1. Главная / Новости 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| новости | печать | 234

Мировая экономика: долгосрочные тренды и влияние коронавируса в 2020 г.

Еврозоне необходим минфин

Несмотря на несколько финансовых кризисов, ставивших под угрозу само существование евро, он пережил два тяжелых десятилетия, констатируют эксперты АССА и IMA. Однако, по их мнению, валюта так и не смогла обеспечить ту экономически эффективную конвергенцию, на которую претендовала изначально. Напротив, монетарная политика «один размер для всех» привела к экономической дивергенции. История показывает, что монетарные союзы выживают в долгосрочной перспективе лишь в том случае, если они также становятся фискальными. Для евро два следующих десятилетия, полагают участники опроса, скорее всего, пройдут именно в этом направлении и приведут к созданию министерства финансов в еврозоне, которое будет наделено налоговыми и расходными полномочиями. Медленный прогресс евро на данный момент обусловлен финансовыми кризисами. Сейчас главным кандидатом на следующий кризис в еврозоне является Италия, где задолженность государственного сектора очень высока, а банковская система становится все более неустойчивой, говорится в отчете авторов опроса.

Китаю грозят долговая и демографическая бомбы

Многие аналитики предсказывали, что это столетие будет принадлежать Китаю. И в самом деле, Китай обладает большими преимуществами, в том числе современной инфраструктурой, большим внутренним рынком, позволяющим фирмам использовать эффект масштаба, и развитая цифровая экономика. Но наряду с этим, заключают аналитики АССА и IMA, есть проблемы, которые должны быть преодолены, если Китай хочет преуспеть в продвижении от статуса страны со средним уровнем дохода к статусу государства с высоким его уровнем. Высокая задолженность, особенно среди государственных предприятий, в настоящее время ограничивает возможности властей по стимулированию роста за счет снижения процентных ставок. Общий долг Китая за последние десять лет вырос, достигнув уровня, сопоставимого с США и Великобританией, и значительно превысив уровень большинства развивающихся рынков.

Кроме того, продолжают аналитики, население трудоспособного возраста в настоящее время сокращается по мере старения населения в целом. Это приведет, считают они, как к снижению темпов роста ВВП, так и к увеличению доли иждивенцев, то есть к уменьшению числа работников по сравнению с растущим числом пожилых людей.

Текущая ситуация со вспышкой коронавируса внесла дополнительные коррективы в развитие экономики Китая. «Ограничения на передвижение внутри страны, продленные новогодние каникулы на фабриках, закрытие розничных магазинов и туристических мест окажут значительное влияние на экономику Китая, — комментирует Майкл Тэйлор, главный экономист ACCA. — Потребительские расходы, которые в настоящее время являются ключевым двигателем экономического роста, будут очень небольшими в первые месяцы этого года. Консалтинговая компания Capital Economics снизила свой прогноз ежегодного роста ВВП в I квартале с 5,5% до всего лишь 3%. Эксперты ACCA и IMA отмечают, что недавние усилия властей по повышению ликвидности направлены на то, чтобы помочь компаниям иметь денежный поток в краткосрочной перспективе. Это не попытка стимулировать экономику: вирус потряс рынок предложения, но не спроса, поэтому пытаться его стимулировать нет смысла».

У США — проблемы госдолга

Экономика США непрерывно развивается уже более десяти лет, и это, отмечается в отчете, самый продолжительный период роста за последние 150 лет. Однако существуют структурные изменения, которые представляют собой вызов для политических деятелей. Одна из проблем, вызывающая наибольшую озабоченность, по-прежнему связана с государственным долгом, уровень которого приближается к самой высокой исторической отметке, зафиксированной в 1946 г. Что касается положительных моментов, то США могут функционировать и с более низким уровнем безработицы без сильного давления рисков увеличения инфляции.

Также за последний год США вернули нефтяную промышленность на прежний высокий уровень, и благодаря этому стали одним из ведущих нетто-экспортеров нефти, что также способствует укреплению экономики.

Тем не менее, замечают авторы анализа, нефть — это тот фактор, который требует корректировки политических мер реагирования и может привнести большую волатильность в экономический цикл. Большинство инвестиций и расходов сейчас привязаны к нефтяному рынку, поэтому это могло бы повысить волатильность в нефтяном секторе.

Раф Лоусон, вице-президент IMA по исследованиям и политике, профессор, добавляет: «Мы видели, как уверенность в США снижалась в течение всего года, прежде чем подняться в IV квартале. Экономика продолжает расти, и опасения рецессии утихают на фоне продолжающегося роста потребительских расходов и зарплат. Поскольку 2020 г. является годом президентских выборов в США, уверенность будет продолжать расти».

Главный риск — торговая война между США и Китаем

Американо-китайская торговая война в настоящее время является основным риском для мировой экономики. Прямые последствия этого конфликта относительно незначительны, но созданная им неопределенность подрывает деловое доверие, считают эксперты АССА и IMA.

Потенциальные риски, связанные с 25% (или 30%) таможенных пошлин США, применяемых к целому ряду китайских товаров, больше 10% (или 15%) таможенных пошлин, установленных с начала торговой войны в мае 2018 г. Введение 10-процентного тарифа хотя и не совсем выгодно, но не наносит серьезного ущерба — во многих случаях он может быть покрыт за счет маржи или компенсирован колебаниями обменного курса. Торговая война между Америкой и Китаем может привести к снижению темпов роста ВВП США и Китая на 1—1,5% в течение трех лет, прогнозируют авторы отчета.

В октябре прошлого года произошло улучшение американо-китайских торговых отношений, кульминацией которого стало подписание в январе первого этапа торгового соглашения. Суть его заключается в том, что Китай обязуется закупать значительное количество американской сельскохозяйственной и иной продукции, а США не только не будут продолжать дальнейшее повышение тарифов (с 25 до 30%), но и снизят их примерно на 120 млрд долл., а на импорт — с 15 до 7,5%.

Тем не менее, 25% тарифов остаются на 360 млрд долл. китайского импорта с взаимными тарифами на американский импорт. По сравнению с октябрем 2019 г. прогноз развития торговли между США и Китаем улучшился, а риски снижения уменьшились. Дальнейший прогресс в этой области может способствовать укреплению доверия деловых кругов и увеличению инвестиционных расходов как в мировой экономике в целом, так и между США и Китаем, резонно полагают эксперты АССА и IMA.

Влияние коронавируса на экономику

«Вспышка коронавируса быстро переросла в значительный глобальный экономический риск. Подобные потрясения, как правило, оказывают временное воздействие на экономическую активность, которая затем быстро восстанавливается после окончания кризиса. Так было, например, с атипичной пневмонией в 2003 году, — комментирует ситуацию М. Тейлор. — В настоящее время экономика Китая столкнулась с очень серьезными проблемами в связи с эпидемией коронавируса. Закрытие заводов и ограничения на передвижение вполне могут полностью затормозить экономику в первом квартале этого года. Однако при условии, что в ближайшее время вирус будет взят под контроль, можно ожидать, что активность будет довольно быстро возвращена в течение года. А вот если кризисная ситуация затянется, это может привести к постоянному снижению темпов экономического роста в Китае, в частности при значительном сокращении рабочих мест будет падать доверие потребителей и траты».

В настоящее время, отмечает эксперт, значение Китая в мировой экономике гораздо больше, чем 17 лет назад. Его доля в мировом ВВП и экспорте товаров примерно удвоилась за этот период, достигнув 19 и 13% соответственно, и сейчас Китай играет жизненно важную роль во многих глобальных цепочках поставок. (Провинция Хубэй, источник вируса, является важным регионом для производственно-сбытовых цепочек). Таким образом, заключает главный экономист АССА, потенциал воздействия коронавируса на мировую экономику гораздо выше, чем 15 или 20 лет назад, это уже ощущается на нефтяном рынке, где цены упали на 20% с начала января, отражая позицию Китая как крупнейшего потребителя нефти в мире.