сумм налога на прибыль в счет предстоящих платежей по НДФЛ.

(Постановление ФАС Московского округа от 04.05.2010 № КА-А40/4125-10)

Общество обратилось в инспекцию с заявлением о зачете излишне уплаченного налога на прибыль в счет предстоящих платежей по НДФЛ. Налоговый орган отказал в зачете, указав, что общество при уплате НДФЛ является налоговым агентом, а не налогоплательщиком.

Общество оспорило налоговый отказ в арбитражном суде.

Удовлетворяя исковые требования заявителя, судьи отметили, что налогоплательщики имеют право на своевременный возврат (зачет) сумм излишне уплаченных налогов, а налоговый орган обязан осуществить возврат (зачет) в порядке ст. 78 НК РФ.

Согласно п. 4 ст. 78 НК РФ зачет суммы излишне уплаченного налога в счет предстоящих платежей налогоплательщика по этому или иным налогам осуществляется на основании письменного заявления налогоплательщика по решению налогового органа.

Решение о зачете суммы излишне уплаченного налога в счет предстоящих платежей принимается налоговым органом в течение десяти дней со дня получения заявления налогоплательщика или со дня подписания налоговым органом и этим налогоплательщиком акта совместной сверки уплаченных им налогов (если такая совместная сверка проводилась).

Указанное правило применяется также в отношении зачета или возврата сумм излишне уплаченных авансовых платежей, сборов, пеней и штрафов и распространяется на налоговых агентов и плательщиков сборов (п. 14 ст. 78 НК РФ).

Следовательно, оспариваемый отказ налогового органа является незаконным.