1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1256

Договор займа для прикрытия не годится

Передача денег не подтверждает действительность договора займа, если он заключен для прикрытия другой сделки.

Завод (заимодавец) обратился в суд с иском о признании договора займа недействительным.

Директор завода без согласия акционеров заключил с ответчиком заведомо убыточный договор займа, по которому завод передает ответчику средства, а ответчик возвращает их в обусловленный договором срок. На сумму займа начисляются проценты в размере 0,001% в год. Но в обусловленный срок заемные средства возвращены не были, причем на тот момент в отношении ответчика было открыто конкурсное производство.

Источником заемных средств стали деньги, полученные заводом по цепочке договоров займа, заключенных в один день на одну и ту же сумму. Суд установил, что эти средства передавались между входящими в контролируемую одними лицами группу организаций для приобретения облигаций на предъявителя в документарной форме, эмитент которых являлся первичным источником передаваемых заемных средств. При этом проспектом эмиссии облигаций установлен запрет на приобретение облигаций в ходе их размещения за счет средств эмитента.

Изучив материалы дела, суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал.

Согласно ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик возвращает заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных вещей того же рода и качества. Договор считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. Заимодавец имеет право на получение от заемщика процентов на сумму займа в размерах и порядке, определенных договором.

По мнению суда, оформление операции договором займа с установлением процентной ставки 0,001% и значительным сроком возврата соответствовало характеру отношений — целевому предоставлению (перенаправлению) денежных средств.

Конечным результатом сделки стало приобретение ценных бумаг, при последующей продаже либо предъявлении к погашению которых могли быть исполнены заемные обязательства. Доказательств, что при заключении договора стороны изначально не предполагали возвращать полученные денежные средства, представлено не было. Экспертизу договоров на предмет их соответствия законодательству о рынке ценных бумаг суд не проводил, поскольку подобные требования истец не заявлял, а исследовать их по собственной инициативе суд не имеет права (ст. 4 и 49 АПК РФ).

Тем не менее суд апелляционной инстанции пришел к иному выводу. Договор займа оформлен исключительно для того, чтобы ввести участников рынка ценных бумаг в заблуждение о законности первичного размещения документарных облигаций на предъявителя, выкупленных ответчиком на деньги эмитента.

Движение денежных средств от эмитента к ответчику подтверждается заключенными в один и тот же день несколькими договорами займа, проведением расчетов по ним в течение одного банковского дня, а также решением межрайонной налоговой инспекции о привлечении завода к налоговой ответственности, установившим схему расчетов, направленную на получение необоснованной налоговой выгоды.

Итак, оспариваемый договор займа представляет собой сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, для введения в заблуждение окружающих относительно характера возникших между сторонами правоотношений. Стороны изначально не намеревались исполнять договор займа, хотя и совершили определенные юридически значимые (фактические) действия, создающие видимость его исполнения.

Поскольку в соответствии с п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка (сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия) ничтожна, оспариваемый договор займа апелляционный суд признал мнимой (ничтожной) сделкой.

Кассационный суд решение апелляции отменил и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Президиум ВАС РФ вывод апелляционной инстанции посчитал обоснованным.

Таким образом, формальное исполнение обязанностей по договору займа без намерения создать соответствующие правовые последствия не обезопасит его участников от признания сделки ничтожной. Кроме того, подобные действия налоговики признают схемой, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды (постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 № 677/10).

Обратите внимание

В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки стороны обязаны вернуть друг другу все полученное по ней. При этом к требованиям о возврате исполненного по такой сделке следует применять правила о возврате неосновательного обогащения (ст. 1103 ГК РФ). При удовлетворении требования о возврате суммы займа и процентов по недействительному договору суд может применить последствия недействительности сделки или взыскать указанные суммы как неосновательное обогащение, не ссылаясь на ст. 167 ГК РФ.

От редакции

Уважаемые читатели!

В «ЭЖ», 2010, № 9 был опубликован материал «Если штрафует соцстрах», в котором автор пришел к неправильному выводу, что ФСС России не имеет права взыскивать штрафы в бесспорном порядке.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 16.02.2010 № 15823/09 отметил, что уполномоченные органы ФСС России вправе взыскивать штраф со страхователя — юридического лица во внесудебном порядке.

Напомним суть дела. В суд обратилось региональное отделение ФСС России с иском к банку о признании незаконным отказа банка в исполнении инкассового поручения и взыскании неустойки за неисполнение обязанности по безусловному списанию денежных средств. Суды всех инстанций признали за ФСС России право взыскивать в бесспорном порядке штраф за нарушение срока представления установленной отчетности и взыскали неустойку с банка.

Рассматривая дело в порядке надзора, Президиум ВАС РФ счел позицию судов правильной, поскольку порядок бесспорного списания штрафов предусмотрен в п. 10 ст. 46, п. 8 ст. 47, п. 1 ст. 104, п. 1 ст. 115 и ст. 135 НК РФ в их совокупности и взаимосвязи.

Между тем в ст. 22.2 Федерального закона от 24.07.98 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» установлена ответственность банка в виде пеней за каждый день просрочки исполнения инкассового поручения страховщика о взыскании со страхователя — юридического лица именно страховых взносов, а не штрафов.

Следовательно, при наличии обязанности банка исполнить инкассовое поручение страховщика о взыскании со страхователя — юридического лица суммы штрафа ответственность данной кредитной организации за неисполнение такого поручения в виде законной неустойки отсутствует.

На основании этих доводов Президиум ВАС РФ отменил решения судов о взыскании с банка пеней за неисполнение инкассового поручения.

Редакция приносит извинения за ошибку, допущенную в публикации.