1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

«Газпром» загоняет Белоруссию в Таможенный союз

«Газпром»  загоняет Белоруссию в Таможенный союз

Между Россией и Белоруссией развернулась очередная «газовая война». В ответ на недоплату за поставленный в этом году газ «Газпром» сократил его подачу в белорусскую трубу. В ответ Минск пригрозил перекрыть транзит российского газа в Европу, пока российская газовая монополия не рассчитается за перекачку газа европейским потребителям. Эксперты практически единогласны в предположении, что причиной стычки стало упорное нежелание белорусской стороны входить в Таможенный союз на ранее оговоренных условиях. Торжественное открытие этой организации планировалось на 1 июля. Теперь вместо совместного салюта возможна взаимная канонада.

Если бы президент Дмитрий Медведев дал главе «Газпрома» Алексею Миллеру не пять, а шесть дней, чтобы выбить газовый долг с Белоруссии, «военные действия» начались бы в печальную для обоих государств дату — 22 июня. Но газовый ультиматум закончился днем раньше. И когда «закончился отведенный срок в пять дней, который был дан белорусской стороне для урегулирования вопросов задолженности за поставку российского газа… с 10.00 мск вводится режим ограничения поставки российского газа в Белоруссию на 15% от объемов плановой суточной поставки газа с постепенным выходом на уровень ограничения, то есть до 85% пропорционально задолженности», — объявил о начале «боевых действий» А. Миллер.

Продолжение оперативных препирательств ни к чему не привело: запрошенные белорусской стороной две недели на сбор нужной суммы «Газпром» не устроили, и на следующий день скорби и памяти газовый монополист урезал подачу газа еще на 15%, еще через день довел снижение до 60%. Российско-белорусская газовая война обрела полную остроту.

Можно назвать этот конфликт третьим — две стычки уже были. Первая кампания охватила 2002—2004 гг. Тогда, напоминает ИТАР-ТАСС, в обмен на поставки газа по внутрироссийским ценам Белоруссия обещала «Газпрому» долю в совместном предприятии на базе «Белтрансгаза». Но расхождение сторон в оценке стоимости белорусской газотранспортной компании составило более восьми раз. В конце концов Россия отказалась льготировать газ для Белоруссии, что ее, конечно, не устроило. В результате «Газпром» трижды приостанавливал поставки газа в начале 2004 г., пока не столковались на компромиссной цене.

Второй разбор полетов произошел в августе 2007 г. Тогда «Газпром» объявил, что сокращает поставки газа на 45%, поскольку белорусская сторона нарушает контракт и задолжала за поставленный газ 450 млн долл. Ультиматум подействовал, и долг в установленное время Белоруссия погасила.

Нынче спор о сумме значительно скромнее — о 192 млн долл. Дело в том, что по контракту цена газа для Белоруссии за 1000 кубов составляла в I квартале этого года 169 долл., в II — 184,8, но расплачиваются белорусы по ценам прошлого года — 150 долл., не мытьем так катаньем стараясь застолбить этот уровень. Так за январь — апрель и набежал почти 200-миллионный долг недоплаты.

Однако в обороне белорусской стороны тоже объявился козырь: оказывается «Газпром» сам должен ей сопоставимые деньги за транзит газа в Европу. Суммы озвучивались разные. Сначала белорусы называли 217 млн долл., а 22 июня президент соседей Александр Лукашенко заявил: «Я приказал правительству перекрыть транзит российского газа через территорию Белоруссии, пока „Газпром“ не заплатит долг за транзит» — и назвал 260 млн долл., набежавших в 1-м полугодии. «Мы вам дадим 192 млн долл., вы нам — 260 млн долл., проведите зачет, разницу переведите нам. Тогда закроем этот вопрос», — предложил А. Лукашенко. Выходит, что «Газпром» еще и должен 68 млн долл.

Наличие долга перед Белоруссией «Газпром» не отрицал, но объяснил его невозможностью уплаты, поскольку Минск не подписывает акт об оказании услуг. Что же касается угрозы перекрыть транзит российского газа, то «Газпром» уже отрабатывает возможности альтернативной поставки газа нашим клиентам, не затрагивая территорию Белоруссии, заявил его официальный представитель Сергей Куприянов. Прежде всего это транзит через Украину. Кроме того, есть подземные газовые хранилища и спотовый рынок.

Третья российско-белорусская «газовая война» завершилась так же стремительно, как и началась: Минск начал отбор газа, что стало сказываться на поставках в Европу, Евросоюз расценил это как нападение на себя, 23 июня белорусы все-таки заплатили по своему долгу, а на следующий день «Газпром» закрыл свой долг по транзиту.

А с чего все началось? Многие наблюдатели отметили, что за несколько дней до начала «войны» в Москву приезжал белорусский президент. Итоги переговоров с ним не афишировались, значит, по спорным вопросам создания Таможенного союза стороны остались при своем. А. Лукашенко, в частности, упорно настаивает на обнулении пошлины на российскую нефть, закупаемую Белоруссией, что весьма чувствительно для ее бюджета. Ожидалось, что не позднее 15 июня белорусский парламент примет документы об образовании Таможенного союза, но этот вопрос отложили. На следующий день Д. Медведев дал отмашку А. Миллеру выставить Белоруссии газовый ультиматум.

Война — продолжение политики. Если же об экономике, то своевременное и полное поступление денег за поставленный российский газ — дело принципиальное: кризис еще на дворе, «Газпром» наделал многомиллиардных долгов — надо расплачиваться. А «Газпром» — это не просто какая-то компания, это «народное достояние». Если рухнет — достанется всем.

Мнения экспертов

Владимир Зуев,
завкафедрой международного
экономического регулирования и
интеграции Высшей школы экономики

Конфликт между Россией и Белоруссией, связанный с поставками газа, на мой взгляд, в большей степени вызван внешнеполитическими причинами. Руководство нашей страны недовольно позицией, которую Белоруссия занимает по ряду аспектов Таможенного сюза, а также некоторыми российскими внешнеполитическими инициативами. Поэтому «Газпром» сейчас проявляет большую твердость в отстаивании условий договора поставки газа в Белоруссию и транзита через территорию этой страны.

Однако руководство нашего газового холдинга не уделяет должного внимания появлению такого фактора на международном рынке, как сланцевый газ. В США даже во время кризиса добыча сланцевого газа увеличилась, причем больше половины его объема добывается средними и малыми предприятиями и продается на спотовом рынке. Вместе с расширением производства сжиженного газа и соответственно изменением путей транспортировки голубого топлива это может кардинально изменить ситуацию на мировом газовом рынке.

Вполне возможно, что руководство Белоруссии учитывает при выработке своей позиции новые перспективы, связанные с добычей и транспортировкой сланцевого газа.

 

Владимир Жарихин,
заместитель директора
Института стран СНГ

Конфликт между «Газпромом» и «Белтрансгазом» имеет особое значение, поскольку белорусское руководство пытается создать определенный прецедент в наших отношениях. Президент Белоруссии старается в одностороннем порядке навязать «Газпрому» цену на поставляемый газ и его транзит через территорию своей страны. Цену, которая сильно отличается от уровня, прописанного в контракте.

Позицию А. Лукашенко можно сравнить с поведением человека, который приобрел квартиру по определенной цене за счет ипотечного кредита, а потом заявил, что это жилье стоит гораздо меньше, чем указано в договоре.

Сегодня «Газпром» как хозяйствующий субъект находится в сложном положении, поскольку его баланс обременен большими долговыми обязательствами. Поэтому он вправе требовать выполнения договорных обязательств белорусской стороной.

Другой вопрос, что основной акционер «Газпрома» — государство. Конфликт необходимо рассматривать в контексте весьма непростых политических отношений между Россией и Белоруссией.