1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 239

Постановление по делу № А27-15385/2015

Арбитражный Суд Западно-Сибирского округа постановление от 05.05.2016

Резолютивная часть постановления объявлена 05 мая 2016 года

Постановление изготовлено в полном объеме 05 мая 2016 года

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Перминовой И.В.

судей Буровой А.А.

Кокшарова А.А.

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств видеоконференц-связи помощником судьи Кропочевой Л.В. рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово на решение от 23.10.2015 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Исаенко Е.В.) и постановление от 18.01.2016 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Колупаева Л.А., Сбитнев А.Ю., Скачкова О.А.) по делу № А27-15385/2015 по заявлению закрытого акционерного общества «Капролактам Кемерово» (650021, Кемеровская область, г. Кемерово, ул. Грузовая, строение 1, ОГРН 1124205006782, ИНН 4205242400) к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово (650099, г. Кемерово, пр.Кузнецкий, 11, ОГРН 1044205091380, ИНН 4205002373) о признании недействительным решения.

Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Кемеровской области (судья Бородынкина А.Е.) в заседании участвовали представители:

от закрытого акционерного общества «Капролактам Кемерово» - Анзелевич П.Б. по доверенности от 10.12.2013;

от Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово - Лузин И.Н. по доверенности от 04.12.2015.

Суд

установил:

закрытое акционерное общество «Капролактам Кемерово» (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы (далее - Инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 31.03.2015 № 63 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 360 246 руб., налога на имущество организаций в размере 3 249 758 руб., соответствующих сумм пени и штрафа.

Решением от 23.10.2015 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 18.01.2016 Седьмого арбитражного апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены.

Инспекция обратилась с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам, просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

В отзыве на кассационную жалобу Общество считает доводы Инспекции несостоятельными, а судебные акты - законными и обоснованными, в связи с чем просит оставить их без изменения.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Проверив законность судебных актов в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив доводы жалобы, отзыва на нее, заслушав представителей сторон, кассационная инстанция не находит оснований для ее удовлетворения.

Судами установлено и подтверждено материалами дела, что Инспекцией проведена выездная налоговая проверка в отношении Общества, по результатам которой Инспекцией вынесено решение от 31.03.2015 № 63 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

Указанным решением Общество привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на прибыль и налога на имущество в виде штрафа в общем размере 834 818 руб.; налогоплательщику доначислены налог на прибыль организаций, налог на имущество организаций в общем размере 4 174 090 руб., соответствующие суммы пени.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области от 09.07.2015 № 4 апелляционная жалоба Общества удовлетворена частично, решение Инспекции отменено в части доначисления налога на прибыль - 564 086 руб., пени по налогу на прибыль, штрафных санкций; в остальной части решение Инспекции утверждено без изменения.

Не согласившись с решением Инспекции в неотмененной части, Общество оспорило его в судебном порядке.

Основанием для принятия Инспекцией решения в оспариваемой части доначисления налога на прибыль организаций в размере 360 246 руб., налога на имущество организаций в размере 3 249 758 руб., соответствующих сумм пени и штрафа, послужили следующие обстоятельства.

Общество по разделительному балансу от 19.04.2012 получило от КОАО «Азот» ранее бывшие в употреблении основные средства.

Остаточная стоимость основных средств и принадлежность их к амортизационным группам были определены в соответствии с разделительным балансом и актом приема передачи ОС-1. В этой части налоговый орган никаких нарушений не установил.

Для определения сроков полезного использования основных средств была создана комиссия в составе руководителя, главного инженера, заместителя генерального директора по экономике и финансам и главного бухгалтера Общества (принимающая сторона), а также заместителя главного инженера по производству и руководителя службы управления производственными фондами КОАО «Азот» (передающая сторона).

Заключением данной комиссии (поименовано как экспертное заключение) от 19.04.2012 срок полезного использования вышеуказанных основных средств принят как установленный срок полезного использования для соответствующих новых основных средств, уменьшенный на коэффициент 1,2.

В представленных Обществом сведениях содержится дата ввода в эксплуатацию основных средств предыдущим собственником (наиболее ранняя 01.05.1960, наиболее поздняя 01.10.2005) и срок их фактического использования (в месяцах) по каждому основному средству.

Инспекция посчитала, что применение коэффициента 1,2 необоснованно и применила в целях определения первоначальной стоимости основных средств (соответствующих амортизационных отчислений и расчета налога на имущество организаций) срок полезного использования как для новых основных средств.

Удовлетворяя требования заявителя, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу, что примененный Обществом способ определения срока полезного использования и определения соответствующей нормы амортизации не противоречит положениям главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с чем доначисление налогов, соответствующих сумм пени штрафа необоснованно.

Суд кассационной инстанции, поддерживая вывод судов двух инстанций, исходит из обстоятельств, установленных судами, и положений статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 7 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации организация, приобретающая объекты основных средств, бывшие в употреблении (в том числе в виде вклада в уставный (складочный) капитал или в порядке правопреемства при реорганизации юридических лиц), в целях применения линейного метода начисления амортизации по этим объектам вправе определять норму амортизации по этому имуществу с учетом срока полезного использования, уменьшенного на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущими собственниками. При этом срок полезного использования данных основных средств может быть определен как установленный предыдущим собственником этих основных средств срок их полезного использования, уменьшенный на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущим собственником. При этом если срок фактического использования данного основного средства у предыдущих собственников окажется равным сроку его полезного использования, определяемому классификацией основных средств, утвержденной Правительством Российской Федерации в соответствии с настоящей главой, или превышающим этот срок, налогоплательщик вправе самостоятельно определять срок полезного использования этого основного средства с учетом требований техники безопасности и других факторов.

Судами установлено и подтверждено материалами дела, что Общество, правомерно, учитывая сроки фактического использования основных средств у предыдущего собственника, руководствуясь пунктом 7 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации, а также принимая во внимание степень физического и морального износа, ожидаемые сроки эксплуатации, режим работы, естественные условия, требования техники безопасности и другие факторы, самостоятельно определил сроки полезного использования приобретенных основных средств как соответствующий срок, установленный Классификатором основных средств, утвержденным постановлением Правительства России от 01.01.2002 № 1, деленный на коэффициент 1,2, что отражено в экспертном заключении.

При этом вывод судов о том, что срок полезного использования основных средств может быть установлен налогоплательщиком самостоятельно с учетом индивидуальных факторов, налоговым органом не оспаривается.

В кассационной жалобе Инспекция указывает на необоснованное применение Обществом коэффициента 1,2 к сроку полезного использования по основным средствам, полученным от КОАО «Азот», ссылаясь на непредставление Обществом документов, определяющих эти сроки исходя из степени физического и морального износа, ожидаемых сроков эксплуатации, режима работы, естественных условий, требований техники безопасности и других факторов для каждого объекта основных средств в отдельности, введенных в эксплуатацию в разные периоды времени.

Данный довод налогового органа был оценен судами двух инстанций с учетом конкретных обстоятельств, установленных по делу, а также положений пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации.

Отклоняя данный довод, суды исходили из следующего:

- конкретная методика определения срока полезного использования основных средств, бывших в употреблении у предыдущего собственника, законом не предусмотрена;

- используя право самостоятельно определять срок полезного использования объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями пункта 7 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации, руководствуясь пунктом 20 ПБУ 6/01, пунктом 59 Методических указаний, Классификацией основных средств, Положениями об учетной политике, Общество правомерно самостоятельно установило срок полезного использования основных средств, бывших в употреблении, определенных решением соответствующей комиссии в соответствии с фактическим периодом эксплуатации спорных основных средств и их технических характеристик, с учетом срока возможного использования имущества в деятельности налогоплательщика в дальнейшем и способности приносить доход;

- Общество комиссионно установило для данных объектов основных средств сроки полезного использования с учетом уменьшающего коэффициента 1,2, так как эксплуатация спорных объектов новым собственником не повлекла изменения этих основных средств и изменение их характеристик, а также с учетом требований техники безопасности и иных факторов;

- примененный Обществом способ определения срока полезного использования и определения соответствующей нормы амортизации не противоречит положениям главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации;

- налоговым органом не доказана правомерность примененной им методики установления сроков полезного использования бывших в употреблении основных средств как для новых основных средств.

В кассационной жалобе Инспекция считает, что налогоплательщик по спорным объектам основных средств должен был исчислить амортизацию исходя из остаточной стоимости объектов основных средств, при этом он вправе был определить срок полезного использования полученных при реорганизации объектов основных средств с учетом срока полезного использования, уменьшенного на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущим собственником.

Кассационная инстанция считает данный довод необоснованным, поскольку Инспекция не учитывает, что Общество применило коэффициент 1,2 к тем объектам основных средств, у которых срок фактической эксплуатации прежним собственником более или равен сроку полезного использования основного средства, остаточная стоимость нулевая, что отражено в экспертном заключении.

При этом судами правильно отмечено, что установление срока полезного использования свыше остаточного срока использования у предыдущего собственника не является нарушением, медленнее уменьшает его стоимость, формирует меньшие расходы по амортизационным отчислениям и большие начисления по налогу на имущество организаций, следовательно, не приводит к занижению сумм налогов, подлежащих уплате в бюджетную систему Российской Федерации.

Данный вывод судов налоговым органом не опровергнут.

Инспекция, исключая коэффициент 1,2, не привела аргументов, что срок полезного использования основных средств, бывших в эксплуатации, должен быть равен сроку полезного использования, который законодатель определил для новых основных средств.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что Инспекция при исчислении амортизации учитывала срок полезного использования основных средств, установленный самим налогоплательщиком, несостоятельна, поскольку Общество, определяя срок полезного использования принятых основных средств, применило срок полезного использования для соответствующих новых основных средств, уменьшенный на коэффициент 1,2.

Кассационная инстанция считает, что при принятии судебных актов по существу спора судами двух инстанций с достаточной полнотой установлены все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора; всем доводам, заявленным как налогоплательщиком, так и налоговым органом, дана надлежащая правовая оценка, соответствующая обстоятельствам дела.

Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе и опровергающих выводы судов, Инспекцией в нарушение статьи 65, части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не приведено.

В целом доводы кассационной жалобы повторяют позицию Инспекции по делу, были предметом рассмотрения судов двух инстанций, не опровергают выводов судов первой и апелляционной инстанций, направлены на переоценку уже исследованных и оцененных судами обстоятельств и материалов дела, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является недопустимым в суде кассационной инстанции.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются основанием к отмене или изменению обжалуемых судебных актов, не установлено.

При таких обстоятельствах оснований для отмены судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 23.10.2015 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 18.01.2016 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу № А27-15385/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
И.В.ПЕРМИНОВА

Судьи
А.А.БУРОВА
А.А.КОКШАРОВ